Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

В написании сказки принимали участие prizrak_spb, kurlapas, katushahandmade и немножечко darkmeister

Если кому-то полюбились герои прошлой сказки, то читать продолжение не советуем. Души авторов потребовали глумления и разбавления розового сиропа предыдущего сюжета.


Иллюстрации - katushahandmade

Крокодил и Антилопа – 2 (продолжение)


Маленькая Антилопа чувствовала себя прескверно. Нет, всё вокруг было замечательно. У неё был лучший в мире муж. И они по-прежнему вечерами бродили вместе по берегу, разговаривая обо всём на свете, и неважно, что теперь это был величественный Ганг вместо мутной Лимпопо. И они жили в лучшей в мире маленькой хижине, которую крокодил выстроил из стволов ротанга и покрыл банановыми листьями. А ещё были жаркие ночи, когда вокруг не существовало ничего и никого, кроме них двоих.
Но была в жизни Антилопы одна маленькая, липкая, остро пахнущая тайна, вынуждающая её лгать обожаемому супругу, притворяться и юлить.
О да! Тайна бедняжки была из тех, что способны разрушить не только любовь в одной отдельно взятой травоядной паре, но и вообще сломать веками установленный порядок вещей. Но что томить! Изящная маленькая Антилопа, стыдясь и мучаясь, жаждала крови. Кро-ви!!!
И мяса. Горячего, сочного, ароматного мяса только что убитого животного. Эта жажда была сильнее травоядной природы Антилопы, сильнее её любви к Крокодилу, сильнее тигра, сильнее слона, сильнее воли Великого Джа!
Так было не всегда, конечно. Это случилось ещё в ту ночь, когда Крокодил дрался за неё со стаей своих соплеменников. Кровь тогда летела во все стороны, веером разлетаясь по поляне, и не выбирая, куда падать. Мелкие капли крови попали на мордочку Антилопы. Непроизвольно она провела языком по губам и, вместо того чтобы метнуться в ближайшие кустики, с удивлением отметила, что ей понравился её дикий, медный вкус. Была в нем соль и сладость, и странное чувство запретного смутило и взбудоражило Антилопу.
А потом они с Крокодилом уехали в Индию. И несмотря на всё счастье новой жизни, хрупкую, трепетную Антилопу начала накрывать могучая жажда крови. Не в силах противостоять ей, Антилопа выискивала остатки трапез местных тигров, и жадно вылизывала кусочки мяса, наслаждаясь каждой каплей вожделенной крови. Решив пойти дальше, она попробовала сжевать небольшой сочный кусочек. Мясо оказалось упругим и нежным, совсем не похожим даже на самую лучшую траву. Антилопа ела и ела, и не могла наесться. Чуть позже она научилась убивать глупых мышей. Быстрым ударом острого копытца она разбивала им головы, и поедала еще тёплых грызунов. К удовольствию от еды добавился восторг хищника, убивающего пусть мелкую и слабую, но свою добычу. Глухой ночью антилопа выскальзывала из-под бока любимого крокодила и шла в джунгли. В глазах Антилопы мелькали очень нехорошие искорки, и бесшумно бродящие в джунглях огромные тигры чувствовали это каким-то своим звериным, нутряным чутьём, и старались не заступать ей дорогу.
Антилопа шла на охоту. На настоящую охоту, где существует хищник и жертва, погоня и борьба, смерть и кровь. И, чёрт побери, Антилопе это безумно нравилось!

Но поскольку любимый муж был вегетарианцем, то повторю – чувствовала маленькая Антилопа себя прескверно. Она не хотела обманывать Крокодила, но и отказаться от охоты тоже не могла. Все чаще становилась она задумчивой, говорила невпопад, и то замирала безучастно, то вдруг бросалась к Крокодилу с внезапными, сумбурными ласками. Бедная, наивная маленькая Антилопа! Она была уверена, что успешно скрывает свои ночные приключения. Однако Крокодил слишком любил её, чтобы не замечать перемен в её поведении. Всё чаще он бросал на неё задумчиво-подозрительные взгляды, всё чаще ловил её странные оговорки, всё чаще сжималось его сердце в предчувствии беды.

Однажды утром Крокодил хмуро ковырялся в тарелке с морковным салатом. Антилопа, весело напевая и эротично помахивая белым хвостиком, наконец, обратила внимание на настроение любимого.
- Солнышко моё зелёное и хмурое, ты чего сердит как ёж, отчего не ешь, не пьёшь? Что случилось?
- Ничего, - сухо ответил Крокодил.
- Ну я же вижу, что ты какой-то непривычно мрачный. Тебя что-то беспокоит?
- Беспокоит? Хм… Да, ты знаешь, пожалуй, беспокоит. Скажи-ка, маленькая фея моих грёз, - скучным тоном, как о чём-то неважном поинтересовался Крокодил. - А где это ты шастала сегодня ночью?
- Кто, я? Ночью? Ах да, ночью... Цветочки ходила нюхать, а что?
- Они по ночам лучше пахнут? – с издёвкой поинтересовался крокодил. – Или в темноте травка слаще?
- Да, вот такие у меня вкусы! - не моргнув глазом, заявила антилопа. - А что, нельзя?
Крокодил внезапно отложил вилку и взорвался не хуже "Стингера".
- Знаешь что, бесценная душа моя (в луже сарказма, напущенной крокодилом, можно было утопить крупного мастифа), я последние две недели не сплю по ночам! Я знаю, что ты куда-то уходишь ближе к полуночи, полагая, что я уже заснул, и приходишь только под утро! Ты мне изменяешь? Кто он???? Кто он, я спрашиваю?! – обуреваемый ревностью крокодил подавился салатом, закашлялся, и сипло прокричал: - Это буйвол из соседней деревни?
Антилопа задохнулась от негодования.
- Изменяю? Я??!! С буйволом?! Тебе не стыдно такое говорить?!! Ты перегрелся на солнце или переел брюквы? Я так и знала, что она не первой свежести! Ничем другим я не могу объяснить твои бредовые фантазии!
- Но ведь куда-то ты ходишь? Не отпирайся, я все знаю!
- Что именно?
- Неважно! Блудница! Вавилонская блудница! Кто он, я спрашиваю? Этот толстомордый буйвол? Слон? Кабан? Да я ж любого из них на тряпочки порву и буду этими тряпочками что-нибудь вытирать! Нет, подтирать! Ты уходишь по ночам и упадаешь с ним на ложе греха? Или даже не на ложе? В антисанитарных условиях, среди терний? Ты втаптываешь наше светлое чувство в самую грязь, утопая в болоте низкой страсти!
- Нигде я не утопаю…
- Ага-а! Ты уже увязла в гнусной пучине разврата по самую шею всеми копытцами! О, низость и предательство, сосуд греха, имя тебе – женщина! Непотребство и непристойность вошли в твою жизнь и свили там гнездо! Гнездо скверны! И это моя жена? Мать моих детей!
- У нас нет детей, - робко напомнила антилопа.
- Как нет? А, да в самом деле… Будут, чёрт побери! Пятеро! Или шестеро! Ты сколько хочешь? И они будут у нас зелёненькие и пушистые… И с рожками! И чтоб лапки как у меня…

Крокодил мечтательно замолк, но тут же опомнился:
- Так, я не о том… Где, где ты шастаешь по ночам? По каким сточным канавам ты полощешь наше чувство???!!!!
- Милый, я вовсе не…
Крокодил ничего не слышал, он орал так, что тигры затыкали уши и хвостом вперёд переплывали Ганг, стремясь укрыться на дальнем берегу. Окрестные попугаи давно уже поголовно лежали кверху лапками, оглушённые акустическим ударом. Флегматичные броненосцы, растеряв всю флегматичность, торопливо спешили убраться подальше, справедливо полагая, что съехавший от ревности с катушек крокодил может и не разобраться, кто тут буйвол, а кто так, покушать ищет. Только один старенький гиббон, схоронившийся в кроне дерева неподалёку, лихорадочно записывал на стволе дерева особо заковыристые пассажи, чтобы вечером использовать их в очередной воспитательной беседе со своей молодящейся супругой.

Но рано или поздно всё подходит к концу. Вот и крокодил, наконец, выдохся и лишь сипел сорванным голосом, страшно вращал глазами и размахивал коротенькими лапами, пытаясь нашарить в воздухе шею неизвестного соперника. Антилопа подошла к нему, нежно обняла и прошептала на ухо:
- Перестань меня упрекать, пожалуйста. Пойдём со мной, и ты всё увидишь собственными глазами! Милый, я докажу тебе, что люблю тебя и верна тебе.

В ту ночь, да и всю следующую неделю Крокодил действительно ходил с Антилопой на луг. Преодолевая сон и усталость, борясь с раздражением от того, что сырая трава щекочет ему животик, Крокодил наблюдал за своей возлюбленной, аккуратно откусывающей головки у самых красивых цветов. Как правило, на тридцать восьмом-сороковом цветке Крокодил засыпал богатырским сном, и могучий храп его распугивал крупных и мелких хищников, желающих подкатить к Антилопе с нескромным предложением совершить увлекательное путешествие по их пищеварительному тракту. Это были тяжёлые ночи для Антилопы. Ей приходилось изо всех сил сдерживаться, чтобы не погнаться за каким-нибудь аппетитным тушканчиком, вылезшим из норки подышать свежим ночным воздухом. Борясь со скукой, бедняжка все жевала и жевала цветы, едва не воя от невозможности впиться зубами в толстую спинку зазевавшейся полевой мыши. Через неделю Крокодил, наконец, уверился в невиновности и преданности своей круторогой длинноногой красавицы, и дал ей благословение на ночные прогулки, предварительно взяв с неё клятву быть осторожной, и чуть что бежать домой. Антилопа с радостью пообещала ему это, и ещё то, и ещё много чего другого.
И вот, наконец, после долгого перерыва, она вышла на охоту. Ночь пьянила её ароматами цветов и тёплой земли. До предела обострившийся слух ловил легчайший топот бегавших в траве мышек, изящные ноздри трепетали, обоняя тончайшие запахи, кровь закипала в жилах от предвкушения. Антилопа растворялась в природе, становилась одним из мириадов атомов, составляющих Вселенную. Однако вторая ипостась героини, холодная расчётливая охотница, подмечала каждое движение жертв, каждый удар их маленьких сердец, каждое шевеление усиков. Иногда Антилопа замирала, подняв переднюю ногу и выжидала, пока глупая мышка подойдет на расстояние удара. Пульс Антилопы грохотал в ушах, азарт пробирал до последней шерстинки на кончике хвоста, но охотница терпеливо выжидала то мгновение, которое окажется роковым для добычи. Молниеносный удар копытом гремел для жертвы погребальным колоколом, мышка ничего не успевала почувствовать. Закинутая к небу голова, отражающаяся в зрачках Антилопы луна, беззвучный крик удачи - вот как завершалась охота. И в качестве награды - тёплая кровь, струящаяся по губам, хруст разрываемой плоти и звонкий "крак!" разгрызаемых косточек. Однако к чести нашей героини, надо сказать, что она никогда не убивала больше, чем могла съесть.

Однажды, тихой лунной ночью Антилопу настолько захватила охота, что она, объевшись и потеряв чувство времени и осторожность, лишь под самое утро, на подгибающихся ногах вернулась домой, без сил упала рядом с любимым и тут же заснула. Крокодил проснулся от едва уловимого, странного, будящего темные и жгучие желания, запаха... Осмотревшись, на первый взгляд он не увидел ничего необычного. Его милая антилопа крепко спала, разметавшись по кровати. Но вот на второй... Копыта любимой были в крови, и кровь была свежая! Крокодил очень осторожно прошёлся по следам Антилопы. В полумиле от хижины лежала горсточка мелких, разгрызенных косточек и слегка надкушенная мышь. Вернувшись, Крокодил посмотрел любимой в лицо. На её губах тоже были остатки крови
Крокодил не знал, что думать и что делать. Он целый день то обливался холодным потом от самых страшных предположений, то пытался успокоить себя, уповая на некую случайность (залюбовалась звёздами, не заметила, прошлась по растерзанной тиграми добыче, споткнулась, упала мордочкой в кровь). В общем, время прошло под знаком самой чёрной звезды.
В эту ночь Крокодил не заснул бы при всём желании. Дождавшись, пока Антилопа уйдёт в ночное, он тихонько сполз с кровати и двинулся по следу. Он бесшумно скользил в подлеске, стараясь, чтобы ни один сучок не хрустнул под лапой и ни одна сволочная цикада не вздумала приветствовать его восторженным цвирканьем.. Последние метры он крался на цыпочках. На залитой лунным светом поляне он увидел страшное зрелище: его роднулька, его травояднушка с блеском в глазах и утробным урчанием вгрызалась в ляжку буйвола, заваленного накануне местными тиграми.

Нервы Крокодила не выдержали, и он сполз в обморок. Очнулся он от того, что его бесцеремонно окунали в один из бесчисленных притоков Ганга. Отплевавшись, он протёр глаза и с ужасом отпрыгнул от Антилопы, с решительным видом глядевшей на него.
- Лю-лю-любимая...
- Да. И что теперь?
- Ка-акх-к ты можешь это делать??? Я всё видел... Ты.. Ты..
- Милый, - спокойно сказала Антилопа. – Пойдём домой, поговорим.
После рассказа Антилопы Крокодил долго сидел, уставившись в одну точку.
- Малышка, но ты ведь всегда питалась травкой и листочками!
- Но я уже не могу без мяса-а-а-а…. – всхлипнув, сказала антилопа.
- Хм, - сказал крокодил. – Хм…
Он немного помолчал.
- Видишь ли, милая, - спустя пару минут сказал он. – Наверное, я должен тебе тоже кое в чём признаться…
С этими словами он полез под кровать и выволок оттуда здоровенную кабанью ногу.
- Так ты тоже? – ахнула антилопа.
- Ну а ты как думала? – смущённо буркнул крокодил. – Вегетарианство, это конечно, хорошо, но учитывая нашу бурную интимную жизнь… На одной морковке можно и коньки отбросить.
Они подмигнули друг другу и в один голос произнесли:
- Слушай, давай наконец НОРМАЛЬНО пообедаем, а?

В этом месте авторы хотели завершить сказку так:
И они улыбнулись друг другу, и пошли в ресторан и заказали себе «печено вепрево колено» и по три порции отбивных. С кровью!

Но всё случилось совсем по-другому…

Ближайшим утром джунгли содрогнулись от дикого рёва Крокодила и жуткого топота изящных копыт Антилопы. Они вышли на охоту ВДВОЁМ!
Сосед-буйвол проснулся от неясного ощущения где-то в районе начала хвоста. Он услышал громкий шум и выйдя за дверь, увидел два облака пыли, быстро движущихся в его направлении. До его настороженных ушей донёсся звонкий голосок Антилопы:
- Бросайся ему под ноги!
Задний конец туловища в очередной раз подсказал ему, что эти облака приближаются по его кобелиную душу. Буйвол в ужасе попытался метнуться одновременно во все стороны (и что самое интересно, ему это почти удалось!). Наконец его мозг принял решение, впоследствии оказавшееся роковым: он побежал прямо на нападающих, надеясь, что в клубах пыли они ничего не заметят (глупый-глупый Буйвол!). Внезапно Антилопа и Крокодил разделились, он, часто-часто перебирая короткими лапками и в душе чувствуя себя атакующим "Ка-52", зашел слева и бросился наперерез, в последний момент хлестнув хвостом по ногам Буйвола. Тот не сумел ни остановиться, ни перепрыгнуть Крокодила. Антилопа же, пританцовывая на месте, дождалась, когда Буйвол перекатится на спину и одним точным движением "клюнула" его в непроизвольно подставленное горло... Горячая кровь буйвола оросила пыльные джунгли. Крокодил, извернувшись, откатился от дёргающихся ног добычи и тяжело дыша, подошел к любимой. Всего через несколько минут завтрак для них был готов...

* * * * *

Детей у них всё-таки было пятеро. Кроколопчики были один другого краше, унаследовав от родителей самые разные черты. Генетика - одним словом. Только одна девочка родилась полностью похожей на мать-антилопу. Она этим очень гордилась и, видя преданную любовь родителей, мечтала во что бы то ни стало выйти замуж за крокодила. Но судьба её была печальной. Сначала она долго присматривалась к одному крокодилу, ходила поодаль, вертя хвостиком, пытаясь привлечь его внимание. В какой-то момент ей это удалось, но по его глазам она увидела, что он её понял не так. Как ни пыталась кроколопушка убедить его, что она такая же плотоядная как и он (это у ней тоже по наследству передалось), но все же была съедена своим предметом воздыхания. Остальные же кроколопчики были более успешны. Унаследовав от отца харизму, они нашли свои вторые половинки. Один женился на жирафихе, вторая вышла замуж за черепаху. Одна сначала было влюбилась в слона, но там не сложилось, и она связала свою судьбу с мышью. Детей у них не получилось, но это одному Джа известно почему. Последний нашел свою любовь в буйволице. Ученые до сих пор пытаются разобраться с генетикой современных не известных науке животных. Но мы-то знаем, в чем была причина...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments