Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема проекта - " День Ведьминых Кружев"

Заповедник Сказок

Кружево по дороге


- Ты, что ль, ведьма будешь? – хмуро буркнул дородный мужик в кольчуге, вломившись без стука в избушку.
Сидевшая у окна молодая женщина в лёгком сарафане оторвалась от плетения кружева и весело взглянула на гостя.
- Ты здесь кого-нибудь ещё видишь?
- Дык, это… Не-а.
- Тогда я. Чего пришёл, странник?
- Повелевает князь тебе прибыть в столицу да явиться на службу в Войсковой приказ!
- О как. Оборонную промышленность родной державы решил крепить князь-батюшка?
- Чё?
- Ведьму на военной службе хочет иметь?
- Ну да, значит, желает князь, чтоб ты порчу и всякие лютости на врагов наших насылала!
- Бесплатно?
- А… Ты ж ведьма, тебе вроде как в радость должно быть?
- То есть на услугах специалиста князюшка собирается сэкономить … Какая умилительная и милая непосредственность, - насмешливо протянула ведьма. – А главное - с каких таких пряников, скажи мне, я должна срываться с насиженного места и помогать князю в его амбициозных устремлениях?
- Чё?
- Зачем мне это надо, спрашиваю?
- Ты, это, отказываешься, что ли? Воле князя перечить?
- Ой, далёко сидит твой князь, не находишь?
Воевода демонстративно потянул из ножен меч. Точнее, попробовал потянуть. Меч застыл как приклеенный, и вылезать на свет божий не желал.
- Не хамил бы ты в доме ведьмы, гость незваный, - с весёлыми искорками в глазах заметила хозяйка, наблюдая перекошенное от натуги лицо воеводы.
Воевода отпустил рукоять, злобно глянул в ответ, выдохнул и схватился за меч изо всей дури.
Раздался вопль. Рукоять меча успела непонятным образом раскалиться.
- Шуткуешь, значит, - с угрозой в голосе начал гость. – Смотри, дошуткуешься… Я ведь могу вернуться, да с дружиной в гости заглянуть. Гляди, по-другому запоёшь, когда домишко твой заполыхает…
- Фи, уже прямые угрозы начались? А насчёт дружины на подмогу… Тебе ж, витязь, для этого ещё домой вернуться надо.
Воевода расправил плечи.
- Нешто ты меня удержать смогёшь?
Ведьма звонко расхохоталась.
- Ну, ты о себе возомнил! Интереснее сделаем. Слушай, да запоминай. Коль доплетёшь до конца – так и распрямятся дороги твои запутанные. Держи!
Недоделанное кружево вместе с раскачивающимися на нитях коклюшками полетело в гостя. Воевода инстинктивно выставил вперёд руку. Свет померк и воина закрутило в цветном вихре...

Очнулся воевода в низком чахлом лесочке на берегу небольшого болотца. Весёленький нежно-зелёный цвет ряски радовал глаз. Больше радоваться было нечему.
- Ить, ведьма как есть ведьма проклятущая! – буркнул под нос воевода, добавив приглушённо ещё несколько слов. – И конь мой добрый возле избушки остался… Ну, да ничо. Нам по лесу ходить не впервой.
Тропинка услужливо ложилась под ноги. Птиц слышно не было, зато комары вились гудящей тучей, несмотря на то, что по расчётам воеводы, он удалился от болота уже вёрст на десять. Извернувшись последний раз, тропинка нырнула в колючие заросли, которые воевода в два взмаха расчистил мечом. И остолбенел.
Он стоял возле того же болотца. Чуть левее даже виднелись следы от его сапог, уходящие в лес.
- Та-а-ак, - хмыкнул воин. – Водит, значит, ведьма-то… Ладно, впредь осторожнее пойдём.
Решив передохнуть, воевода присел на травку и снял заплечный мешок. Развязав горловину, уставший путник нашарил внутри заботливо припасённую краюху хлеба и…
То самое недоделанное ведьмино кружево.
- Ах чтоб тебе! – коротко и ёмко высказался воевода, швырнув кружево в кусты.
Перекусив, воевода снова направился в лес, зайдя в другом месте. Тропинка немного петляла, но он мог поклясться, что основное направление выдерживается чётко. Тем горше был итог. К вечеру запыхавшийся воевода вновь тупо таращился на знакомое болотце. Хор лягушек приветствовал его уже как доброго знакомого.
Вдоволь напротирав глаза, воевода принял разумное решение заночевать. Натаскав лапника, он сделал себе лежанку, развёл костёр и, напившись из тонюсенького ручейка, полез за остатками хлеба.
Проклятое кружево вновь лежало в мешке.
Воевода противно ухмыльнулся, закинул плетение в болото и ещё жердью притопил.
Спал воевода тревожно, и во сне ему виделась жареная курица в кружевной накидке…

На завтрак был стебелёк травы и свежий воздух. Презрев бесчестные обманные тропинки, воевода ломился рассерженным медведем сквозь лес напрямую, не обращая внимания на бурелом и колючки. Мешающие ему деревья он попросту сшибал. В основном, головой. Поднимающееся к зениту солнце, изредка видимое сквозь листву, воевода чётко выдерживал справа.
Болотце было на месте, и вчерашняя стоянка была на месте, и озверевший путник находился на этом же месте.
- Да что ж это такое! – рявкнул воевода.
Вылезшая из болота лягушка похотливо квакнула в ответ. Воевода поймал себя на том, что машинально прикинул её упитанность. В голове всплыли рассказы старого дружинника Онуфрия, который клялся, что в заморских землях лягушек едят почём зря, да ещё за деликатес держат.
- Нет уж, - буркнул воевода. – Не жди, не оскоромлюсь.
Лягушка разочарованно квакнула и ушлёпала в болото.
Воевода подумал, снял кафтан, вывернул наизнанку, скрестил за спиной пальцы и упорно, но осторожненько побрёл обратно в лес.
Вчерашняя стоянка пригодилась и на этот вечер. Проклятое кружево вновь оказалось в мешке. Но хлеба больше не было.
На следующий день воевода уже не столько пытался найти выход, сколько высматривал грибы. Приличные грибы прятались, как опытные дружинники в засаде. Нагловатые мухоморы воевода собирать не стал. Живот бурчал громче самого воеводы.
К вечеру бедолага уплетал жареных лягушек за обе щёки, смотрел в землю и не возникал.
Восход четвёртого дня застал воеводу стоящим на коленях и шарящимся в недрах мешка. Извлечённое наружу кружево заплясало на ветерке.
«Коль доплетёшь до конца – так и распрямятся дороги твои запутанные» - звонко прозвучало в голове несчастного государева человека.

- Господи, вразуми, как это делается-то? - взмолился воевода куда-то в небо, неумело берясь своими корявыми пальцами за коклюшки…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 42 comments