Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Венок памяти Мадженты
Сказка седьмая


Самой тёмной зимней ночи ждать не так уж долго, всего какие-то полгода. Но вы думаете, это поможет? Павлику всё равно, какая ночь - хоть тёмная, хоть серо-буро-малиновая, хоть цвета бедра озверевшей нимфы. Лишь бы побуянить.
Засыпай, мой мальчик, а? Нет? Ну, кто бы сомневался. Глазёнки горят, одеяло намотано как тога цезаря, в руках верная боевая подушка. Хоть сейчас готов в атаку. Или к охоте на африканских слонов. Лишь бы не спать. Хочешь, папа споёт тебе песенку? Хрипло и занудно, правда, но уж как есть. Не швыряй в меня подушкой, а то папа рассердится и швырнёт эту подушку в ответ. Стоп, эту провокацию мы уже проходили! Лишь бы не спать, ага. «Баю-баюшки-баю, молочка тебе налью, так вопит в ночи корова на обрыве, на краю…» Не петь? Почему? Противно? Ну, вы, сэр сынок, эстет, однако… Ладно. Хочешь, папа постоит две минутки на голове, а ты за это без выкрутасов уснёшь? Нет, такой расклад тебя тоже не устраивает? А ну, положи боевой тапочек на место! Тапочкам нельзя в кровать, их место на коврике. Почему именно там? Они там живут. У них там гнездо, родовое имение, фамильный замок и прочее… Куда под кровать полез? Проверять? Марш обратно в постель немедленно! «Все медведи спят, все котята спят, лишь зубами злые волки под луной скрипят…» Почему скрипят? А я откуда знаю? Глисты, наверное. Кто такие глисты? Э-э-э-м… Я тебе про них потом расскажу. Завтра. На следующей неделе. Не скрипи зубами, у тебя всё равно на волка не похоже! «Дрыхнут суслик и сурок, ёжик спит израненный. Засыпает мой сынок, весь нахулиганенный…» Откуда у тебя под подушкой шоколадка???!!! Без обёртки????!!!!! Боги безлунных крымских ночей, шваркните его по попе скатанным в трубочку одеялом, пожалуйста! Ну хорошо, давай договоримся. Я тебе что-нибудь буду рассказывать, а ты будешь лежать. Желательно по стойке «смирно». О кей? Именно сказку? Ладно, пусть будет сказка.

Вечер, тихо мурлыча, мягко крадётся по городу, аккуратно переставляя мягкие лапы. Пыльные кипарисы отряхиваются по-собачьи и выпрямляются ещё сильнее, предвкушая прохладу. Садовые гномы в маленьких двориках, устав притворяться весь день керамическими статуэтками, начинают собираться кучками, обсуждая – не тяпнуть ли по стаканчику розового муската? Море густеет и румянится, залитое малиновым сиропом закатного солнца…

В комнате темнеет. Морская волна с шуршанием подкатывается к кроватке. Павлик тихонько ахает, а потом свешивается, протянув руку к воде. Самый маленький пенный бурунчик, явно такой же хулиганистый, как и мой сын, набрасывается на его руку, как играющий котёнок. Павлик недоверчиво облизывает ладошку.
- Солёная… Самое настоящее море!
- А ты как думал?
- Да я ещё не успел!
- Подумать не успел?
- Ага.
Кроватка уже стоит на тёплом песке небольшого пляжа. Павлик вопросительно смотрит на меня.
- Ну, вылезай, раз уж так вышло, - ворчу я. – В город пойдём.
Павлик пулей вылетает из кровати, мгновенно обувает боевые тапочки и вопросительно смотрит на меня. Я беру его за руку, и мы идём к ближайшим домикам, прячущимся за полосой разросшегося тамарикса.
Павлик оглядывается на море. На оконечности мыса, совсем низко над горизонтом зажигается звезда.
- Ой, - удивляется Павлик. – Как это? Не было, не было и вдруг звезда? Её кто-то включил?
- В общем, да, - говорю я. – Её включил смотритель маяка .Он там живёт, а звезда хранится на самой вершине маяка. Днём она спит, а вечером смотритель зажигает её и она всю ночь смотрит в море и разговаривает с ним.
- Со смотрителем?
- Нет, с морем и уставшими за день кораблями.
- Хочу в маяк! Со звездой поговорить!
- Устанешь карабкаться. И вообще, мы с тобой в город идём.
- А что это за город?
- Вот оно тебе надо? Сам придумай ему название, если хочешь.
- Конечно, хочу. Так интереснее. А аттракционы там есть?
- Там много чего есть. И аттракционы. И цирк, кстати, тоже.
Как бы в подтверждение моих слов из-за угла выходят два слона. Самых настоящих, с тёплой серой морщинистой кожей и умными глазами. Они приветливо кивают мне и Павлику.
- Поздоровайся в ответ, - шепчу я сыну на ухо. – Их зовут Марк и Бриджет .
Павлик на полном серьёзе изображает что-то типа мушкетёрского поклона, взмахивая несуществующим плащом. Ишь ты, может ведь быть вежливым… Я достаю из-за спины связку моментально появившихся бубликов и вручаю Павлику, действуй, мол. Слоны деликатно схрумкивают угощение и Марк на прощание несколько раз поднимает Павлика в воздух, аккуратно обхватив хоботом. Мы машем в ответ и идём дальше.
Глаза сына сияют. Шутка ли – подержаться за живого слона!
- Папа, а где мы всё-таки?
- Это тёплый и добрый южный городок. Здесь живёт тётя Мадж. Собственно, она этот город и придумала.
- Мы пойдём к ней в гости?
- М-м-м-м… Нет, не пойдём. Уже поздно, а мы здесь появились так внезапно…
- Она работает придумывальщиком городов?
- Нет, тётя Мадж занимается компьютерами.
- Она пишет игры?
- Она системный аналитик. И не тереби меня вопросами, я всё равно толком не объясню.
- А как она сочинила город?
- Тётя Мадж пишет сказки. А любая настоящая сказка обязательно обретает воплощение. Ты замечал, наверное, иногда бывает так – ты идёшь, идёшь, и оказываешься в каком-то удивительном месте. Это может быть двор, кусочек леса, кафе, да неважно… А на следующий день, как бы ты ни искал, ни за что не найдёшь дорогу. А спросишь любого прохожего – он очень удивится и скажет, что ничего подобного в округе нет. Это значит, что ты побывал в кусочке чьей-то сказки.
- Точно! Пап, помнишь, в прошлом году мы ездили на море? Я тогда залез на гору и увидел внизу маленькую полукруглую бухту. А на камне сидела русалка. Самая настоящая! Только маленькая. А потом, когда я слез, я эту бухту найти не смог.
- Ах, вот почему ты тогда таскал меня три дня по всему побережью с видом собаки, забывшей, где она зарыла косточку… Ясно.
Сзади тихонечко сигналят. Я поворачиваюсь. Ну, конечно. "Вина" камуфляжной расцветки , которой мы мешаем проехать. В салоне включён свет, а правый борт машины испачкан шоколадом. Я приветливо машу рукой и вместе с Павликом отхожу к стене ближайшего домика.
Павлик смотрит на машину вытаращенными глазами.
- Пап, а где водитель?
Машина хитренько подмигивает габаритами и скрывается за поворотом.
- Да есть там водитель, есть. Или, вернее сказать, был? Нет, не вернее. В общем, его не видно. Но если тебе очень срочно нужно куда-то доехать, а время позднее, и в округе никаких автобусов – он может появиться. Только шоколадку заранее купи.
- У этой машины есть какая-то история?
- А как же.
- А…
- Потом. Мороженого хочешь?
Дурацкий вопрос, я понимаю. Павлик тоже это понимает и окидывает меня слегка презрительным взглядом, дескать, что зря воздух сотрясаешь?
На ближайшей же улочке обнаруживается нужное кафе . Да-да, то самое, с двухцветными зигзагами на стёклах. Буфетчицы и бармена здесь не бывает, так что я спокойно накладываю Павлику в вазочку двойную порцию. Уплетая мороженое, Павлик заодно настороженно рассматривает посетителей. Что-то в них его смущает.
- Нет, это не привидения, - спокойно говорю я. – Просто на самом деле каждый из них сейчас спит у себя дома. Но без снов.
- А здесь они что делают?
- А здесь им надо поговорить. Эта возможность выпадает не часто, всего три дня в месяц. Кстати, если ты хоть раз побывал в этом кафе, теперь можешь сам здесь появляться.
- Обязательно! – с жаром подтверждает Павлик, явно имея в виду халявное мороженое.
- Если получится, - добавляю я нотку скепсиса.
Павлик неопределённо хмыкает, отчётливо давая понять «у меня-то не получится? ха-ха три раза». Мороженое, впрочем, он уже доел. Я допиваю свой кофе и мы выходим на улицу.
Янтарный свет фонаря падает на стоящую неподалёку афишную тумбу. Павлик, естественно, тут же бросается читать.
- Новый художественный фильм «Подшуток» … Пап, подшуток – это что такое?
- Как тебе сказать… Ученик шута, подмастерье.
- И про него целый фильм?
- Да. Он заслужил. Это целая история.
- Её тоже сочинила тётя Мадж?
- Молодец, соображаешь. Совершенно верно.
Мы идём обратно к побережью. Фонари горят через один, и мы поочерёдно ныряем то в бархатную черноту теней, то в тёплое янтарное озерцо. Объевшийся мороженым Павлик пыхтит. Я киваю на выросшую посреди улицы скамейку с наваленной стопкой пледов.
- Давай посидим.
Павлик тут же плюхается на скамейку, вытягивая ноги. Сзади из темноты появляется здоровенный широкомордый кот с невероятно длинными вибриссами, и пристально рассматривает нас. Павлик вежливо подвигается.
- Садитесь, пожалуйста.
Кот, приняв приглашение, запрыгивает на скамейку, залезает к Павлику на колени и начинает ровно мурчать.
- Спасибо за заботу, уважаемый, - говорю я, - нам, в общем-то, не требуется. Пока, тьфу-тьфу, не болеем.
Кот снисходительно смотрит на меня, дескать, не мешай ребёнка убаюкивать.
- А, тогда конечно, - спохватываюсь я. – Извините, что перебил.
Павлик уже сладко сопит на скамейке, подложив под голову плед.

Спи, мой мальчик. Утром ты проснёшься в своей комнате, и будешь яростно расспрашивать меня, снился тебе этот город, или мы были там взаправду. Конечно, я отвечу. Нет. Да. Нет. Разумеется, слоны умеют говорить. Нет, каждый вечер мороженого не будет. Да, сторож на маяке никогда не спит. Нет, мы не поедем в гости к тёте Мадж. Ни завтра, ни в следующем году. Потому что. Да. Нет. Да. Когда ты подрастёшь, поймёшь почему. Охо-хонюшки, как бы тебе объяснить… Видишь ли, сказочники и сказочницы в конце концов устают на Земле. Посмотри в окно – видишь, облака, подсвеченные рассветными лучами, выстроились длинной лестницей? Вот по этим ступенькам и уходят сказочники. Они уходят жить дальше и выше, в свои города. Да, те самые, сочинённые ими раньше. И просто сесть в автобус и поехать к ним в гости – не получится.

Хотя… Да, во сне можно.


Предыдущие сказки венка:

Сказка шестая: http://lugovskaya.livejournal.com/1522310.html
Сказка пятая: http://shtuchki.livejournal.com/140788.html
Сказка четвёртая: http://nikab.livejournal.com/2427775.html
Сказка третья: http://a-weize.livejournal.com/501222.html
Сказка вторая: http://zapovednik-2005.livejournal.com/195764.html
Сказка первая: http://karwell.livejournal.com/61684.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 9 comments