Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Про капитана Кука
Третье и последнее плавание


Первое и второе плавание находятся здесь.

Отдохнув на Таити и отъевшись, капитан Кук вновь ощущает знакомый зуд, толкающий его в путь. На этот раз он плывёт на север, несмотря на свои обмороженные уши. Достигнув Алеутских островов, Кук собирается открыть их, но натыкается на русских золотопромышленников, которые примитивно бьют ему морду и объясняют, что это, в натуре, их район. Впрочем, потом они мирятся и дарят Куку ящик водки и шапку-ушанку.
Памятуя о своём пребывании в Антарктиде, Джеймс Кук с благодарностью принимает подарок, а заодно затаривается у местных аборигенов мехами. Теперь у него, кроме страсти к открытиям, появилось дополнительное хобби. В свободное время он шьёт себе разнообразные меховые гульфики.
Корабль направляется на юг. По пути Джеймс Кук открывает Японию. К своему несчастью, он сходит на берег, где с изумлением узнаёт, что японцы совершенно не желают быть открытыми. Местное население по очереди демонстрирует на капитане Куке крутое дзюдо, айкидо, тыквондо, лопатой-по-голове-до и тому подобные боевые искусства. После чего Япония самозакрывается. Избитый капитан Кук кое-как доползает до своего корабля, втихаря ночью открывает Японию ещё раз и стремительно уплывает.
Далее Джеймс Кук бороздит Тихий океан в совершенно рандомных направлениях, то и дело стукаясь бушпритом об неоткрытые земли. Он открывает Северные Марианские острова, Маршалловы острова, Соломоновы острова, Такелау, Самоа, Кирибати и кучу других. Он уже даже ленится записывать свои открытия на клочке бумажки, тем более, что тот уже исчиркан вдоль и поперёк.
Наконец, капитан Кук открывает Гавайские острова. Он уже собирается плыть дальше, но внезапно Кук открывает для себя вид на пляж, где резвятся местные туземки. Несколько дней подряд капитан Кук открывает для себя их прелести, тщательно разглядывая каждую в подзорную трубу. В один прекрасный день на пляже появляется особь, в которую капитан Кук влюбляется мгновенно, окончательно и бесповоротно. Он решительно приплывает на пляж и делает ей предложение руки и сердца. Слегка поломавшись для приличия, туземка соглашается, и они проводят ночь любви в зарослях колючих кактусов.
Наутро туземка объявляет, что она не какая-нибудь там, а на минуточку дочка вождя. И требует официальной свадьбы по местным обычаям. Капитан Кук охотно соглашается, и они идут просить папенькиного благословения. Видя перед собой такую экзотику, как белый человек, вождь пускает слюни быстренько благословляет их и командует начать приготовления к праздничному пиру. Везде зажигаются костры, и на центральное место стойбищной площади устанавливается огромный котёл. Проголодавшийся капитан Кук с тоской вспоминает любимый Таити (где его очень неплохо кормили) и рассчитывает хорошенько поужинать.
Увы. Всё дальнейшее хорошо известно читателю из авторитетных фольклорных источников. Разумеется, вождь вовсе не собирается отдавать свою дочь за какого-то маловразумительного приплыльца. Капитана Кука подло бьют стволом пальмы по голове, потрошат, фаршируют, слегка отваривают, мажут специями, шпигуют чесноком и жарят на вертеле. Дочь вождя с удовольствием принимает участие в праздничном пире, что является последним ударом для бедной исстрадавшейся души капитана Кука, которая наблюдает всё это со стороны с высоты пяти метров.

В настоящее время неуёмная душа пэра Англии, сэра и капитана Джеймса Кука обитает в редакциях кулинарных журналов, где он по старой памяти пытается что-то открыть. Либо сейф в бухгалтерии, либо холодильник на складе. Иногда он даже открывает какой-нибудь новый рецепт и записывает его соевым соусом на столе главного редактора. К сожалению, приходящая рано утром уборщица не знает английского, и безжалостно протирает стол.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments