Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема проекта - " День Карла и Клары"

Заповедник Сказок

Кое-что о Багдадском воре


Рассказывают, что в великом городе Багдаде, много-много лет назад, в одну душную ночь, за два часа до первых выкриков муэдзинов (да оторвёт им пророк что-нибудь за их павлиньи голоса!), когда бледная царица тьмы, зевая и потягиваясь, собиралась томно и фривольно раскинуться на пышном ложе облаков, во дворце солнцеподобного султана раздался надрывный вопль:
- Укра-а-а-а-а-али!!!
Дробно топоча босыми пятками, в опочивальню блистательнейшего султана вломился великий визирь.
- Вай, аллах, укра-а-али! – стенал он, размазывая бородой по упитанному лицу крупные горестные слёзы.
- Ты что, на ночь несвежий навоз кушал, о недостойный внук стерилизованного тушканчика? - хмуро поинтересовался разбуженный султан. – Зачем кричишь?
- Не изволь гневаться, о солнцеликий, да пахнут твои носки лучшими ширазскими розами, уповаю на твоё милосердие, слава о котором ползёт неспешной гордой черепахой и уже достигла ближайших домов на городской площади, да сверкает твоя лысина ярче огранённого рубина…
- Ша, - сказал султан. – Будь добр, останови ишака своего красноречия.
Визирь послушно замолчал.
- И засунь ему в задницу пробку благоразумия, - добавил султан.
Визирь замолчал ещё преданнее.
- Так что случилось?
- Украли, о величайший из великих, да минует меня тапок твоего неудовольствия…
- Что украли, полюби тебя специально обученный шайтан?!!
- Сундук золота украли, повелитель. Прямиком из сокровищницы. Следов нет, запахов нет, отпечатков жадных потных рук нет, стражники в несознанке. Знакомый почерк.
- В несознанке – это как?
- Не шевелятся, повелитель. Обнаружили якобы кем-то спрятанный кувшин вина, ну и употребили. На посту употребили, недостойные пожиратели шакальих экскрементов! А в вине снотворное.
- Опять Багдадский вор?
- Кто ж ещё, о повелитель, подобный кедру ливанскому в гениальности своей!
- Ты сейчас сам понял, кем ты меня назвал?
- Не гневайся, о шербетоподобный, да воссияет твоя…
- Если ты опять скажешь «лысина», я тебя пустынному ёжику скормлю, - устало заметил султан. - А он маленький… Сам понимаешь, есть он тебя будет до-о-олго…
- Благодарю тебя, повелитель, за то, что предупредил. Теперь скажу – да воссияет твоя мудрость!
- Как мне этот Багдадский вор надоел, - проворчал султан. – И ведь действительно неуловимый, сволочь. Куда ни сморкнись… в смысле, если где чего украли и вор не найден – его рук дело, значит. Талант, чтоб ему на саксауле в детстве повеситься! Стражники землю роют уже не только носом, а не буду говорить чем. И всё равно любое расследование кончается пшиком… Ты визирь или куда???!!!!
- Я никуда, повелитель… То есть, да, конечно, я визирь… Советник ваш недостойный, умишком подобный навозной тле и не более того…
- А зачем я тебя держу тогда?
- Я ваш достойный советник, умишком чуть более навозной тли…
- Тьфу!
Султан замолчал. Визирь преданно смотрел на него снизу вверх, несмотря на то, что султан лежал на ковре.
- Думай давай, как Багдадского вора ловить будем! – сердито сказал султан.
- На приманку надо! – поспешно выдал свежую мысль визирь.
Султан вопросительно приподнял бровь.
- Достанем из тайного отделения сокровищницы какую-нибудь драгоценность, - торопливо начал излагать свой план визирь. – И положим её… ну, в приёмном зале, к примеру. Дабы подчеркнуть твоё богатство и величие, о величайший из властителей, чьи две туфли попирают одновременно все восемь сторон света…
- Одновременно? – поражённо спросил султан. – Это как?
- Как тебе будет благоугодно, - не моргнул глазом визирь. – Слава твоя, о солнцеликий, выпирает отовсюду, подобно складкам жира над поясом красавицы …
- Заткнись. Про приманку дальше излагай.
- Слух о великой драгоценности, лежащей в приёмной, разнесётся по всему Багдаду, о сияющий наш, и достигнет ушей (да обрежет ему их когда-нибудь неумелый палач!) проклятого Багдадского вора. И он придёт.
- А в зале спрятать надёжную, а главное – непьющую стражу, - протянул султан. – Ну что же… Неплохо. Может сработать. Какую ценность выставим на заклание?
- Рекомендую «Звезду Востока», о повелитель.
Султан приподнял обе брови. «Звезда Востока» была огранённым алмазом величиной с кулак. С кулак начальника стражи.
- С размахом мыслишь. Не ожидал.
Визирь надулся от гордости, но тут же снова принял придурковатый вид, столь любимый большими начальниками в своих подчинённых.
- Ладно, - сказал султан. – Подготовь помещение, запускай слухи, проинструктируй стражу, кстати – подбери непьющих! «Звезду Востока» я тебе лично в руки выдам. Завтра. Вечером.

Спустя три длинных тягучих персидских ночи, когда муэдзины (да оторвёт им пророк то, что ещё осталось после первого раза, за их павлиньи голоса!) ещё только просыпались перед еженощным тяжёлым подъёмом на верхушки минаретов, во дворце солнцеподобного султана раздался надрывный вопль:
- Укра-а-а-а-а-али!!!
На четвереньках, дробно топоча коленями, в опочивальню блистательнейшего султана вломился великий визирь.
- Вай-вай, уязви меня аллах в самое сердце, укра-а-али! – стенал он, размазывая бородой горестные слёзы и ежесекундно сморкаясь в край тюрбана. Иногда тюрбан и борода менялись ролями.
- Как украли??? – не поверил султан. – А стража?
- Без сознания, о величайший из повелителей.
- Только не говори мне про вино со снотворным!
- Не скажу, владыка. Это был сонный дым. Кто-то подложил в курильницу нужную смесь.
- Следы, отпечатки, улики?
- О солнцеподобный, не гневайся, но ты же знаешь – Багдадский вор не оставляет следов.
- Мне от этого легче? – рявкнул султан раздражённо.
- А кому сейчас легко, повелитель? Позор нам на весь Багдад, вай-вай, горе!
- И кто же у нас придумал столь хитрый план поимки знаменитого вора? – зловеще напомнил султан.
Визирь икнул, покраснел и попытался запихнуть свою бороду в рот целиком, продолжая при этом смотреть на повелителя с обожанием.
- Молчим? – поинтересовался султан.
Визирь начал краснеть так, что это уже становилось страшно.
- Кажется, я скоро начну изучать вопрос скрещивания человека с верблюдом, - меланхолично заметил султан в пространство.
- О, сколь замечательна тяга великого султана к естественным наукам! – восхищённо возопил визирь, моментально решив, что гроза миновала.
Султан посмотрел на него очень нехорошим взглядом. Визирь стушевался.
- Ты не волнуйся, - мягко сказал султан. – Я тебе самого лучшего верблюда подберу. Настоящего производителя, вах! Тебе понравится.
- Смилуйся, владыка!!! – заорал визирь, заранее чувствуя в определённых местах организма всё неудобство подобного научного опыта. - Я готов вырвать свою бороду и съесть её с самым острым перцем, какой только найдётся на багдадском рынке! Я кляну тот злосчастный миг, повелитель, когда я осмелился дать тебе столь глупый совет! Нет, когда я, недостойный, вообще осмелился дать тебе, мудрейшему, совет! Горе, мне горе! Я подвёл моего любимого великого султана! Ведите меня на площадь! Пусть все блохастые верблюды Багдада заплюют меня до смерти своими слюнявыми слюнями! Пусть все строптивые ишаки Багдада запинают меня своими грязными неподкованными копытами! Пусть все добрые жители великого Багдада дадут мне по одной таньга и я с хрипом умру под этой тяжестью! Пусть все шакалы пустыни…
- Заткни прорванную канализацию своего самобичевания, будь любезен.
Визирь послушно замер на вдохе и попробовал дальше не дышать.
- Алмаз разыскивай где хочешь. Хоть в заднице шайтана. Должен же Багдадский вор его кому-то попытаться продать. Планов по поимке этого гения больше не строй. Хватит, нарвались уже. В конце концов, надо быть проще. Распорядись, пусть по всему Багдаду развесят объявления о награде за поимку вора. Обещай сколько хочешь. Хоть по мешку золота за крупицу информации.
Визирь взвыл:
- О щедрейший из султанов, моё сердце обливается кровью, когда я слышу за такие кошмарные расходы казны!
- Я разве сказал, что мы действительно выплатим такую награду? – удивился султан.
- Понял. О, хитроумнейший и экономнейший из повелительнейших повелителей, которые когда-либо правили великим Багдадом, не перестаю восхищаться…
- Ша. Заткнись. Иди, работай.

Через неделю, одной замечательной, упоительно пахнущей розами ночью, когда муэдзины (оторвал им пророк за их павлиньи голоса всё что можно, или ещё нет?) ещё только собирались начинать свои заунывные песнопения, во дворце солнцеподобного султана раздался надрывный вопль:
- Укра-а-а-а-а-али!!!
Ползком, покаянно стуча себя кулаками по голове, в опочивальню блистательнейшего султана вломился великий визирь.
- Укра-а-а-а-а-али!!!
- Что на этот раз? – взвыл подскочивший султан, приготовившись к самому худшему.
- Объявление о награде украли, о всемилостивейший! То самое, которое висело на главной площади!!!
- И ты ради такой ничтожной новости осмелился меня разбудить?
- Я… Э-э-э… Я не подумал, владыка. Прости ничтожного раба твоего, пресмыкающегося пред мощью, и силой, и славой твоей, коя простирается до самого горизонта и ещё дальше, а потом…
- Вон! И чтоб я тебя неделю не видел! Нет, две! Исчезни с глаз моих! Пусть специально обученный шайтан возлюбит тебя в неудобной позе до смерти!! Доста-а-аал!!!!
Визирь, извиваясь ужом на брюхе, ухитрился выползти за порог султанской опочивальни прежде того, как в него полетел тяжеленный серебряный кувшин с шербетом. Дальнейший путь по коридорам дворца он проделал бегом, и лишь оказавшись на улице, пошёл неспешным шагом, как и полагается государственному лицу.

Приехав к закату в своё загородное поместье, визирь распорядился подать в покои скромный ужин, после чего велел всем слугам отправляться во флигель. В доме не осталось никого.
Великий визирь зажёг масляный светильник и направился к лестнице, ведущей в подвал. В дальнем конце подвале он отсчитал три бочки и решительно надавил на крышку четвёртой. Скрипнул потайной механизм и бочка уехала в сторону, открыв зияющий люк.
Внизу была маленькая круглая комната. Визирь пихнул ногой переполненный золотом сундук, небрежно отодвинул в сторону драгоценные лаковые ширмы и потянулся к невзрачному свёртку, скромно лежащему на полке. Размотав тряпицу, он поднёс светильник поближе. Блистающий алмаз, известный всему миру под именем «Звезда Востока» засиял, рассыпая сотни всполохов как искры под ветром.
- Кому бы тебя толкнуть, да так, чтоб не спалиться? – пробормотал визирь, неотрывно глядя на алмаз. – Времени мало, всего две недели. Потом повелитель снова захочет меня видеть… Или не спешить? Да, полежи пока здесь…

И разумеется, никто никогда не узнал, что никакого великого Багдадского Вора не существовало, а существовала только тщательно выпестованная великим визирем легенда, позволяющая ему безнаказанно запускать в султанскую сокровищницу свою волосатую, унизанную перстнями лапу, да откусит ему её шайтан по самый зебб!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 70 comments