Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Вся правда об осенних листьях


Золото осенних листьев
На земле лежит холодной.
Кто подскажет, кто расскажет,
Что с ним делают в дальнейшем?
Ведь нельзя же, чтобы столько
Этого добра бездарно
Пропадало в неизвестность.
И к тому же все мы видим,
Что таинственные люди
В странной необычной форме
(в спецоранжевых жилетах)
Шарят жадными граблями,
В чёрные мешки сгребая
Эти листья, как добычу.
А потом мешки увозят
В даль неведомую прямо
И на этом – неизвестность…
Что же дальше происходит?
«Я скажу вам, я отвечу»©
Эти осени лохмотья
Под покровом тёмной ночи
Из машин перегружают
На гигантский склад центральный
В Шереметьево. А после
В чрево «Боинга» пихают.
И, набив листвою трюмы,
«Боинг» радостный взлетает,
Курс держа на Солт-Лейк-Сити.
Там, в пустыне штата Юта
Высится завод огромный,
Где чумазые латинос
У котлов стоят гигантских.
В те котлы листву ссыпают,
Добавляют реагенты,
Под давлением и паром
Крутят в адской центрифуге,
Возгоняют, осаждают,
И на выходе имеют
Сникерсы и кока-колу.
Их немедленно пакуют
И за бешеные деньги
Снова продают в Россию,
Чтоб во всех ларьках полночных,
В гипермаркетах блестящих,
В сраных заводских столовых,
И во всех буфетах школьных
Эти сникерсы и колы
Постоянно возлежали
В бронированной витрине.
Вот что делают из листьев!
Вот о них святая правда!
Так написано в газетах!
Ну а я вам потихоньку
Сообщу, что это - лажа,
И завод большой – прикрытье.
И ваще, в любой газете
Врут как сивые кобылы.
В этом смысле переплюнуть
Их способен только ящик.
Так что – «всё не так, ребята»©
Значит, так. Создав шумиху,
Сконцентрировав вниманье
На вопросе: можно ль кушать
Сникерс вялый и недвижный
Как продукт переработки
Золотой листвы осенней,
Специальные структуры,
Счёт мешкам ведя строжайший,
Их везут в другое место.
Там, в степи под Оренбургом
(Место указать точнее
Не могу. Давал подписку)
Есть один завод режимный.
Вот туда листву привозят.
И проехав три кордона,
И пройдя сто три проверки,
Каждый хмурый дальнобойщик
Ставит фуру под разгрузку.
И по желобам наклонным
Листья сыплются в огромный
Чан подземный. Рядом люди
В масках и халатах белых
Жмут различнейшие кнопки,
Вертят всяческие ручки
Добавляют реагенты,
Под давлением и паром
Крутят в адской центрифуге,
Возгоняют, осаждают,
И на выходе имеют…
Да, ты правильно всё понял,
Проницательный читатель.
Получается плутоний!
Потому что сам подумай –
Ведь такого элемента
Нет у нас в земной природе
И существовать не может.
Так что ясно – получают
Этот гибельный плутоний
На секретных спецзаводах,
В тёмных бункерах подземных
Из листвы осенней палой.
А потом уже, конечно,
Мажут им боеголовки
Боевых ракет различных,
Чтоб враги дрожали в страхе!
Вот что делают из листьев!
Вот о них святая правда!
Так на ухо сообщают
Те, кто, будучи приближен,
Информацией владеет.
Но на самом деле, братцы,
Всё немножко по-другому…
Да, конечно, собирают
Эти листья по газонам,
В чёрные мешки пакуют,
И, всеобщее вниманье
Отвлекая, отправляют
В Солт-Лейк-Сити самолёты…
Только пшик в багажных трюмах.
Никаких там листьев нету.
И секретные структуры,
Тайно, под покровом ночи,
Гонят фуры к спецзаводу…
Только груза нет. В тех фурах
Пустота и прочий воздух.
А на самом-самом деле
Сверх-сверхтайные структуры
Этот груз в мешках огромных
Собирают, не считая,
Грузят их в товарный поезд,
И везут в Тверскую область.
Там мешки перегружают,
И на старенькой «кукушке»
Листья едут до деревни
Под названием Большие
(или Малые) Говнищи.
Я, признаться, сам не помню…
И серьёзные монахи
В чёрных рясах с клобуками
Молчаливой вереницей
Стаскивают эти листья
На широкое подворье
Прямо к старцу Дормидонту.
Сколько лет ему конкретно
Совершенно неизвестно.
Только есть упоминанье
В древних летописях мутных,
Что ещё Иван Четвёртый
Был воспитанником старца.
Дормидонт ему был дядькой,
Грамоте учил нещадно
И клюкою бил по попе.
(Что, конечно, было лишним,
Так как с психикой проблемы
У царя потом возникли.
Впрочем, это я отвлёкся…)
Старец Дормидонт с кряхтеньем,
И беззлобно посылая
Всех по матушке (особо
Власть, погоду и соседей)
Тащит те мешки с листвою
В свой глубокий тёмный подпол.
Там, среди ларя с картошкой,
Среди квашеной капусты,
Среди банок с самогоном,
Средь кадушек спелой клюквы
Листья молча ждут всю зиму.
А потом, в начале марта
Из мешков наружу лезут
Стайки молодых листочков
Зеленее глаз кошачьих,
Зеленее мхов болотных,
Зеленей оксида хрома,
Зеленее дихлорида
Никеля, и зеленее
Гидрокарбоната меди.
Распахнувши дверцу в подпол,
Старец Дормидонт кивает,
Крестится, и юным листьям
Говорит: «Летите с богом!»
И зелёные листочки,
Только-только развернувшись,
Стайками взмывают в воздух,
И собравшись в клин протяжный,
Мчат к родным местам, курлыча,
И летят к родным деревьям,
И садятся к ним на ветки,
И вздохнувши облегчённо,
К этим веткам прирастают.
Так что вот однажды утром,
Злой, голодный и похмельный,
Не проснувшийся нисколько,
Выйдешь погулять с собачкой:
Глядь, на улице - ВЕСНА!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments