Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Дрюни

Для Дрюни


Пьянствовали мы как-то с Дрюней на даче. Он мне и говорит:
- Слушай, Макс, вот сказки у тебя отличные. Я целых три штуки прочёл. А песни ты поёшь, как акын, севший жопой в колючий саксаул. Тоскливые они у тебя все какие-то. Напиши что-нибудь весёлое. Про летающую какашку, например. Гы-ы-ы-ы… Или про говорящую задницу. Гы-гы-ы-ы-ы-ы-ы… Или про то, как на улице хочется пИсать, а негде. Гы-гы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы…

Ну что ж, сам напросился…


То не в ванной зацокали лошади,
То не в кухне вострый хрен пролетел.
Это Дрюня на центральной на площади
После пива в туалет захотел.

По Брюсселю Дрюня шлялся красиво.
Всё вокруг культурно, словно в кино.
Он везде дегустировал пиво
И наружу запросилось оно.

А на площади – цветущие розы.
Писать в розах, я скажу – не фонтан.
Ибо розы представляют угрозу
Самым нежным и любимым местам!

«Что же делать? Как же быть? Где же выход?
Ой, щас лопну! Где же тут отливать?»
Не будите, люди спящее лихо!
Туалет заране надо искать!

Никакого с буквой «М» нет подвальчика…
Дрюня в кулаке хозяйство зажал
И к статУе того самого мальчика
Он уверенно, как танк, подбежал.

«Дескать, чё, круглый год ему можно?
А у меня тут, извините, аврал!
Я тихонечко. Я так, осторожно…»
И за плечи статУю обнял.

Как братьЯ, друг за друга держались.
Близнецы, так сказать, навсегда.
И двумЯми струЯми вода извергалась,
А точней сказать, не только вода.

Тут с мигалкой подъехали копы.
Понял Дрюня, что тут он попал…
«Щас пинками погонят с Европы,
Скажут - действием всех оскорблял!»

Полчаса полицейские ждали.
И штаны застегнуть помогли.
Нежно-нежно Дрюню под руки взяли
И на местный Монмартр повезли.

«Я всю жизнь искаль натуру такую!» -
Главный скульптор Брюсселя вскричал.
И сваял он прямо с Дрюни статУю,
Двести франков в карман ему клал.
И сваял он прямо с Дрюни статУю,
Тыщу франков в трусы ему клал.*

Эх, поездка закончилась быстро…
Но зато до сих пор на заре
Приезжают любоваться туристы
На фонтан «Неутомимый Андрэ»!

* - Когда Дрюнина супруга услышала эту песню, она Очень Серьёзным Тоном спросила: «Ну и где тысяча франков, а?». Это притом, что Дрюня ни в каком Брюсселе, разумеется, не был. Хотя перформанс такого рода он, пожалуй, мог провернуть в любом городе мира…

Спеть, что ли?

Музыка и слова - Сумеречный Макс


Tags: песни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 12 comments