Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Очередная маразмпоэма

Шпион


Москва. Июль. На улице плюс тридцать.
В дешёвой однокомнатной хрущёвке
Звенит будильник. Яростно зевая,
Лениво выползает из кровати
Простой, обычный с виду гражданин.
Но только с виду. Говорю вам сразу:
Не токарь он, не инженер, не дворник,
Не журналист и даже не психолог -
Он рядовой шпион страны враждебной,
Давным-давно уже внедрённый к нам,
Чтоб вызнать государственные тайны.
Живёт он тихо, не блюёт в подъезде,
К тому ж исправно платит за квартиру…
Никто шпиона не подозревает.
Пора бы собираться на работу.
Шпион умытый, тщательно побрившись,
Пред зеркалом старательно колдует,
Наклеивая пышные усы
Размера так четвёртого, не меньше.
Напяливает тёмные очки.
Надет костюм оттенка крымской ночи,
Начищены армейские ботинки.
И чёрный плащ. Ну, это без сомненья.
(Он помнит, что на улице плюс тридцать)
Noblesse oblige. И некуда деваться.
Нельзя же быть шпиону без плаща?
Почти готов. А кстати, где же шляпа?
Без шляпы не шпион, а чёрт-те что…
Тьфу, сам же сдал вчера в химчистку!
И что теперь? В шкафу лежит сомбреро…
Придётся надевать. С плащом, конечно,
Не очень гармонирует, ну ладно.
Тут главное – не привлекать вниманья!
И из толпы не сильно выделяться.
Последний штрих. Шпион вздыхает тяжко
И надевает старый акваланг
(На всякий случай. Мало ль, пригодится!
В шпионской жизни никогда не знаешь,
Где проведёшь ближайшую неделю.
Быть надо ко всему всегда готовым!)
В карман засунув мини-диктофон
Три килограмма весом (что поделать,
модель, увы, немножко устарела)
Шпион, кряхтя, спускается во двор,
Идёт на остановку и, ругаясь,
Влезает в переполненный автобус,
Пихая пассажиров аквалангом,
Не забывая оплатить проезд.
Маршрут шпиона – на колхозный рынок.
В людской толпе узнать так много можно:
В правительстве какие перемены,
Где спрятаны валютные резервы,
Кто родину готов продать хоть завтра…
Старушки знают всё гораздо раньше,
Чем будет напечатано в газетах.
Шпион легко знакомится с людьми,
Небрежно представляясь: «Ай эм Вася.
Работать на заводе старший слесарь.
Май хобби – за политика болтать»
И потрясённо слушает в ответ
Цветистые эпитеты, из коих
Он узнаёт, что облико морале
Народных депутатов таково,
Что можно их сажать без доказательств,
Достаточно на морды поглядеть.
А можно, покупая помидоры,
У продавца потом спросить небрежно,
Не в курсе ль он, где здесь завод секретный?
И что там выпускают – пулемёты
Или баллоны с газовой отравой?
И лишний раз услышать подтвержденье,
Что все заводы делают ракеты,
И это всем и каждому известно!

Под вечер, утомлённый, но довольный
Шпион идёт домой, затарясь пивом.
Он быстро греет на плите тушёнку,
И делает два сэндвича с сосиской.
Пора сливать полученную инфу.
Кряхтя, шпион ползёт на антресоли
И рацию с натугой достаёт.
Обдумав содержание шифровки,
По рации стучит он прямо в центр.
Но рация в ответ ему ни звука.
Тогда шпион стучит чуть-чуть левее.
И сбоку. И ещё пять дюймов вправо.
В ответ – молчок. Шпион вдруг вспоминает,
Что рацию неплохо бы включить.
Включает. Разгораясь, огоньки
Приветливо курлычут и мигают.
Шпион опять стучит свою шифровку.
Из рации испуганно: «Кто там?»
Шпион буквально падает со стула:
Центр так не отвечает! Вот проклятье,
Придётся всё ж инструкцию читать!
Шпион листает старенький блокнотик,
Который он привёз с собой из Лэнгли.
Так… Что? Стучать ключом? Что за нелепость?
В растерянности лезет он в карман
И достаёт громаднейшую связку
Ключей различных. Этот от квартиры,
Второй – подъездный, остальные – так…
Он носит их с собой на всякий случай:
Вдруг нужно будет на объект секретный
Проникнуть срочно, а у них замок.
Вот тут ему ключи и пригодятся!
Не первый, так тридцатый подойдёт
Наверно… Впрочем, нам не до замков.
Сейчас решить вопрос другой важнее –
Каким ключом по рации стучать?
Подумав полчаса, шпион решает
Стучать отмычкой. Но она в руках
Ломается и падает на клеммы.
Фонтанчик искр и рация дымит,
И замолкает жалобно навеки.
Шпион в тоске глядит на хладный труп
Знакомого до боли средства связи.
А делать что? Как передать шифровку?
В отчаяньи стучит он головой
По гулкой и холодной батарее.
В ответ из батареи стук морзянки:
«Да-да, я слышу вас, приём, приём».
Обрадованный возрождённой связью,
Шпион стучит подробнейший доклад.
Стучит часа четыре. Наконец,
За дверью слыша чёрный мат соседей,
Он быстро отбивает: «До свиданья!»
И прекращает головой стучать.
Неистово соседи в дверь трезвонят.
Шпион тихонько подползает к двери
И в скважину спокойно поясняет:
«Нет дома никого!» Конфликт исчерпан.
Ну разве что на двери появились
Три буквы, всем знакомые, как солнце.
Шпион включает радиоприёмник
И ручку покрутив, сквозь треск и грохот,
На сон грядущий ловит Би-Би-Си.
И со слезой родной внимает речи.
Ну, хватит. Расправляет одеяло,
Щекою прижимается к подушке…
О чёрт! Опять усы забыл отклеить!
А, хрен бы с ними. Завтра всё поправлю.
Шпион, зевая, смотрит в потолок.
А неплохая, в сущности, работа.
На воздухе, с людьми… К тому же дома
В надёжном скромном оклахомском банке
Растёт тихонько счёт. И слава богу.
А здесь весьма хорошая страна…
Не Африка… Душевные здесь люди.
Сосед Петрович звал недавно выпить…
Одно лишь омрачает жизнь шпиона –
Проклятый акваланг! Как тяжело
Таскать его с собой.
Устал…
Но надо!
Tags: маразмпоэмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 37 comments