Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема - " День Хитрого Ерундука "

Заповедник Сказок

Представляю вашему вниманию непревзойдённый образец наглости и халтуры.
Объясняю.
В «Заповеднике Сказок» объявлена тема: «День Хитрого Ерундука». Кто это такой – всё равно никто не знает. И тут сэр Макс вспоминает, что у него когда-то давным-давно была поэма про бурундучка. «Ага!», - говорит сам себе сэр Макс, заменяет «бурундучка» на «ерундучка» и с честными глазами выдаёт этот текст за специально сочинённый.
Так что, типа, репост.

Самое интересное, что нашлось, кому эту поэму посвятить. Прошу любить и жаловать - erunduchok


Ерундучок


В ночном тумане жил ерундучок.
И с сусликом его прошу не путать,
Хотя, конечно, было что-то в нём:
Умение стоять медитативно,
Смотря на солнце целыми часами
Стремление к контролю настроенья,
Хвост с кисточкой, замашки клептомана,
Усердье в набивании кладовки
Всем тем, что наполняет Ойкумену,
И это всё он нёс к себе в туман.
Не то, чтоб Плюшкин. Нет. Не барахолку
Устраивал ерундучок в жилище.
Скорей, музей. Поскольку собирал он
Сухой остаток чёрно-белых снов.

Ерундучок существовал в тумане …
Никто уверен, правда, в этом не был,
И описанья разнились его.
Одни клялись, что он крылат и гибок,
И взгляд его исполнен вдохновенья.
Другие, приписав ему пушистость,
Указывали на многоголовость.
Как следствие – чрезмерную болтливость
И шепелявость общую притом.
Иные, встречу эту пережив,
Забывши начисто про полосатость,
Про семилапость и печальный взгляд,
В рассказах вспоминали только вой,
Который издаёт ерундучок.
Вой этот режет ночь напополам,
На сопках утром оставляя шрамы,
Сбивая козодоев на лету.
И шишки сыплются с гигантских кедров,
Овраги заполняя до краёв.
И лемминги, услышав этот вой,
Стремительно несутся к побережью
Нестройною и шумною толпой
Для акта суицидного всей стаей,
Попутно отвлекаясь лишь на то,
Чтоб сделать бутербродик, выпить кофе,
Решить кроссворд, отбросить тень на камень,
Сходить в театр, вырастить морковку,
И наконец, к обрыву прибежав,
Где глухо у подножья плещет море,
Забыть, зачем сюда они стремились,
Томительно стремаясь по пути.
И вой, погнавший в путь, им только снится…

Вот так вот и живёт ерундучок
В тумане, избегая папарацци.
Меню его овеяно легендой,
А хобби неизвестно никому.
И, как любое чудное явленье,
Одним существованием своим
Ерундучок питает почву слухов.
Тем более что люди от природы
Ужасно любят клеить ярлыки
И зуд классификаторский их гложет.
Всё то, что в их картину мирозданья
Не впишется – то сплетне подлежит.

Ерундучка в чём только не винят:
В дырявости озонового слоя,
В паденье нравов бойкой молодёжи,
В том, что в деревне Пакостная Хмарь
Чётвёртый трактор утонул в болоте,
В пришествии Батыя под Рязань,
В изобретенье пороха и ртути,
В паденье бутерброда маслом вниз,
В открытии Америки и Конго,
В закрытии райцентровской больницы,
В потопе, граде и неурожае.
А это происшествие в Тунгуске?
Ерундучка в нём тоже обвиняют.
А он живёт в тумане, одинокий,
И слышит всё. Но ухом не ведёт.
Его задача – быть самим собою.
А сверхзадача – тайна на века.

Ерундучок идёт домой, в туман.
Кряхтя, снимает со спины полоски
И вешает на гвоздь. «Поглажу утром», -
Бормочет он под нос. Потом, встряхнувшись,
Как вылезшая из воды собака,
Лениво расправляет чешую,
И тщательно приглаживает перья,
Расчёскою спинной свой чешет гребень.
Колеблются вибриссы вверх и вниз,
Улавливая смысл далёких радуг.

Ерундучок включает верхний свет
И чай садится пить. С дымком, с туманом,
С мелиссою, лимонником, рассветом,
С фантазией, с мечтами и брусникой
С легендами, кипреем и надеждой.
И блюдечко с вареньем на столе.

Ерундучок пьёт чай. Хрустит печеньем.
В ночи, забывши стыд, цветёт багульник,
И совы на три голоса выводят
«Лучинушку». Змеятся корешки,
Переквалифицировавшись в кабель.
Кроты пыхтят, подземный роя ход.
И пчёлы пьют нектар цветков унылых,
При этом воровато озираясь,
Поскольку знают – пчёлам надо спать!
Короче, всё спокойно и протяжно.
Сплошное благолепие в округе.

Ерундучок пьёт чай, макая бублик
В густое земляничное варенье.
Сложив небрежно за спиною крылья.
А чешуя, намазанная маслом,
Бросает тёплый отсвет на паркет.
Ерундучок расслаблен и спокоен.
Да, третий глаз сканирует окрестность,
Но, в общем, просто так, на всякий случай.
Округа чрезвычайно пасторальна.
Ерундучок сегодня выть не будет.
Потом. По настроенью. Как-нибудь.

Луна меняет форму ежечасно.
Снуют туда-сюда ночные пчёлы.
Полынь цветёт. Роняют шишки кедры.
Подземный ход ветвится. Все при деле.
И тишина накрыла мирозданье
Пуховым колпаком неясной тайны…
Вот-вот. А что касаемо Тунгуски,
Ерундучок, клянусь вам, ни при чём!
Tags: маразмпоэмы, маразмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments