Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема проекта - " Парад Новогодних Сказок - 2016"

Заповедник Сказок


Данная сказка написана в соавторстве с блестящим многоговорливейшим Романом aka prizrak_spb. Специально для препушистейшей Евгеши aka kroharat

Новогодняя сказка для Евгеши


Хомка зло и мрачно смотрел на кучу имбирных пряников.
Вы, наверное, не поверили своим ушам. Хомка мрачно смотрел на пряники???? На имбирные???????
Да, чёрт побери!
Потому что эти пряники рухнули на него подло, без предупреждения, стукнули по лбу, чуть не погребли его под своей тяжестью, а самое главное - они рухнули из гардероба!
Да, того самого, где Хомка хранит свои знаменитые доставшиеся по наследству Боевые Трусы , и прочее, извиняюсь, бельё. Нет, вы мне скажите, пряникам там место?
- Пряники, это конечно, хорошо, - бурчал Хомка, сидя на полу и потирая шишку на голове, оставленную одним особо вредным и зачерствевшим экземпляром кондитерской промышленности. - Но почему из шкафа?
Это была тайна. А Хомка не привык оставлять тайны неразгаданными...

Не успел Хомка присесть на кухне, чтобы спокойно подумать о том, что случилось, как ему на макушку упал здоровенный кусок бисквитного торта. Медленно закипая, Хомка всё-таки попробовал его и не смог не отметить, что крем в меру воздушный, а бисквит пропитан замечательной вишнёвой наливкой. Однако ходить с грязной шёрсткой было всё-таки не очень удобно, поэтому Хомка решил принять ванну. Но для этого так или иначе надо было заглянуть в платяной шкаф, откуда в облаке сахарной пудры на него свалился целый тазик свежевыпеченных пышек. Прочихавшись, наш герой обнаружил под одной лапкой тарелку марципана, а под другой - пару десятков эклеров. Устав от метания по дому, обсыпанный сахарной пудрой, благоухающий ванилью, кардамоном, имбирём и корицей, Хомка всё-таки добрёл до ванной комнаты, наивно рассчитывая полежать в приятно горячей водичке и выпить чашечку какавы. Но и здесь его поджидал жестокий облом: вместо белоснежной купели стояло что-то, с горкой засыпанной плюшками, пирожками, штруделями, вафлями с лимонной, вишневой, варено-сгущённой, топлёно-молочной и многими другими начинками. А вместо аккуратно расставленных шампуней и прочих мочалок по бокам наглыми шеренгами стояли отделения зефирок, взводы пастил и роты цукатов. А во главе всего этого "воинства" стояла фигурка Хомки в натуральную величину из цельного шоколада!
Окончательно обалдевший от наступления наглых кондитерских изделий по всем фронтам, Хомка взвыл и поскакал к соседям.

Ближайшим обитаемым жилищем рядом с Хомкой была берлога старого Бурундука . Выслушав сбивчивый рассказ Хомки, Бурундук неторопливо закурил и поинтересовался:
- В холодильнике смотрел?
- Да.
- А под подушкой?
- Везде смотрел, - буркнул Хомка.
- Гм… - сказал Бурундук. – А вот так?
С этими словами он вытащил из буфета банку тушёнки и её протянул взъерошенному Хомке.
Яростно вскрыв банку, с этикетки которой таращилась непередаваемо грустная ряха осознавшей свою участь хрюшки, Хомка обнаружил на дне...
Правильно, горсть леденцов.
- Это уже совсем никуда не годится, - проворчал Хомка. - Какой добрый (за ногу его по всем подворотням, а после основанием черепа об забор!) волшебник подсуропил мне такое счастье?
- Насчёт волшебства - интересная мысль, - сказал Бурундук. – Ну-ка, вспоминай, какие-нибудь волшебные вещи у тебя дома есть?
Хомка пожал плечами:
- Да у меня дом в принципе волшебный. А так, по большому счёту - вроде бы ничего особенного. Дверей в Нарнию я не открывал, палочку у Гарри Поттера не тырил, волшебные зелья не пил, грибочки незнакомую еду не ел. Дядь Бурундук, ну сам посуди, откуда у меня волшебные вещи? Если только таковыми считать несколько рождественских открыток от моих друзей.
- Думай, - только и сказал Бурундук.
Хомка припомнил свою позапрошлогоднюю поездку в Турцию. Там какой-то барыга всучил ему в сувенирной лавочке грязноватую бутылочку извращённой формы, причём со всем восточным темпераментом клялся, что там обитает самый настоящий джинн. Хомка, разумеется, ни разу ему не поверил, но ради прикола взял. Дома он сунул эту посудину в самый дальний угол кладовки и моментально забыл о ней. Теперь пришло время проверить.

Хомка вернулся домой и решительно сорвал сургучную пробку. Из горлышка отчётливо потянуло можжевельником. Хомка перевернул бутылочку и потряс её над столом.
Медленно, как кисель, из бутылки вылилась полупрозрачная фигура морщинистого старца. На востоке при взгляде на такого типа, возможно, сказали бы: «странствующий дервиш», но в голову Хомке лезло только одно стандартное «бомж».
- Хаз-зяин! – завопил старичок. – Давай выпьем, э? Джин уважаешь?
- Вот щас всё брошу и буду синячить неизвестно с кем, - огрызнулся Хомка. – Отвечай, нашествие сладостей – твоих рук дело?
- Вай-мэ, зачем так говоришь? Сижу бутылка, джин пию, никого не трогаю…
- Ты ещё добавь «примус починяю», – буркнул Хомка.
- Э? Нет, примус не знаю. Джин могу сделать. Два ящик хватит?
- Я спрашиваю – сладости ты сотворил? Плюшки, пряники, халва – твоё?
- Нэ, халва-малва не умею. Шербет тоже не могу. Слюшай, пахлава когда-то делать умел!
Старичок радостно и энергично замахал руками. Через секунду Хомка понял, что пахлава – это очень липкое. Потому что куча этой самой пахлавы оказалась у него аккурат за пазухой.
- Хаз-зяин довольна? – заплетающимся языком поинтересовался джинн.
- Проспись, скотина! – с чувством сказал Хомка, закупоривая пробку.

Тем временем день подошёл к концу. Хомка, подумав, что утро вечера наверняка мудренее, распихав по сторонам сладости, которых, как ему показалось, стало ещё больше, почистил зубы, про себя молясь, чтобы из крана не полилось "Ситро" или "Тархун", и не торопясь пошёл в кровать. Стряхнув ванильные сухарики, вольготно рассыпанные по всему покрывалу, он зарылся в одеяло и сурово засопел в подушку. Однако тяжёлый день не прошёл даром, сон подкрался очень быстро. Уже засыпая, Хомка сунул лапу под подушку. Как вы думаете, что он там обнаружил? Ну конечно же, несколько леденцов на палочке, заботливо перевязанных тонкой серебристой ленточкой. Сунув один из них за щёку, Хомка начал ещё раз мучительно размышлять, кому и когда он мог настолько перейти дорогу, чтобы его начали так бесцеремонно забрасывать сладостями, причём для того, чтобы определить некоторые из них, даже при всей своей эрудированности в этой области, Хомке пришлось обращаться к Гуглу Всемогущему. Во сне ему снились пастильные Эвересты, увенчанные сверху нежным суфле и тонкими слоями ванильной помадки, реки из топлёного молока с кремовыми берегами, восточный базар, на котором продавали исключительно медовые пряники, рахат-лукум, шербет, халву и чак-чак.
Хомка ворочался, разговаривая во сне. Несколько раз можно было бы расслышать смутное:
- Уважаемое мироздание, сколько можно? Или это из Австралии? Слипнется же…Не слипнется? Точно? На боку не спать? Нет, ну что за… Хр-р-р-рр...
Беспокойные, но в прямом смысле сладкие сны были прерваны настойчивым звонком в дверь.

Спотыкаясь и чертыхаясь спросонья, Хомка пошаркал к двери, расталкивая невесть откуда материализовавшиеся тарелки с пастилой, меренгами и мармеладом. Ответа на грозный вопрос: «Кто там?» не последовало. Хомка посмотрел в глазок, но увидел только огромный бант. Осторожно приоткрыв дверь, он обнаружил неподъёмную даже на вид корзину, заполненную конфетами различных сортов. Тут были и сосульки, и трюфеля, и батончики, и карамельки, и ириски… И это было только то, что блестящий глаз нашего героя увидел сверху. Хомка икнул и с трудом потянул корзину к себе.
"Только бы не обнаружить под этой кучей конфет подкинутого младенца!" - в испуге подумал Хомка, вспоминая прошлогоднюю поездку в Англию и милую морскую свинку Мэри-Энн, которая тогда знакомила его с некоторыми аспектами настоящего английского чаепития... Ну, не только чаепития... М-да... Неважно.
Младенца, к облегчению Хомки, внутри не оказалось. Корзина была заполнена исключительно конфетами.
Возведя очи горе и беззвучно выругавшись, Хомка всё-таки потащил корзину в дом (а как вы думали? Хомка - это состояние души, а не халам-балам!), но споткнулся о подло разлёгшуюся под ногами сливочную колбаску. Хотя колбаской её мог назвать только страдающий дальнорукостью (или близоглазостью) завсегдатай окулистов. Это была сливочная колбаса. Даже не так. КОЛБАСА, толщиной с хороший диванный валик. От рёва упавшего в тазик с малиновым вареньем Хомки дрогнули тройные стеклопакеты соседнего дома, а вороны, испуганно каркая, мгновенно телепортировались километров за десять.
Через полчаса дом Хомки напоминал пожар в борделе во время наводнения: были вытащены даже те вещи, про которые даже сам хозяин не помнил, когда и как они попали к нему. Среди кандидатов на "волшебность" лежало многое: и тапочек с меховой оторочкой, и уже упомянутая бутылочка, из которой доносились разухабистые песни на арабском, правда, с отчетливым припевом "Ай-люли-люли!" и скатерть с криво зашитым краем, отчего она напоминала пирата. Проще сказать, чего в этой куче не было.

Внимание Хомки привлекла именно скатерть. Какие-то воспоминания вертелись у него в голове. Что-то с ней было связано… Когда-то… Вот он, почтенный Хомка, пьёт с типом в старинной одежде, называющим себя Иваном-царевичем. Вот они клянутся в вечной дружбе. Вот Хомка в помутнённом сознании бьёт себя лапками в грудь и кричит: «Я в душе Серый Волк, отвечаю, в натуре!» Вот он притаскивает своему ничего не соображающему приятелю мешок антоновки из сада и уверяет его, что это самые настоящие молодильные яблоки. Вот благодарный собутыльник оставляет ему на память эту скатерть… Как-то он её странно называл… Саморуганка, что ли? А, вспомнил, самобранка!
Хомка ошарашено потряс головой. Какой Иван-царевич, какие яблоки? Не было такого в его жизни! Никогда! А скатерть откуда взялась?
- Ох, тяжело жить в деревне без пулемёта волшебном доме, - пробурчал Хомка и осторожно потыкал скатерть кочергой.
- Дрянь я паршивая, никчёмная, пропащая! – раздался дребезжащий старушечий голос.
Хомка аж отпрыгнул.
- Это ты говоришь? – недоверчиво поинтересовался он у скатерти.
- Вестимо, я, кому ж ещё тут говорить-то… Ой, плюйте в меня, люди добрые, рвите меня на портянки, да поминайте словом нехорошим, по матушке, да вытирайте об меня лапти грязные!
- Пошто такое самоуничижение? – полюбопытствовал Хомка. – Или это сознательная модель поведения?
- Чё? Дык, положено мне так, не зря ж самобранкой кличут. Вот, значить, прах и тлен я есмъ премерзкий, ни дна мне ни покрышки, пода-а-айте, люди добрые… А, нет, подавать не надо, это я увлеклась…
- Стоп! – решительно прервал её Хомка. – Вот эти все плюшки-булочки (тут Хомка широким жестом обвёл лапкой помещение) – твоя работа?
- Моя? Да куда мне, убогой! Ой, сухарик чёрствый еле сготовить могу, да йогурт просроченный, да сосиску незнамо из чего, лучше не пробуй даже, и вообще – бросьте меня в урну и не доставайте никогда, пусть истлею и место мне на свалке, ой, ненужная я никому-у-у-у!!!!
Хомка с трудом запихал стонущую самобранку в шкаф и стал думать дальше.

В этот момент под ноги Хомке выкатилась трехлитровая банка засахарившегося кумкватового варенья, привезённая со знаменитой охоты на хумуса и благополучно забытая под грудой сувениров. Хомка посмотрел на янтарную внутренность банки и решил наверстать упущенное. Он вытащил из-за пояса большую ложку, разорвал пергамент на горлышке банки и только вознамерился черпнуть…
Подлый засахаренный кумкват выскочил из банки, смачно шмякнув Хомку в лоб, и поскакал вверх по лестнице, всем своим видом показывая, что хозяина дома он ни в грош не ставит. Липкие следы на ступеньках расплывались гнусными кляксами.
- Убью!!! – взвыл Хомка, хватая дробовик.
Убегающий кумкват обернулся и показал Хомке язык.
Первым же выстрелом был убит наповал прабабушкин сервиз. Осколки фарфора вихрем пронеслись по комнате, вонзаясь в диван.
От второго выстрела погибла смертью храбрых люстра. Поддельного венецианского стекла. Впрочем, Хомке она никогда не нравилась.
Хомка бешеным взглядом проводил ухмыляющегося невредимого кумквата, и переломил дробовик, загоняя в ствол жакан, годный на пещерного медведя.
В этот момент в дверь постучали.
- Р-р-ррр!!! - с чувством произнёс Хомка. - Кто бы это ни был, отрежу ухо и заставлю сожрать на моих глазах! убирать весь этот бардак!
Не выпуская дробовика из лапок, он побрёл к двери, обходя бастионы сладостей и озёра варенья. От усталости Хомка даже не поинтересовался, кого там ещё черти принесли. Распахнув дверь, он потрясённо замер. На пороге стоял...

На пороге стоял всамделишный, живой, настоящий Дед Мороз, в меховой шапке, красной шубе до пола, из-под которой виднелись валенки. За его спиной виднелся объёмистый мешок. Хомка отступил на шаг и снова сел в злополучный тазик с вареньем. Его остатки брызнули на румяные щёки Деда. Тот улыбнулся, попробовал одним пальцем варенье, оценивающе покачал головой, протянул руку Хомке и произнёс густым басом:
- Ну, здравствуй, пушистик!
Хомка неторопливо повёл дробовиком в сторону вошедшего. Дед Мороз вжался в уголок.
- А скажи мне, почтенный дедушка, - тихо начал Хомка, причём от его ледяного тона даже привыкшего к арктическим температурам Деда Мороза явственно передёрнуло. - Вот эта падающая на голову куча всяческих вкусностей - твоя работа??!!!!
- А как же, пушистый мой, - охотно признался Дед Мороз. – Ясен лёд, моя.
- Дедушка, а тебе морду давно били?
- Это зачем же.... Что ж сразу в морду-то... Нешто не угодил?
- Да я разве тебя просил????!!!! - рявкнул Хомка.
- Ты - нет. А друзья твои?
- Что друзья?
- Ты открыточки-то поздравительные все прочёл?
- Так это они мне пожелали в варенье утонуть? А отмывать полы кто будет? Лошадки твои мохноногие? Дедушка, не буди во мне зверя! Я прям желудком ощущаю, как во мне просыпается тигр-дедморозоед!
Хомка забыл про дробовик и швырнул в Деда Мороза первым подвернувшимся под руку пряником. Судя по сдавленному возгласу противника, пряник был полугодовой давности.
Дед потёр глаз, в который прилетел пряник, но даже и не подумал сносить оскорбления распоясавшегося Хомки. Он скинул шубу, прокрутил посохом через спину, вокруг пояса и встав в позу атакующей змеи, коварно метнул в хозяина три крупнокалиберных снежка подряд, причем одним из них он попал точно Хомке в правый глаз, после чего, направив звезду на посохе в сторону нашего героя, завалил его по пояс мороженым.
Они стояли друг напротив друга, сверля соперника наливающимися фингалами. Первым не выдержал Хомка:
- Дедуля, вам не кажется, что вы ваще отморозок?
Распалённый Дед Мороз не остался в долгу:
- Остынь, пушистый! А не то счас вообще в Сибирь пошлю! Снег убирать!!
- Как? Весь? - потрясённо спросил Хомка, забыв удивиться наглому плагиату.
- Ага! - бодро подтвердил Дед Мороз и дополнительно обсыпал Хомку шоколадной крошкой.
Хомка фыркнул, чихнул и неожиданно захохотал.
Дед Мороз, посмотрев на перепачканного и взъерошенного Хомку, выкарабкивающегося из кучи мороженого, тоже захохотал в ответ.
Отсмеявшись, Хомка протянул Деду Морозу лапку:
- Извините, пожалуйста. У меня тут с прошлого утра такое творится…
Дед Мороз прищурился.
- Ты ж вроде к чудесам привычный?
- Но не в таком же количестве! – взвыл Хомка.
- Разберёмся, - бодро пообещал Деде Мороз, шагнув в прихожую, которая тут же наполнилась запахом хвои, мандаринок и снежной свежести. На стенах сами собой появились разноцветные гирлянды и заиграла тихая музыка.
Хомка осмотрелся. Бардак последних часов исчезал сам собой: кляксы варенья на стенах превращались в морозные узоры, пахнущие малиной, наглые сладости, оккупировавшие Хомкин дом, сами собой укладывались в аккуратные столбики, лужи вишневого желе высыхали на глазах, а куски тортов, разбросанные по полу, складывались на блюдо, прирастая друг к другу.
Хомка посмотрелся в зеркало и сказал Деду Морозу, что сбегает умыться.
Неожиданный гость ещё раз усмехнулся и стукнул посохом в пол. Вокруг Хомки закружились снежинки, почти скрывшие его фигурку из вида. Когда они рассеялись, шёрстка хозяина дома была уложена волосок к волоску и сверкала. Хомка широко раскрыл глаза, в которых уже плескалось ожидание новогоднего чуда.
И чудо началось. Дед Мороз ещё раз стукнул посохом, и в гостиной возник кипящий самовар и две чашки тончайшего фарфора. Он достал из мешка три толстенных альбома и раскрыл первый из них.
- Хомка! - позвал он. - Хо-о-омка!
Наш герой, смотрящий на преобразившуюся комнату с открытым ртом, не сразу понял, что Дед Мороз обращается к нему.
- А? - заворожённо протянул он, не отрывая взгляда от тончайших серебряных ниточек, свисающих с потолка, между которыми плясали новогодний танец снежинки, на лучах которых бриллиантами вспыхивали отсветы огня.
- Хочешь узнать, что случилось с твоим домом и с тобой в эти дни? - лукаво усмехнувшись, спросил Дед Мороз. - Ведь ты же не любишь оставлять неразгаданные тайны.
- Конечно!!! - завопил Хомка.
Дед Мороз подтолкнул к нему альбомы:
- Посмотри сам.
Прошло несколько часов...
Хомка перелистывал страницы альбомов, на которых были разными почерками и на разных языках мира написаны новогодние поздравления "самому дорогому и любимому Хомке", "лучшему другу", перемежавшиеся смайликами, поцелуями, сердечками и пожеланиями "держать ФФОСТ пистолетом" и "не унывать, потому, что мы тебя любим!". И почти в каждом письме и каждой открытке было упоминание о "горячих плюшках", "вкусных тортах", "горах свежевыпеченных пышек" и многих-многих других вкусностях.
Хомка посмотрел мокрыми глазами на Деда Мороза, уже успевшего скинуть шубу и допивающего, кажется, второй самовар. Или третий.
- Дедушка, это что? Это всё правда?
- Конечно! - ласково улыбнувшись, ответил Дед Мороз. - Я просто исполнил пожелания всех-всех-всех твоих друзей.
Хомка прерывисто вздохнул, уткнулся носом в бороду Деда Мороза и самым банальным образом расплакался от счастья. Старый волшебник тихонько погладил его по макушке и шепнул на ухо:
- Пушистый, всё будет хорошо, обещаю тебе!
Хомка ничего не ответил, ему было очень тепло, уютно и спокойно. Через несколько минут он заснул...
Проснувшись на следующее утро, он долго лежал в кровати, с замиранием сердца вспоминая вчерашнюю встречу. Вдруг его пронзила страшная мысль: «А что, если всё это ему просто приснилось???» Хомка подскочил с кровати и осмотрелся. На столе по-прежнему стоял остывший самовар, две чашки и лежали альбомы с открытками. Сверху лежал лист бумаги с морозными узорами, на котором каллиграфическим почерком было выведено всего несколько слов: « ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО! Твой Дед Мороз»
Хомка тихонько вздохнул, мысленно обнял весь мир и пошёл хозяйственно распихивать груды сластей по кладовкам.
А кладовок в Хомкином доме было мно-о-ого!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments