Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Подозрительные задворки литературной мастерской
или о том,
как мы с Хомякой писали предыдущую сказку


Сэр Макс был у Хомяки в гостях впервые. Хомяка в то время только-только перебралась в Англию. Нет, конечно, маленький викторианский коттеджик с верандой и камином - это звучало круто. Но реальность была проще и грубее. В доме было холодно.
- Достопочтенная Хомяка, а пошто бы нам не затопить ваш старорежимный камин? - поинтересовался сэр Макс.
- Нельзя, - вздохнула Хомяка.
- Почему?
- Муниципалитет запрещает топить камины в черте города.
- Понял, - согласился сэр Макс. - Камины, значит, нельзя. Хорошо, а про очаги что-нибудь в постановлении говорится? Наверняка нет. Предлагаю быстренько позаимствовать на ближайшей стройке несколько кирпичей, выложить очаг и развести уютный костерок. Дым пусть в форточку вытягивает. А?
Хомяка посмотрела укоризненно.
- Сэр Макс! Во-вторых, здесь не курная изба. А во-первых, что-либо «позаимствовать», как вы выражаетесь, здесь не принято.
- Дикари какие-то, - пробурчал сэр Макс. - То есть, если простому человеку очень-очень понадобился жалкий десяточек кирпичей, он идёт и ПОКУПАЕТ их?
- Ну да, - удивлённо ответила Хомяка.
- Ей-богу, папуасы. А ещё цивилизованная страна называется...
- Законопослушание – путь к спокойной и счастливой жизни, - наставительно заметила Хомяка.
- Законопослушание – путь к спокойной и очень бедной жизни, - парировал сэр Макс.
С этими словами он вытащил из хомякинского комода пачку свечей и принялся зажигать их и расставлять в камине.
- Пусть хоть какой огонёк будет, - проворчал он.
- Ага, я тоже так делаю, - кивнула Хомяка.
Сэр Макс пропел какую-то непонятную музыкальную фразу и щёлкнул пальцами. Среди свечных огоньков заплясали маленькие саламандры.
Хомяка вытаращила глаза.
- А вот так я не делаю, - заметила она. – Нет, саламандр я видела, конечно, но я думала – они сами приходят. А их, оказывается, вызывать можно?
- Можно-можно, - кивнул сэр Макс. – Я тебе потом заклинание на мейл сброшу.
- А где ты его вычитал?
- Ну не у Донцовой же. В прадедушкиной библиотеке нашёл.
На чердаке что-то загрохотало.
- Это что там такое? – полюбопытствовал сэр Макс.
- Гномы, - небрежно ответила Хомяка.
Сэр Макс приподнял бровь.
- На чердаке? Ты уверена? Гном – он существо обстоятельное. Он любит твёрдо на земле стоять. А ещё лучше – под землёй. Вгрызаться в горькие, но полезные корни гор и всякое такое. А?
- Сэр Макс, ну ты сам подумай. Кто ещё может так грохотать? Не привидения же?
- Логично, - согласился сэр Макс. – Они хоть перфоратором не работают?
- Не, бог миловал. Только молотками время от времени грохочут. Или не молотками. Я точно не знаю, я их пока не видела.
В окно требовательно постучали. Сэр Макс повернулся посмотреть и обомлел.
На подоконнике сидела здоровенная серая белка, и колотила лапками в стекло. Через плечо у белки была перекинута большая хозяйственная сумка.
Хомяка открыла форточку. Белка взлетела в воздух и, не касаясь рамы, одним прыжком перемахнула на стол. Усевшись возле вазочки с орехами, она принялась набивать ими сумку. Потом попыталась запихать их в защёчные мешки. Не вышло. Тогда белка схватила ещё пару орехов, прижала их к себе и снова одним прыжком оказалась на форточке, а оттуда сиганула на ближайший дуб.
- Это что было? – поражённо спросил сэр Макс.
- Это белка, - удивлённо ответила Хомяка. – Ты что, никогда белок не видел?
- Да не в том дело, - поморщился сэр Макс. – Видел, конечно. Только я поражён подобной наглостью. Припёрлась, не поздоровалась, лапки о коврик не вытерла, нахапала чужой снеди и исчезла по-английски. У вас тут все белки такие?
- В общем, да, - кивнула Хомяка. – Их тут все любят, подкармливают, вот они и обнаглели.
- Отстреливать надо! – убеждённо заявил сэр Макс.
- Я как-то оружия в доме не держу, - хихикнула Хомяка.
Сэр Макс с готовностью вытащил из жилетного кармана арбалет.
- На. Сначала потренируйся в палисадничке, а потом уже выходи на промысел. Кстати, потом можешь сшить себе из беличьих шкурок тёплые зимние подгузники.
Хомяка укоризненно посмотрела на сэра Макса:
- И не подумаю даже. Во-первых, белка – какой-то пусть дальний, но всё же родственник хомяку. Во-вторых, ты можешь представить меня убивающей кого-то? Да я ж после этого буду целый год находиться в плакательной грустности и злобственной мрачности! Да ещё всё окружающее пространство в это состояние вгоню! Пинками!
- Хомка в мрачности… - пробормотал сэр Макс. – Слушай, хорошее название для сказки!
- Ты имеешь в виду нашего Хомку из трактира? – уточнила Хомяка.
- Ну да. Действительно, неплохая идея. Пусть депрессирует и злобствует. Надо показать все грани сложной натуры героя! А то чего он у нас вечно лапушка и симпампусечка, как одуванчик-блондин с запахом дорогой колбасы? Пусть отведёт душу!
- Можно, наверное… - Хомяка задумалась. – И как начать?
- А вот как мыслится, так и начнём. Допустим…

…Хомка, держа в лапках окровавленный топорик для рубки мяса, хищно осматривался по сторонам. Глазки его приобрели цвет непроглядной ночи, подкрашенной сполохами далёких пожарищ. Постояльцы, практически не дыша, сидели за забаррикадированными дверями своих комнат. В трактире царила дрожащая и липкая тишина, сотканная из паутинных нитей. Один громкий звук – и нить порвётся, и всё придёт в движение, и Хомкин топорик найдёт себе очередную жертву. Хомка сегодня был в очень плохом настроении…

- Фу, сэр Макс, что за ерунда? - сказала Хомяка. – Ну чего тебя сразу в хоррор тянет? Надо попроще. Ну, например:

- Однажды Хомка находился в депрессии и тоске. А потом через окно к нему пришла белочка…

- Ты сама поняла что сказала? Что подумает почтенный читатель о моральном облике уважаемого Хомки? Я тебя уверяю, каждый второй читательский комментарий будет содержать вопрос: «И сколько дней подряд почтенный трактирщик пьёт?»
- Гм… Пожалуй, да, - согласилась Хомяка. – Давай тогда думать с самого начала. С чего вдруг Хомка мизантропничает?
- Сожрал что-нибудь несвежее, - тут же предложил сэр Макс. – Всю ночь просидел в туалете, потом отмывал его хлоркой, кстати, хорошее начало:

- В трактире витал мощный и ядрёный запах хлорки, сразу навевавший воспоминания о гарнизонной гауптвахте. Хомка мрачно чистил АКМ, попутно прикидывая – имеет ли смысл тратить патроны на нескольких случайно замеченных в подвале крыс…

- Сэр Макс, уймись, - обречённо и привычно сказала Хомяка. – Какой АКМ в волшебном трактире?
- Любому, даже самому волшебному трактиру не помешает лишний ствол! – уверенно возразил сэр Макс.
- Не надо.
- Ну, как скажешь. Тогда возвращаюсь к началу – с какого фига Хомка грустит?
- Сон ему плохой приснился! – рявкнула Хомяка.
- А что, вариант. Простенько и со вкусом. Сны, вообще, штука такая, сильнодействующая. Итак, Хомке приснилось, что в трактире начался пожар, плюс зачерствели все плюшки, плюс Земляничный Рыцарь обокрал кассу и сбежал, плюс пришла налоговая…
- Ужас какой! – искренне сказала Хомяка. – Давай ограничимся зачерствевшими плюшками.
- А как же украденная касса? – грустно спросил сэр Макс, которому явно хотелось включить в сказку элемент детектива с погонями и перестрелкой.
- Земляничный Рыцарь благороден и добр! – чеканя каждое слово, заявила Хомяка. – Он никогда не опустится до банальной кражи!
- Жаль… Что за рыцари нынче пошли? Ни кассу подорвать, ни перо в печень врагу сунуть…
- Сэр Макс, мы пишем добрую и позитивную сказку, а не твою очередную глумлюкскую пакость!
- Ах, да, действительно…
Сэр Макс закурил коротенькую трубочку.
- Ну, хорошо. Значит, начало такое. Хомка видит плохой сон, просыпается в препакостнейшем настроении и начинает терроризировать окружающую среду.
- А потом? – спросила Хомяка.
Сэр Макс оживился.
- А потом в кадре появляется тот самый злыдень из Хомкинского сна, который зачерствел все плюшки! И вот тут-то Хомка вспоминает, что он герой! Он элегантным броском через плечо бросает пришлого гада прямо задницей на горячую плиту! Потом швыряет в злыдня вилку и прикалывает ему ладонь к стене! Затем демонстрирует крутое кунг-фу, и в завершение посылает негодяя в нокаут элегантнейшим ударом в челюсть ногой с разворота!
- Сэр Макс, уймись. И не забывай, что большую часть сюжета сам Хомка главный злыдень и есть.
- Н-да… Самому себе в челюсть ногой с разворота – это будет немного затруднительно. Хотя Чак Норрис наверняка может…
Соавторы помолчали.
- Ладно, - сказал сэр Макс. – Две трети сказки Хомка будет буянить и грустить, грустить и буянить. Затем позитивная концовка. В общем, наш герой весь день зашугивает трактир, а потом к вечеру что-то происходит, отчего Хомка добреет и обретает милые знакомые свойства плюшевости и пушистости. Спрашивается, что такого произойдёт?
- Я тоже хочу знать, что такого произойдёт! – завопила Хомяка. – Мне тоже надо! И побольше, как таблеток от жадности! Сэр Макс, скажи мне это волшебное средство!
- А я знаю? – удивился сэр Макс.
- Ну вот так всегда, - обиженно сказала Хомяка.
- Может, ему красивую хомячиху подложить? – предложил сэр Макс.
- Фу, - резюмировала Хомяка. – Мы же не дамский роман пишем.
- Тогда предложи свой вариант.
- Ну-у-у, например, он получит посылку, - неуверенно предположила Хомяка.
- С плюшками? – ехидно поинтересовался сэр Макс.
- А как же!
Сэр Макс хмыкнул.
- Посылка шла «Почтой России». То есть около двух лет. Представляешь, какого качества там теперь плюшки? Ими не то что гвозди забивать, ими стекло резать можно!
- А что тогда придумать?
У сэра Макса заблестели глаза.
- Пусть появится богиня любви во-о-от с так-и-и-ми сись… Э-м-м-м-м... ну, скажем, глазами. Шестого размера!
- Сэр Макс, уймись, - хладнокровно отозвалась Хомяка.
- Ладно, пускай четвёртого.
- Нет уж. Допустим, появится мышь. Но не простая…
- А золотая, - закончил фразу сэр Макс. – Она махнёт хвостиком и снесёт кому-нибудь яичко. Да не простое, а страусиное!
- Сэр Макс, заканчивай словоблудствовать. Итак, появится волшебная золотая мышь и…
- И тут же попадётся в мышеловку!!! Му-а-ха-ха-ха!!!!!
Хомяка терпеливо переждала попытки сэра Макса изобразить демонический хохот.
- Появится волшебная мышь, споёт песенку, сотворит какое-нибудь чудо и всем станет радостно и весело, - повторила она.
- Она принесёт волшебный порошок. В спичечном коробке. И пачку «Беломора». Странно пахнущий зеленоватый дым поплывёт по трактиру и все начнут глупо хихикать и улыбаться, - выдал свой вариант сэр Макс.
- Не-не-не. Никаких порошков. Она попадётся в мышеловку, Хомка её оттуда вытащит, и она исполнит три желания.
- А Хомки с мышами.... э-э-э... того-этого, могут? – вдруг полюбопытствовал сэр Макс.
- Фу-у-у-у-у, пошляк.
- Ничего не фу!!! – возмутился сэр Макс. - Вот поставь себя на место Хомки. Он давно один. А тут симпатичненькая такая, с блестящей золотой шёрсткой, томно смотрит и говорит: "Я исполню любые твои прихоти желания...."
- Сэр Макс, в пятый раз говорю – уймись!
- А кстати, почему мышь? Как насчёт волшебной моли?
- Нет! – решительно заявила Хомяка. - Хочу мышь! Она шерстяная, её гладить здорово!
- Ну? А я о чём говорю?

... Хомка немного растерянно и нежно погладил мышь по спинке. Она вздрогнула, и часто-часто задышав, прильнула к Хомке всем телом. Хвост её мелко подрагивал, выдавая тем тайные желания своей владелицы...

- Сэр Макс!!!!!!!!!!!!!!!!!! Прекрати немедленно!!!!!!!!!!
- Всё, заткнулся, - с готовностью согласился сэр Макс
- А то я от тебя уйду на чердак к гномам!!!!
- Споткнёшься на лестнице, выронишь свечку, заорёшь, переполошишь полквартала, к тебе приедет полиция, и обнаружит нависшего над твоим телом исполинского чердачного полуметрового паука, сладкий предобеденный сон которого ты потревожила своими воплями, - охотно начал пророчествовать сэр Макс.
Хомяка только фыркнула.
- А я пауков не боюсь. Они класснючие!
- Похвально, - кивнул сэр Макс. – Тогда продолжаем работать. Какие Хомкины желания будет выполнять эта позолоченная жертва мышеловки?
Хомяка подумала, откинулась на спинку стула и начала декламировать:

…Хомка гордо выпрямился. Фигура его на фоне пламени горящего камина приобрела властность и величественность.
- Пусть на каждого усталого путника в ночи обрушится дождь из плюшек! Пусть сгинут в геенне огненной все те, кто варит манную кашу с комками! Да здравствует какава душистая и одеяло пушистое! Кстати, в качестве маленького бонуса – ты не могла бы извести в трактире всю моль?


Сэр Макс захихикал и продолжил в тон:

…Заслышав столь непомерные требования, мышь ахнула. Но слово есть слово. Маленькая золотая мышка напряглась изо всех сил…
И конечно же, схлопотала инфаркт от такого усилия. Прямо на барной стойке. Хомка брезгливо взял трупик за хвост и выбросил в форточку.
- Опять облом, - проворчал он. – Что ж нынешние волшебники такие дохленькие-то, а?


- Ну уж нет! – решительно заявила Хомяка. – Ладно, планку требований я понижу. Но мышь должна остаться в добром здравии и выполнить своё предназначение!
- Хорошо-хорошо, - согласился сэр Макс. – После этого мышь со вздохом облегчения слиняет в своё измерение, а запуганные постояльцы трактира разберут наваленные перед дверями завалы из мебели, спустятся в общий зал, поужинают и начнут пить водку, благословляя своё чудесное спасение от Хомкинского припадка мизантропии. О`кей? Кстати, сколько у нас там всего постояльцев?
- Двое, по моему, - припомнила Хомяка, почесав в затылке.
- Н-да. Не густо. Пора новых персонажей вводить.
- У меня идея, - сказала Хомяка. – Пусть в трактире появится этот твой гоблин. Который стихи пишет.
Сэр Макс покачал головой.
- Жрыгг, конечно, хороший гоблин, но чую, что он в данный мир не вписывается. К тому же могу тебе абсолютно точно предсказать его поведение. Уяснив, что в этом трактире деньги не в ходу, а в качестве платы требуются истории, Жрыгг поймёт, что попал в рай. Он будет беспрестанно въезжать Хомке по ушам и круглосуточно пить ханьку. В общем, закончится всё безобразной массовой дракой, и я не могу тебе гарантировать, что трактир уцелеет.
Хомяка задумалась.
- Давай тогда введём в сюжет принцессу? – предложила она. – У меня есть одна на примете.
- Что за типаж?
- Красит волосы в разноцветные пряди, носит джинсы и розовые кроссовки, разговаривает на уровне оборзевшего гопника, - доложила Хомяка.
Сэр Макс просто расцвёл.
- Изумительно! Достопочтенная Хомяка – ты гений!
Довольная похвалой Хомяка достала из заначки банку кумкватового варенья. Сэр Макс с готовностью вытащил из-за голенища здоровенную ложку.
Соавторы пили чай с вареньем и привычно переругивались, уточняя детали будущей сказки.
Ходики пробили два часа ночи. Сэр Макс со вздохом поднялся.
- Ну ладно, мне пора. Шлифовать текст будем как обычно, по скайпу. Хороших снов, леди Хомяка!
- И тебе свежих плюшек, - кивнула Хомяка.

На пороге сэр Макс обернулся.
- А может, всё таки задействуем в сюжете богиню любви во-о-от с та-а-а-кими…?
- Р-р-р-р-р-р-р-р-р-р!!!!!
- Всё. Молчу-молчу.
Tags: Трактир "У Хомъки", подозрительные задворки литературной мас
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 22 comments