Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Данный опус написан совместно с препушистейшей Хомякой aka kroharat

Хомка в стране диких кумкватов
или
в поисках таинственного хумуса


Макс: - В мире очень мало плюшек. Но где-то же их должно быть много?
Евгеша*мрачно*: - Внутри хомяка плюшек должно быть много.

Абсолютно не относящийся к делу эпиграф


Однажды Хомка собрался в паломничество.
Да-да, дорогой читатель, мы не шутим. Он собрался повязать голову зелёной чалмой увидеть Иерусалим и потрогать Святой Грааль (а если удастся, то и отковырять от него какой-нибудь блестящий камушек)
А виноват во всем был Земляничный рыцарь! Это он долгими дождливыми вечерами морочил Хомке голову своими рассказами о подвигах в Святой Земле. И вот, пожалуйста - в самой середине лета наш герой решил закрыть трактир на большой амбарный замок и слинять.
Впрочем, подвигов Хомка совершать не собирался.
- Нет уж, - ворчал он. - Знаю я эти подвиги. Пыжишься, мучаешься, спасаешь человечество, потом о тебе пишут пару абзацев в местной газетёнке и на этом всё. А лекарства и уборка территории - за свой счёт! Ну уж нет!
Так что Хомка собирался заняться чем-нибудь более тихим. Поисками клада, например.

Едва сойдя в аэропорту Бен-Гурион, Хомка первым делом отыскал антикварную лавчонку и потребовал старинную карту с указанием клада.
- Пжалста, уважаемый, об чём таки речь, - охотно согласился старенький торговец в треснувших очках. – Ви хочете знать за таинственный клад? Сию секунду ви будете за него знать. Вот вам на минуточку самая что ни на есть старинная карта. Ви знаете, с этой картой мой прадедушка исходил все пригороды Хайфы, но так и не нашёл, шо на ней накорябано. Впрочем, ему простительно, мой прадедушка, как это таки не прискорбно, был неграмотный. Ви же, как я имею честь с вас наблюдать, опытный путешественник. Берите, уважаемый, и пусть удача позволит вам заглянуть в своё декольте, шоб мине так жить!
Хомка, не торгуясь, приобрёл карту за сто пятьдесят шекелей и спросил только, ткнув лапкой в непонятные значки:
- А здесь что написано?
Торговец, чрезвычайно довольный тем, что сбагрил наивному туристу старый рекламный буклетик, напустил на себя таинственный вид и, водя пальцем по строчкам, тихонько прошептал:
- Надпись гласит: «Здесь можно найти хумус!»
Что такое хумус, Хомка не знал. Но разве настоящего героя могут смутить такие мелочи?
- Отлично, - согласился Хомка. – Тайны – это наше всё. Чуть хуже, чем плюшки, но тоже неплохо.
- И ещё рекомендую вам, если будете увидеть кумкватов – проявляете осторожностей, - добавил торговец. – Сейчас, видите ли, не сезон.
Хомка кивнул с таким видом, будто всё понял.

Многие бы на месте Хомки задумались - как добраться до клада? Начали бы рассчитывать маршрут, прикидывать, сколько продуктов взять, нанимать ли вьючных верблюдов, застрелить ли по окончании пути местного проводника и тому подобное. Хомка не стал устраивать себе таких сложностей, чем лишний раз доказал свою опытность в путешествиях.
Он просто взял такси.
На поднятую лапку Хомки тут же со скрежетом остановилось нечто пыльное и скрипучее. За баранкой этой развалюхи сидел таксист, при одном взгляде на которого становилось ясно – когда его машина окончательно приобретёт статус металлолома, он сумеет продать её дороже, чем покупал новую.
- Куда едем? – бодро поинтересовался водитель. – Только не говорите мине, шо вам надо всего-то на ближайший базарчик. Ви же впервые у нас в стране? Как насчёт образцовой обзорной экскурсии? Слушайте мине сюда, я тут знаю всех и всё. Сейчас мы поедем смотреть старинные развалины храма Давида, шоб он был здоров, потом… Кстати, о Давиде. Ви знаете, моего племянника зовут тоже Давид. И вот как-то раз…
- Не надо, - строго прервал его Хомка. – Лучше таки скажите мине… тьфу, скажите мне, где тут у вас можно найти старинный клад?
- Знаю ли я, где здесь можно найти старинный клад? Ой-вей, ну ви таки правильно нашли кому задавать таких вопросов! Спросите кого угодно, и любой скажет вам, шо за такой интерес вам может помочь только Изя!
- А где его можно найти, простите? - поинтересовался Хомка.
- Ви таки ещё не представляете, как вам повезло, потому что Изей мине назвала ещё моя покойная бабушка! Мама хотела назвать мине Соломончиком, но ви же понимаете, шо против бабушки она таки не имела никаких шансов поперёк. И вот теперь, когда вся округа…
- Клад, - холодно напомнил Хомка.
- А как ви сами думаете, я о чём? Если Изя говорит вам, шо ви таки доедете до нужного вам места, это значит, шо ви до него таки доедете. Можете плюнуть мине в самое сэрдце, если это не так. Садитесь и слушайте сюда, шо я вам сейчас расскажу за этих самых кладов! Ви знаете старого Зяму Финштейна? Он держит маленькую лавочку подержанной мебели на углу Герцль и Балфура и, между нами говоря, этот поц ещё ухитряется не платить муниципалитету за электричество. Так вот, когда старый Зяма Финштейн ещё не был старым Финштейном, а таки скорее наоборот, был сопливым Зямой, он женился на Розочке Циммельман. И целых два дня после свадьбы этот шлимазл уверял всех, шо ему достался в лице Розочки самый настоящий клад, ровно до того момента, когда ему узнали, шо Розочка уже взяла в кредит домик в пригороде, и теперь Зяме придётся работать самую чуточку побольше, раза этак в два или три, потому что банк выставил наивной Розочке совершенно грабительские проценты. Впрочем, если считать Розочку кладом, то Зяме можно позавидовать, потому что с возрастом Розочка очень даже сколько прибавила в количестве. Скажем так, если после свадьбы её можно было носить на руках, то теперь Зяме для этой же самой цели нужно заказывать заводской погрузчик, да и то не факт, шо он потянет эти красиво колышущиеся Розочкины центнеры. А вот когда я работал у Арончика, который тоже кстати, шлимазл тот ещё…
Слушая очередной рассказ об шлимазле Арончике, Хомка незаметно задремал.

Когда он проснулся, то обнаружил вокруг по меньшей мере три возмутительные вещи:
а) очень много горячего желтого песка вокруг. Очень. Много.
б) огромное рыжее солнце над головой. А панамку, между прочим, Хомка с собой не взял.
в) цифру на счётчике, похожую на расстояние от Земли до Юпитера. В миллиметрах.
- Это что, попытка вычислить число «пи» без единой запятой? - попытался пошутить Хомка. Но шутка получилась несмешная. Таксист с милым библейским именем рвал на себе кепку и клялся, что он ещё сделал уважаемому пассажиру колоссальную скидку. Хомка, оказавшись перед дилеммой – заплатить по счёту или пускать в ход дробовик, полез за шпаргалкой. Ибо перед отъездом в далёкую и таинственную Страну Кумкватов сердобольные соседи настойчиво предупреждали Хомку:
- не ложиться спать в зарослях ядовитого фалафеля;
- не купаться в Иордане, где водится хищный гефилте-фиш;
- не мацать мацу;
- не кошерить;
- не путать персики с пейсами;
- не путать тухес с нахес;
- Шлема - это человек;
- и никогда не кормите гремлинов в полночь спорить с местными таксистами!
Хомка благодарил за советы, тщательно записывал всё на листочки и тут же их терял. Впрочем, один случайный экземпляр оказался в жилетном кармане. Бегло ознакомившись с последним советом, Хомка насупился и полез за кошельком. Сияющий таксист неуловимо спрятал деньги и поинтересовался, куда приехать забрать уважаемого клиента. В ответ Хомка плюнул ему под ноги, возмущенно распушив ффост - сказать, что сложившаяся ситуация Хомку не радовала, было бы значительным преуменьшением.
Такси, громыхая, уехало. Хомка, за неимением панамки, напялил пробковый шлем и посмотрел на карту. Таинственный клад загадочного хумуса был где-то неподалёку. Мужественный путешественник решительно посмотрел на компас, потом перевернул его вверх ногами, снова посмотрел и зашагал в пустыню.

Шли годы. Ругаясь сквозь зубы, Хомка продирался сквозь облагороженные редкими кактусами барханы Синайской пустыни. Солнце нещадно палило, и от этого жара не спасал даже пробковый шлем.
- Шоб у местных тушканчиков все ихние жалкие ффосты облысели! – пыхтел Хомка. – Шоб этим кактусам всю жизнь иглотерапию по утрам делали! Кумкват меня сожри!
Хомку можно было понять. Он тащил с собой рюкзак, огромный мешок и ещё более огромный дробовик, из которого можно было прострелить навылет с десяток слонов, выстроенных друг за дружкой. Мешок предназначался, как мы уже выше сказали, для таинственного и загадочного хумуса. Из дробовика Хомка собирался отстреливать кумкватов, буде те на него посмеют напасть.
Кто такие кумкваты, Хомка точно не знал. Но какое-то время назад он читал "Зоологическую сумеречную энциклопедию" и вынес оттуда твёрдое убеждение в их коварстве и злокозненности.
"Кумкваты, - думал Хомка, - они такие... Никогда не знаешь, из-за какого угла набросятся... И ядовитые ли у них щупальца? Впрочем, кто вооружен - тот защищен!" - подбадривал он себя, поправляя на плече ремешок от тяжеленного дробовика.

Вода во фляжке заканчивалась. Подлые кактусы так и норовили сделать Хомке примитивную, но очень чувствительную пакость. Хомка уже морально готов был за бурдюк с водой перестрелять целое племя атакующих кумкватов-каннибалов, не боясь ни отравленных бумерангов, ни хитрых ловушек. Но затаившиеся кумкваты прятались по кустам, подавая друг другу неслышные сигналы, и Хомке на глаза попадаться не желали.
«Хомки не сдаются!» - напоминал себе Хомка уже в который раз, когда образ блюда домашних плюшек вместе с огромной запотевшей кружкой холодного молока возникал в жарком мареве над очередным барханом.
Однообразие пустыни нарушилось. Вдали показались какие-то руины. Хомка остановился.
- Руины – это древний город, - сказал он сам себе. – А в древнем городе жили древние люди. Или древние кумкваты, неважно. А раз они там жили, они должны были что-то пить. А раз так – там может оказаться колодец!
Интуиция не подвела великого путешественника. Хомка радостно кинулся к древнему каменному колодцу. В глубине маслянисто блестела вода, и тянуло прохладой.
- Ура-а-а-а! – захрипел изнывающий от жажды Хомка.
Из тёмной глубины высунулся дух колодца, чем-то напоминающий сильно усохшего джинна из советского фильма про Алладина.
- И шо ви тут хочете мне умного сообщить? – ворчливо осведомился дух.
- Воды! - прохрипел Хомка.
- Таки без проблем. Десять шекелей.
От удивления Хомка даже забыл, что хочет пить.
- Уважаемый, я таки имею до вас один вопрос. Скажите мине, на кой чёрт грибообразному клочку тумана деньги?
Колодезный дух даже немного растерялся
- А действительно, зачем?
- Да, вот именно? – наступал Хомка.
Дух колодца подумал, сделал попытку почесать затылок под тюрбаном (естественно, призрачная рука прошла насквозь призрачной головы) и, насупившись, вынес вердикт:
- Не знаю, но чувствую, что надо. Наверное, здесь место такое…
- Вот уж точно, - проворчал сквозь зубы Хомка, но послушно полез за кошельком.

К тому моменту как Хомка напился и заботливо наполнил купленную тут же у духа складную канистру, уже наступал вечер. В руинах Хомке не понравилось, и он решил переночевать в пустыне. Стемнело. Хомка поднял голову - и перед ним раскинулось обширное покрывало ночного неба, пронизанное маленькими яркими звездочками. "Красота!" - подумал Хомка.
Потом деловито достал из рюкзака любимое стеганое одеяло, подушку в розовых рюшечках, ночной колпак с помпоном, теплые полосатые носки… и маленького плюшевого медведика. «Бусечка ты моя», - умильно пробормотал Хомка, прижимая медведика к груди. Потом удобно устроил игрушку на подушке, подоткнул уголок одеяла и нежно улыбнулся. Уж Хомка-то, как никто другой, знал о домашней уютной магии плюшевых медведиков. «Ты мой хороший, мой самый лучший на свете мишка… Люблю тебя до луны и обратно!», - пробормотал Хомка, сворачиваясь под одеялом уютным клубочком – и посильнее прижал к щеке своего медвежонка. "Интересно, а звездная пыль - это сахарная пудра или все-таки ваниль?" - подумал он, уже засыпая, и облизнулся.

Сон Хомке приснился довольно пакостный. Он стоял, привязанный к высохшему корявому кактусу, а вокруг него плясали дикие кумкваты. Они с ног до головы были разукрашены оранжевыми узорами, и размахивали поварскими тесаками. Рядом горел костёр, над которым был прилажен вертел.
- Убугуг дубугуг! – кричал вождь кумкватов и плотоядно облизывался, глядя на Хомку.
- Таки убугуг! – подхватывало племя.
Больше всего Хомку огорчало в этом сне то, что стоящее рядом с вертелом большое ведёрко майонеза было просроченным.

А проснулся Хомка почему-то под кустом. Как это растение тут оказалось, до сих пор никто не знает. Нам хочется считать, что это был просто бродячий хомяколюбивый куст, склонный к неторопливым, вдумчивым прогулкам под звездным небом, спонтанным актам сострадания и бескорыстной любви. Но подозреваем, что правда, как всегда, окажется куда непригляднее. Как бы то ни было, Хомка проснулся под кустом. И этот куст мелко дрожал и попискивал. Хомке это показалось очень подозрительным, так что он решил разобраться с кустом не откладывая – и поудобнее перехватил свой дробовик. Придвинувшись поближе, он прислушался.
- Хе-е-е-елп! Хее-е-еелп! - раздавался противный и очень подозрительный писк. Хомка, слегка недоумевая, сунул дуло дробовика прямо в середину куста.
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! – писк перешёл в вопль. Хомка пожал плечами и решил всё-таки взглянуть сам.
-Ты чего орешь? - спросил он дрожащую тварюшку, отдалённо напоминающую немилосердно отощавшего тушканчика. - И, кстати, что это за хельп такой?!
- Это международный призыв о помощи! - слегка вызывающе ответила тварюшка, и тут же на всякий случай жалобно пропищала –Хе-е-елп!
- И чем тебе международное сообщество в моём лице должно помочь? – вежливо осведомился Хомка.
- А покушать у тебя ничего нету?
- Допустим, есть. И дальше что?
- Подай, добрый путешественник, ради господа нашего, и жён его, и детишек его, и племянников его, и внуков его, и двоюродных братьев его, и …
- Стоп-стоп-стоп, - перебил его Хомка. – Какие у господа двоюродные братья?
- А я откуда знаю? – удивился побирушка. – Ну, подай ради троюродных!
Хомка подумал.
- А ты местный? – спросил он.
- А как же! Всю жизнь здесь живу. Хотя разве это жизнь…
Хомка принял решение и вытащил из рюкзака большой сухарь.
- Значит, слушай. Я беру тебя в проводники…
- Я согласен, хозяин! – заорал зверёк, пытаясь одновременно дотянуться до сухаря и при этом облобызать Хомке задние лапки.
- Только вот пойдёшь на поводке, - добавил Хомка. – Не нравятся мне твои бегающие глазки.
- Да хоть на коленях поползу, хозяин! – завопил зверёк, хватая сухарь обеими лапками.
- Кстати, забыл спросить, ты сам кто будешь? – тоном строгого следователя поинтересовался Хомка.
- Суслик я, - прохрипела тварюшка, яростно заглатывая сухарь.
Про сусликов Хомка знал всё. В своё время сэр Макс подробно рассказал ему об этой отрыжке животного мира. Так что Хомка не спускал с суслика глаз и время от времени потуже затягивал узел на шее блохастого проводника. Суслик был жалок, и против поводка не возражал нисколько - лишь бы кормили вовремя.
После того как на привале Хомка скормил суслику целую банку тушёнки, тот готов был его боготворить и идти за ним на край света, аки апостол. Причём, очень даже известно какой. Зная сусликов, можно не сомневаться, что это был бы Иуда.
Карту суслику Хомка показывать не стал. Впрочем, тот всё равно ничего бы не понял. Но вот на вопрос о таинственном хумусе суслик приосанился, и завопил, что прекрасно знает это место, и что он доведёт туда любимого хозяина за пять минут, ну в крайнем случае за день. И засеменил довольно уверенно. Прошло часа три.
-Ну, где там этот твой таинственный хумус? - каждые пять минут вопрошал Хомка, подозрительно косясь по сторонам.
- Уже скоро, хозяин... вот сюда... Осторожно, хозяин, вот тут холмик…
- Без тебя вижу! - огрызался Хомка.
- Моя прелесссссть, - бормотал суслик под нос
- Чего-чего?
-Ничего, хозяин... Хороший сус-с-с-слик покажет дорогу к хумус-с-с-су... уже с-с-скоро. Хумус-с-с-с, хумус-с-с-с.... да-с-с-с-с, наша прелес-с-с-сть…

Попетляв по высохшему руслу реки, кладоискатели поднялись чуть вверх. И тут Хомка обомлел.
- Слушай, как тебя... суслик! А как мы вообще тут оказались? Пустыня же вроде вокруг была, - Хомка с недоумением покосился на аккуратные домики, благоухающие розами палисадники и мерно шелестящие над головой пальмы. Потянул носом - в воздухе отчетливо пахло морем!! Ну какое море может быть в пустыне?!
- Да-с-с-с, хозяин, море... Море и хумус-с-ссс... Мы же час назад за барханом налево свернули, там срезать можно, и вышли прямо в Хайфу...
- Чегоооо?!?! - Хомка не поверил своим ушам.
- Ничего, хозяин... С-с-сс-скореее, хумусс-с-с уже близс-с-ско!
Натянув поводок изо всех силёнок, суслик подтащил Хомку к маленькой палаточке, торгующей фастфудом. Сидевший на раскладном стульчике продавец-марроканец тут же сделал стойку:
- Чего изволите?
- Добрый хозяин хочет хумус! – взвизгнул суслик, нагло взирая снизу вверх на продавца.
Улыбающийсямарроканец выложил в маленькую миску нечто и радостно протянул Хомке.
- И вот это я искал? –ошарашено сказал Хомка, брезгливо рассматривая в мисочке неаппетитно выглядящее серое месиво.
Улыбающийся марроканец протянул ему новенькую пластиковую ложку.
Хомка понял, что обязан попробовать этот так жестоко обманувший его ожидания хумус. Неужели он зря шёл через пустыню? Зажмурившись, Хомка отправил ложку в рот.
Суслик, забыв про всё на свете, вдохновенно шарился в помойке.
- А ты знаешь, неплохо, - неожиданно сказал Хомка, доев свою порцию. – А сделайте-ка мне ещё! И почём у вас банка? А упаковка? А если я оптом возьму?

P.S. О том, как Хомка ругался с таможенниками, искренне недоумевавшими, зачем пушистому туристу целый чемодан хумуса, можно написать целую эпопею. Но это, друзья наши - уже совершенно другая история...
P.P.S. Ни одной тушки кумквата Хомка в эту поездку так и не добыл. Повесить трофей на стену в Доме-на-Болоте представлялось нереальным.
- Придётся в следующий раз, - вздохнул Хомка.
Tags: Трактир "У Хомъки"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments