Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Поток сознания, извините…

Жанр мрачной сказки


На стене прямоугольник начертил – считай, невольник. Нет, покуда не покойник, но от линий – никуда. Если пташечка запела – всё закончится расстрелом. Дверь в стене – такое дело… Распахнётся, и тогда…
И приходят к этой двери все загубленные звери, и печально смотрит егерь на загубленную зверь. Кто-то дальше жить не может, кто-то просто трубку лОжит. Как ни вызверись, а всё же живы чудь, чухна и мерь.
Часто в отблесках болота слышны стоны пулемёта, кто-то гнёт к земле кого-то, кто-то к небу воспарил. Зацепившись за растяжку, не бранись, братишка, тяжко. Сдохла на лугу букашка. Лишь бы нам хватило сил...
Маша тело нежит в ванне. Будда тащится в нирване. Спеть бы песенку о Ване – дык, гармонию порвал. Кто-то дюжит, кто-то тужит. Кто-то спит тихонько в луже. Никому никто не нужен, тем не менее – аврал.
Вновь в запое звёздный мастер. Чинно пишется блокбастер. Козырнутый копипастер счастье тянет из Сети. Где напалмом, где наскоком… Рыбка в золоте далёко. Окоём окинув оком – понимаешь – не грусти.
Эх, вломить бы монтировкой! Только кажется неловко примитивные уловки проецировать на жизнь. Вот прохожий в рваных кедах, от зари и до обеда, не изведав вкус победы, так поёт, что лишь держись.
Три созвездия в зените склались в фразу: « Не хотите ль?» То ли прямо в вытрезвитель, то ли криво в жёлтый дом… Всех нас ангелы повяжут. Укоризненно покажут средний палец. Тихо скажут: «Кто последний – вышел вон!»
Двадцать два на сорок восемь – это вам не просто осень. Песня корабельных сосен превращается в хип-хоп. Где-то ёжик чешет тело, где-то песня ввысь взлетела, мавр молча сделал дело по накатанной – и в гроб.
Недоступна ипотека. В спазмах бьётся дискотека. Далеко Медина с Меккой, коль захочешь – не найдёшь. Тихо ставятся три точки. Ни ножа нет, ни заточки, ни воды в дырявой бочке. В кошелёчке – медный грош.
Пять свечей коптят недаром. Небо дышит перегаром. Паровоз, наевшись паром, превращается в паром. Тридцать три листа пиара – это вам не Ниагара! Слышишь, завсегдатай бара? Набирает силу гром.
Без опаски строит глазки хорь кунице или ласке. Водолаз без водолазки размножаться не могёт. Воет ветер, плачут дети. Территорию пометил хрен в оранжевом жилете. Хриплый вой издал фагот.
В кадке грустно и печально сохнет деревце анчара. Смолк навеки гимн венчальный. Реквием лабает хор. В телефонной трубке – вечность. Осьминог сломал конечность. Не поможет ни беспечность, ни душевный разговор.
Жарко, братцы, очень жарко. К письмам пригорают марки. Вышла водка новой марки «Элегическая грусть». Намертво присохли каски к головам. А к лицам - маски. Вот вам жанр мрачной сказки. Смысла нету – да и пусть!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments