Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Данный текст написан целиком и исключительно Препушистейшей Евгешей aka kroharat
А почему я выкладываю его в журнале, вместо того, чтобы просто дать ссылочку?
Дело в том, что завтра я проведу уважаемых читателей по задворкам творческой мастерской. Иными словами, завтра будет выложен текст на тему: «Как это делалось»

Трактир «У ХомЪки»

Цикл занимательных историй о хомяке и плюшках


…— Дело в том, – тут сэр Макс поклонился Гае, – дело в том, что я недавно слышал одну историю про юношу с флейтой по имени Гай....
Сэр Макс вскарабкался на барную стойку, скрестил ноги по-турецки, налил себе кофе и принялся рассказывать…


Сирина стояла на скале у подножия маяка и пристально вглядывалась в суровую, фиолетово-свинцовую хмарь далекого горизонта. На город надвигалась буря – и, судя по сполохам и сердитому грохотанию волн, буря не из обычных. Зябко обхватив руками плечи, Сирина подошла к самому краю обрыва. Ветер принялся совсем сердито трепать ее юбку и лохматить тяжелую косу – куда, мол, лезешь, дурашка? Сирина легкомысленно отмахнулась и принялась еще пристальнее вглядываться в метание огромных волн и трепетание далеких зарниц. Ну где же? Когда?
На плечи девушки лег плотный шерстяной плащ, оделив незаслуженным теплом чужого тела.
- Пойдем, Сирина…
Тяжелая рука Смотрителя маяка не оставляла выбора и Сирина, еще раз глянув тревожно на волны, нехотя отвернулась. Понурившись, она побрела со Смотрителем по выложенной крупными булыжниками тропинке. Камни были скользкие от морских брызг и первых, торопливых капель надвигающегося ливня, и Смотритель осторожно поддерживал девушку под руку.
- Старый Мастер… А Вы верите в Пророчество? – они уже почти подошли к городской стене, когда Сирина собралась наконец с духом задать свой вопрос.
Старый Мастер – а именно он присматривал за маяком это ветренной весной – задумался, прежде чем ответить.
- Не знаю, дитя мое… Пророчества не бывают пустыми, но Время и людская молва порой преображают их до неузнаваемости. Ты думаешь, что надвигающаяся буря – предвестник Пророчества?
Сирина взволнованно посмотрела на Смотрителя.
- Я не думаю… Я знаю. Чувствую вот тут, внутри, – они прижала кулачки к груди. – Словно натянутая струна – и вот-вот лопнет!
Смотритель покачал головой и бережно потрепал девушку по плечу.
- Все будет хорошо, дитя мое… Иди, тебя уже ждут, – Старый Мастер махнул рукой в сторону нетерпеливо переминающихся с ноги на ногу стражей у городских ворот. Один из них тревожно вглядывался в надвигающийся грозовой фронт.
- Негоже дочке почтенного Бургомистра мокнуть под дождем, как последней городской кошке… – Сирина разглядела лукавые смешинки в глазах Старого Мастера, и весело улыбнулась. Собралась скинуть плащ, чтобы вернуть хозяину – но Смотритель остановил ее, поплотнее запахнув шерстяную ткань у девушки на груди.
- Иди, дитя мое… отдашь потом, когда солнце вернется.
Помахав на прощание рукой, Сирина торопливо побежала к закрывающимся воротам. Смотритель, глядя ей вслед, принялся бормотать неслышные в раскатах грома рифмы древнего Пророчества…

.Большая вода придет в никуда, и яростно Город накроет...
И ветры, и град, и голод, и хлад волна принесет за собою…
Спасения нет – то Божий ответ деяньям людским наступает.
И праведный гнев испив до краев, Град горестно в муках стенает…
И старый герой, и паж молодой, и в люльке ребенок невинный –
Пред мерой суровой Владыки Небес они в равной мере повинны.
Спасения нет – но все же ответ старинной и странной загадки
Готов принести нам крылья Пути, хоть Путь это будет несладкий…
Итак – ты ответ обнаружь и пойми
Куда за прощеньем идти….
На кончиках пальцев ответ принесет
Тот Странник, что вечно в Пути.
Он Ключ ко Вселенным несет за собой
В просторной холщевой суме.
Но будет спасенья цена дорогой!
Готовься и внемли…


«Какой-то странный, оборванный финал…», – в который раз подумал Старый Мастер, торопливо шагая к маяку. Ветер яростно рвал полы его камзола и угрожающе свистел. Вдруг Мастер поднял глаза к небу и остановился, завороженный тревожной и устрашающей красотой грозового неба. На Город надвигалась буря – и кажется, буря не из обычных…

***
Буря обрушилась на город с яростью дикого зверя, принеся разрушения и скорбь. Последовавший за ней ливень не прекращался долгих семь дней. Волны, подгоняемые резкими порывами ветра, подобрались к самой городской стене – и жители Города с ужасом взирали на новую угрозу снаружи, и на запустение и разруху внутри. Нижние этажи и подвалы зданий затопило, вместо булыжных мостовых текли теперь грязные, зловонные реки. Припасы пищи и чистой воды оказались почти полностью уничтожены. В подвалах и развалинах невесть откуда расплодились огромные, злобные крысы, равно ловко промышляющие в воде и на суше. Городу грозили голод и эпидемия. Разговоры о старом Пророчестве становились все настойчивее и тревожнее.
Бургомистр, верный своему долгу, на маленькой ловкой лодчёнке объехал городские кварталы – а после заперся у себя в покоях. Сирина же часами простаивала на балконе, кутаясь в плащ Старого Мастера и тревожно вглядываясь в тоскливое свинцовое небо. Она верила в Пророчество.
На восьмой день в Городе начали умирать люди. В осажденном водой поселении некуда было девать трупы, и Главный Лекарь после тяжелого и изнурительного разговора с Бургомистром приказал разжигать на плоской каменной крыше городской Ратуши костры. Воздух наполнился пеплом, вонью паленого мяса, запахом гари и стенаниями тех, кто отдавал своих мертвых на поругание огню…
Именно в этот день в Городе появился Он.
Первым его заметила, разумеется, Сирина – и ей показалось сперва, что Он ступает по воздуху, словно скользя вдоль улиц чуть выше уровня затопившей Город воды. Но потом она разглядела изящную лодочку, легкую и быструю, и длинный шест, которым Он ловко управлялся, правя свою лодку к озерцу зеркальной воды, некогда бывшим ратушной площадью. Сердце ее затрепетало в груди испуганной птахой, и Сирина поняла – время Пророчества настало… Она перегнулась через перила своего балкона и закричала, словно испугавшись, что Он исчезнет…
- Странник!...
Он поднял голову и посмотрел, казалось, в самую глубину ее сердца своими изумрудно-зелеными глазами.
- Здравствуй, Сирин. Рвешься на волю?
Сирина промолчала, не понимая вопроса, и только с мольбой смотрела на Странника. А он, кивнув ей, словно давней знакомой, извлек из полупустой холщевой сумы, перекинутой через левое плечо, простую тростниковую флейту…

***
Никто из жителей Города не знает точно, что спасло их. Одни говорят, что бургомистрова дочка бросилась с балкона от отчаянья, и море и ветер приняли жертву, и стихия отступила… Другие говорят, что незнакомый маг с глазами цвета весенней травы околдовал ее своей флейтой, и она сбежала с ним в дальние края – а вместе с ней, дескать, и проклятие… значит, туда ей и дорога! А одна ополоумевшая старуха и вовсе твердила, что собственными глазами видела, как, заслышав мелодию флейты, дочь бургомистра превратилась в печальную птицу Сирин и взвилась в небо, уводя воду за собой — а дорогу ей указывал Странник из Пророчества… Да только кто же поверит сумасшедшей старухе!
Как бы то ни было, вода отступила, и Город потихоньку оправился от потерь, оплакав своих мертвых и отстроив разрушенное. И лишь Бургомистр, в одну ночь поседевший и сложивший с себя полномочия на другой же день после того, как отступила вода, не смог смириться с потерей…
И по сей день каждый вечер он поднимается на скалу — и стоя у подножия маяка, слушает, как разносится над водой рвущая душу песня птицы Сирин, свившей свое гнездо в скалах той самой весной. И порой ему кажется, что рефреном птичьим крикам звучит где-то вдалеке одинокая флейта…

Итак – ты ответ обнаружь и пойми
Куда за прощеньем идти….
На кончиках пальцев ответ принесет
Тот Странник, что вечно в Пути.
Он Ключ ко Вселенным несет за собой
В просторной холщевой суме.
Но будет спасенья цена дорогой!
Ведь ты не вернешься ко мне…
Печальною птицей ты будешь кружить
Над гладью закатной воды.
А мне с этим грузом придется прожить,
Забыв про мирские труды.
Кто властью одарен – виновен вдвойне
За сирых, убогих и злых.
И кара Небесная им отдана—
Грехов искупленье чужих…
Не плачь, птица Сирин —
Закатной тропой твой Странник тебя уведет…
А я буду ждать – и когда-нибудь вновь
Твой голос вдруг плоть оберет…


Сэр Макс отложил в сторону гитару и обвел взглядом примолкших слушателей. У Гаи в уголках глаз блестели слезы, Хомка скукожился над огрызком забытой плюшки, и даже Музик притих, сделавшись серьезным и печальным. Тревожно поблескивали в свете угасающего камина невесть откуда взявшиеся доспехи Земляничного рыцаря – и казалось, весь трактир съежился до размеров барной стойки и тускло мерцающего камина…
Первым опомнился Хомка.
- Ну что ж… Хорошая история, сэр Макс, отменная. Достойна большой кружки вкуснейшей какавы и не меньше дюжины пончиков! Только вот с чего ты взял, что Вечный Странник с флейтой – это Гай?...
Tags: Трактир "У Хомъки"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments