Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Батат

Старинная африканская сказка


Один старый бабонго* очень любил печёный батат.
Вот пошёл он как-то в гости к пятиюродному племяннику в соседнюю деревню. Долго в гостях пировал. А когда уходил – украл взял на память клубень батата и посадил его у себя за хижиной.
Так что теперь в этой сказке есть батат.
А ещё в этой сказке есть Великий Нгурра, Создавший-Африку. Он целую вечность сидит у истоков реки Конго, пьёт пальмовое вино и знает абсолютно всё, что в Африке происходит. И вот Великий Нгурра решил пошутить.
Он прилетел на тёплом восточном ветре, приземлился ночью на делянке старого бабонго, три раза обошёл батат против круглого танца луны и звонко пощёлкал пальцами, приговаривая:
- Расти большой, как бегемот! Нет, как слон! Нет, как два слона!
После этого Великий Нгурра позвал с неба облако, действительно похожее на слона, взобрался на него и улетел обратно к истокам реки Конго. Он там живёт.
Когда старый бабонго пошёл по Очень Важным Утренним Делам за хижину, то, увидев выросший батат, он от неожиданности сел в термитник и стал жевать свою набедренную повязку.**
- Ай, шайтан! Э-э-э-э, - только и сказал он, и попытался вытянуть батат из земли. Тянул-тянул – вытянуть не смог. Старый был бабонго, куда ему против такого большого батата!
Всё племя прибежало на батат смотреть. Смотрели, охали, восхищались.
Даже белый бвана приехал. Какой-то там третий помощник младшего секретаря губернатора провинции. Он полюбовался на огромный батат, покачал головой и сказал:
- От я дывлюсь, як же добре африканска земля родить может!
После этого он занял у старого бабонго якобы на бензин два доллара (больше у того не было) и уехал навсегда.
Позвал старый бабонго всё племя на помощь. Батат вытягивать. Тут же у всех какие-то дела нашлись срочные. Муравей икнуть не успел – уже глядь, и нет никого.
Позвал тогда старый бабонго на помощь свою старую жену.
- Хватит сериалы смотреть циновки плести, дура! Иди сюда, батат тянуть будем!.
Ухватился старый бабонго за кустик ботвы.
Ухватила старая жена старого бабонго за набедренную повязку.
Тянут-потянут – вытащить никак не могут. Слабо. Батат большой, как бегемот. Нет, как слон! Нет, как два слона!
Тогда старый бабонго и его старая жена решили позвать на помощь дочь дочери старого бабонго, которая жила в соседнем посёлке. Дочь дочери старого бабонго долго красила лицо синей глиной, полировала кольца в носу, вплетала в причёску свежие попугайские косточки, но наконец, пришла и стала помогать тянуть батат.
Ухватился старый бабонго за кустик ботвы.
Ухватила старая жена старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила дочь дочери старого бабонго старую жену старого бабонго за набедренную повязку.
Тянут-потянут – вытащить никак не могут. Напоминаю. Батат большой, как бегемот. Нет, как слон! Нет, как два слона!
Пошёл тогда старый бабонго в джунгли и позвал на помощь павиана. Павиан сначала потребовал за работу десять долларов, но потом прикинул, что ему скучно и делать всё равно нечего, а потому пошёл помогать.
Ухватился старый бабонго за кустик ботвы.
Ухватила старая жена старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила дочь дочери старого бабонго старую жену старого бабонго за набедренную повязку.
Павиан был отнюдь не дурак. Он ухватил дочь дочери старого бабонго не за набедренную повязку, а несколько повыше и принялся её лапать, вместо того, чтобы тянуть батат. Дочь дочери старого бабонго тоже, вместо того, чтобы тянуть батат, начала радостно визжать.
Старая жена старого бабонго побила павиана палкой по голове и прогнала обратно в джунгли.
Тогда старый бабонго пошёл в буш и позвал на помощь гиену.
Гиена сказала:
- Половина батата – моя.
- Десятая часть, не больше, - упёрся старый бабонго.
- Тридцать процентов.
- Двенадцать. И больше не дам.
- Ну хотя бы пятнадцать?
- Ладно, договорились,*** - сказал старый бабонго и привёл гиену в деревню.
Ухватился старый бабонго за кустик ботвы.
Ухватила старая жена старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила дочь дочери старого бабонго старую жену старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила гиена дочь дочери старого бабонго зубами за набедренную повязку.
Тянут-потянут – вытащить никак не могут. А всё почему? Потому что наш батат большой, как бегемот. Нет, как слон! Нет, как два слона!
Тогда старый бабонго пошёл к мангровым зарослям, нашёл там благородного оцелота и позвал его на помощь.
Благородный оцелот выслушал просьбу старого бабонго, неторопливо вылизал свои лапы и поинтересовался – а шо он таки будет с этого гешефта иметь? Сошлись на том, что старая жена старого бабонго будет два дня чесать оцелота за ушком. Оцелот величаво проследовал вслед за старым бабонго к его хижине и соблаговолил принять участие в сельхозработах.
Ухватился старый бабонго за кустик ботвы.
Ухватила старая жена старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила дочь дочери старого бабонго старую жену старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила гиена дочь дочери старого бабонго зубами за набедренную повязку.
Ухватил оцелот гиену когтями за хвост.
Тянут-потянут… Тут у старого бабонго порвалась набедренная повязка и все рухнули на землю.
А потом встали, посмотрели на старого бабонго и снова рухнули.
От хохота.
Потому что ЭТО было у старого бабонго всего каких-то жалких сантиметров двадцать пять, что для настоящего африканца просто смешно.****
Старый бабонго обиделся и завязал набедренную повязку покрепче.
Ухватился старый бабонго за кустик ботвы.
Ухватила старая жена старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила дочь дочери старого бабонго старую жену старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила гиена дочь дочери старого бабонго зубами за набедренную повязку.
Ухватил оцелот гиену когтями за хвост.
Тянут-потянут – вытащить всё равно не могут. Пыхтят, а толку-то? Потому что батат большой, как бегемот. Нет, как слон! Нет, как два слона!
Тогда старый бабонго пошёл в буш, постучал палкой по кустам и позвал на помощь опоссума.
Опоссум охотно согласился помочь, но заявил, что ему предварительно необходимо подкрепиться.
Старому бабонго, и его старой жене, и дочери дочери старого бабонго, и гиене, и благородному оцелоту – всем пришлось три часа ждать, пока опоссум нажрётся на деревенской помойке.*****
Наконец, заметно округлившийся в размерах опоссум пришёл и заявил, что готов помогать.
Ухватился старый бабонго за кустик ботвы.
Ухватила старая жена старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила дочь дочери старого бабонго старую жену старого бабонго за набедренную повязку.
Ухватила гиена дочь дочери старого бабонго зубами за набедренную повязку.
Ухватил оцелот гиену когтями за хвост.
Ухватил опоссум благородного оцелота за заднюю лапку.
Тянут-потянут – вытащить не могут. Сидит в земле батат мощно, аки телеграфный столб. Потому что батат большой. Как бегемот. Нет, как слон! Нет, как два слона!
Тут проползал мимо один маленький термит. Посмотрел он на всех этих запыхавшихся недоделанных биндюжников, и недолго думая, тяпнул опоссума за розовый хвост.
Опоссум взвыл и вцепился зубами оцелоту в ляжку.
Благородный оцелот неприлично мявкнул и вонзил когти гиене в бока.
Гиена пролаяла что-то уж совсем неприличное и укусила дочь дочери старого бабонго за правое полужопие.
Дочь дочери старого бабонго завизжала звонче тормозящего паровоза и вцепилась старой жене старого бабонго в жидкие волосы.
Старая жена старого бабонго от неожиданности вскинулась и дёрнула старого бабонго за торчащие из набедренной повязки жалкие двадцать пять сантиметров.
Старый бабонго взвыл, как раненый самец антилопы нильгау, затопотал, рванулся и….
Выдернул из земли этот треклятый батат!!! Огромный! Как бегемот! Нет, как слон! Нет, как два слона!
И вот тут все – и сам старый бабонго, и старая жена старого бабонго, и дочь дочери старого бабонго, и жадная гиена, и благородный оцелот, и обожравшийся опоссум, и маленький термит – все они стали громко хлопать себя по щекам, танцевать танец победы, который обычно танцуют на животе врага, и петь лунную песню радости. А потом маленький термит пополз за хворостом, чтобы разжечь большой костёр, чтобы были большие угли, чтобы было много горячей золы, чтобы испечь в этой золе огромный батат.
Старый бабонго начал резать батат и вдруг замер…
Все подошли поближе и посмотрели…
А потом начали говорить друг в друга обидные и нехорошие слова.
Потому что внутри батат оказался гнилой и пустой, так как весь день в нём пировала вечно голодная личинка земляной мухи Нга-Мга.

А Великий Нгурра сидел у истоков реки Конго, смотрел в мутной коричневой воде всю эту комедию, пил пальмовое вино и громко ржал.


* - народность в Центральной Африке
** - у бантуязычных племён – знак выражения сильного удивления
*** - разумеется, старый бабонго не собирается отдавать гиене вообще ничего. Он просто намеревается после добычи урожая побить её палкой по голове и прогнать обратно. Более того, гиена и сама прекрасно это сознаёт. Но подписаться на что-то, предварительно не поторговавшись, гиена не может просто физически.
**** - в настоящей аутентичной народной сказке обязательно должен присутствовать элемент примитивного голожопного или околосексуального юмора. Вот это он и есть.
***** - насчёт помойки – это гнусные измышления автора. Какая в африканской деревне может быть помойка? Разве там кто что выбросит? Да ни в жисть. А уж недоеденных кусков у них не бывает по определению.

Tags: африканские сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments