Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Задумывалось для Заповедника сказок к проекту " Апрельские снежки"

Тема «Личные лемуры Беньовского» получена от olko_mol


«Мо́риц (Маури́ций) Бе́нёвский – Родился в Словакии. В 16 лет
от нечего делать прогулялся, повоевал за австрийцев. Через год вернулся
крутым, поругался с семьёй из-за папиного наследства. В воспитательных
целях выгнал семью из дома, был обвинён по суду в самоуправстве,
бежал в Польшу, где аккурат было очередное восстание. Попал в русский плен,
где ему сказали «Ай-яй-яй». Выпущен под честное слово и обещание
против России не воевать. Соврал не покрасневши, снова присоединился
к повстанцам. Опять был взят в плен и отправлен в ссылку в Казань.
Выкрав документы и подорожную, бежал из Казани в Санкт-Петербург,
надеясь оттуда зайцем слинять в Голландию. Не вышло. Был повязан и отправлен
в ссылку на Камчатку. Мотая срок в Большерецком остроге, сколотил вокруг
себя кодлу, устроил маленькое восстание, грохнул местного мэра, захватил
корабль и слинял с Камчатки. Месяц перекантовался в Японии, потом огрёб
неприятностей на Тайване. Добрался до Макао. Там представился местному
губернатору сыном лейтенанта Шмидта польским учёным-камчатологом,
закорешился с властями, сплавил наиболее близких сообщников в тюрьму,
продал старый корабль, зафрахтовал новый, добрался до Маврикия,
а после до Франции. В Париже начал шляться по аристократическим салонам
и косить под романтического героя. Заинтересовал МИД Франции, после чего
ему было предложено прибрать к рукам Мадагаскар. Прибрал, запугал негров,
начал строить столицу, был «демократически» избран местными
вождями великим белым бваной. Дела пошли плохо, вернулся во Францию.
Быстренько сбегал, повоевал за австрийцев. Опять вернулся во Францию,
закорешился с Бенджаменом Франклином, поехал в Америку повоевать
за независимость Штатов. Повоевал, вернулся в Европу. Договорился с
англичанами о спонсировании любимого мадагаскарского проекта.
Поплыл. Из-за шторма попал в Бразилию, где видел много-много диких обезьян.
Наконец, добрался до Мадагаскара, крикнул неграм: «Барин вернулся!» и начал
выгонять оттуда братьев французов. Во время разборок получил пулю
в голову, отчего немного задумался о жизни и успокоился, наконец».

Сильно сокращённая статья из Википедии

« - Чур меня, чур! - воскликнул он с шаляпинскими
интонациями в голосе. - Все тот же сон! А-а-а!»

И. Ильф, Е. Петров «Золотой телёнок»

« - Ты уже до зелёных чёртиков допился!
- Это мои личные зелёные чёртики, не трожь!»

Откуда-то, не помню


Личные лемуры Беньовского


- А-а-а-а-а! Пошёл вон! Ненавижу! О, матка бозка, да что же это такое? Ф-ф-у-у-у-х... Эй, есть в этом доме какие-нибудь капли, дабы заснуть мертвецки? Проклятый сон!
Барон Мориц Анадор де Беньовски сидел в съехавшем набок ночном колпаке и бил кулаком по здоровенной взъерошенной кровати, ругаясь на весь спящий дворец.
На дворец, конечно, этот домишко не тянул. Да и сам титул короля мадагаскарского выглядел скорее, насмешкой для Беньовского, который настоящих королей перевидал немало. Впрочем, сейчас его не волновали геральдические тонкости. Барон хотел спать, а спать ему не давал, извините за тавтологию, сон. Явно уже не один раз виденный и осточертевший донельзя.
Дверь в королевской спальне приотворилась и в образовавшейся щели показалось круглое чёрное лицо Абунды, королевского камердинера.

- Бвана опять кричит?
- Я тебе велел обращаться ко мне «Ваше величество»! – буркнул Беньовский
- Твоя великая бвана опять плохой сон видит?
Вместо ответа Беньовский швырнул в слугу подсвечником. Абунда привычно поймал его на лету и поставил на пол.
- Сны «ай-я-яй» ругать нельзя, - укоризненно сказал он. – В сны добрые духи приходить, говорить человеку как жить правильно. Добрые духи слушать надо.
- Всякие духи мне ещё указывать будут, как жить?!!! – заорал Беньовский.
- А если злой дух в сон приходить, - невозмутимо продолжал Абунда, - вот тогда плохой дело. К шаману надо идти. Бвана, когда спать, кого видеть?
Его мадагаскарское величество настороженно посмотрел на слугу и задумался. Абунда, конечно, не очень подходил на роль семейного психоаналитика, но, с другой стороны, знание местных реалий было на его стороне. Может, подскажет чего?
- Зверя я во сне вижу, - нейтральным тоном заметил Беньовский.
Абунда расплылся в улыбке.
- Зверь в сон – очень хорошо. Назавтра хороший охота будет. Тотемный зверь – совсем хорошо! Удача целый год будет! У бваны тотемный зверь какой?
- Не твоё дело, - пробурчало мадагаскарское величество.
- Если тотемный зверь слон – хорошо! – как ни в чём не бывало, продолжил Абунда. – Большой удача, здоровье, жён много. Если тотемный зверь лягушка – хорошо, но сильно хуже. Удача мало-мало, охота не часто, жена есть, но сварливый. Можно тотемный зверь поменять. К шаману надо.
Беньовский только презрительно фыркнул.
- И ты это просвещённому европейцу говоришь? Нет уж.
- А зверь, когда к бвана в сон приходить, что пытаться делать? – с ласковыми интонациями психиатра заинтересовался Абунда.
- А вот это, псякрев, точно не твоё дело!!! – взревел Беньовский. – Пшёл вон!
В камердинера полетел второй подсвечник. Абунда привычно поймал его, аккуратно поставил рядом с первым и метнулся за дверь.
- Бвана сильно-сильно злой, - задумчиво заметил он себе под нос. – Здоровье мало, красивый толстый жена совсем нет. Наверно, тотемный зверь – червяк. Надо у шамана спросить…

Барон Мориц Анадор де Беньовски тем временем злобно фыркал, вспоминая излишнее любопытство слуги. Содержимое сна он не рассказал бы никому.
Уже несколько месяцев Беньовский регулярно видел во сне лемура. Лемур был самый обыкновенный, блохастый, с тонкими трогательными лапками и огромнейшими печальными глазами. В общем-то, чёрт бы с ним. В конце концов, если бы он просто сидел и смотрел, это бы никого не волновало. Беньовский был не тот человек, чтобы его смутил какой-то лемур, пусть и появляющийся каждую ночь. Но лемур не просто сидел. Он к Беньовскому, как бы сказать…
Ладно,будем называть вещи своими именами. Лемур Беньовского нежно и старательно домогался.
Будучи по жизни харизматичным красавцем, Беньовский, естественно, всегда был любимцем женщин, и разбирался в предмете очень хорошо. Влюблённые лемуры его ну никак не устраивали. Во сне его мадагаскарское величество каждые пять минут отшвыривал лемура пинком, бил его палкой, швырялся камнями. Если во сне под рукой оказывался пистолет, Беньовский не задумываясь, пускал его в ход.
Бесполезно. Лемур был неубиваемый. Он вновь появлялся из ниоткуда, влюблённо смотрел на мадагаскарского повелителя огромными влажными глазами и тянулся к нему тонкими лапками, шепча нежную похабщину и пытаясь где-нибудь погладить. К утру невыспавшийся Беньовский просто зверел.


День пролетел в заботах и хлопотах. Огромная мадагаскарская луна выкатилась на небосвод и хитро подмигнула королю. Беньовский, в одной ночной рубашке, сидел на кровати, готовясь лечь, и накачивался вином, всем сердцем надеясь, что в эту ночь лемур не придёт.
В дверь просунулся Абунда, сияя и улыбаясь.
- Чего лыбишься, как начищенный ботфорт? – хмуро поинтересовался барон.
Вместо ответа Абунда достал из-за спины маленький калебас и торжественно протянул барону.
- И что это? – подозрительно поинтересовался Беньовский.
- Абунда для великого бваны что хочешь сделать! – радостно заявил слуга. – К шаману ходил!
- И?
- Шаман настой сделать. Сказал при встающей луне три капли пить. Бвана хорошо-хорошо спать будет, кричать перестанет.
- Да что там за отрава? – нахмурилось его мадагаскарское величество.
Абунда даже обиделся.
- Зачем про шамана плохо говоришь? Он много-много вождей лечить, все ему потом спасибо долго кланяться. Никто бване злое не желает! Если бвана заболеть, его воины тут же шамана стрелять будут.
«Может, рискнуть?» - подумал Беньовский. «Чёрт их знает, этих дикарей, они же в местных травах всяко лучше разбираются. Хоть посплю нормально…»
- Ладно, иди, - буркнул он слуге. – Три капли на бокал, говоришь?

-А-а-а-а-а-а-а-аа-а-а-а-аааааааа!
Его мадагаскарское величество в бешенстве слетел с кровати.
- Где этот улыбающийся выродок?!!! Убью!!!!!!
Беньовский не глядя, ухватил какой-то церемониальный посох, стоящий в углу в качестве сувенира и ринулся к двери.
- Бвана звать…? – Абунда не договорил, мгновенно развернулся и ринулся прятаться в тёмные переходы недостроенного дворца.
- Сны, говоришь??? – орал Беньовский, время от времени ухитряясь огреть посохом мечущегося, как опоссум, Абунду. – Шаман, псякрев, говоришь?!!!! Я тебе сейчас такого шамана покажу, ты у меня неделю собой крокодилов кормить будешь!!!! Лекарь-недоучка!!! Убью-у-у-у-у!!!
Абунда, наконец, вырвался во двор и с воплями растворился в ближайшем кустарнике. Беньовский злобно погрозил ему вслед кулаком и добавил несколько словесных конструкций, запомнившихся ему ещё с Большерецкого острога.
- Спать я сегодня точно не пойду, - плюнув, пробурчало его мадагаскарское величество.

Барона Морица Анадора де Беньовски можно было понять. Когда во сне вас хочет любить маленький печальный лемур с влажными глазами – это одно дело. Но когда в ваш сон приходит горилла…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments