Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Данная сказка написана в соавторстве с блестящим многоговорливейшим Романом aka prizrak_spb

Почему всё так?


Ты спрашиваешь меня, мой мальчик, почему мир устроен именно так, а не как-нибудь по- другому? Это очень простой и очень сложный вопрос одновременно. Давай, наверное, ты нальёшь себе пепси-колы и возьмёшь бублик, а я расскажу тебе, как оно было на самом деле...
Ты должен уже знать, что сначала не было ни-че-го. Но всегда существовал не имеющий ни увертюры, ни эпилога Великий Творец.
Люди знают его под сотней разных имён и называют ещё тысячью других. Некоторые называют его Великим Разумом, некоторые - Великим Механиком, некоторые - Великим Выдумщиком. Есть, правда, некий сэр Макс, который упорно и фамильярно зовёт его Великим Ы, но мы оставим это на его мелкой зловредной совести...
Итак, однажды Великий Творец замыслил создать этот мир. В конце концов, может быть, он просто заскучал, кто знает? Ни выпить не с кем, ни в комментариях поругаться, ни в преф перекинуться... Как бы то ни было, он начал творить.
И вначале было, мой мальчик, что?
Правильно, слово. Вернее, вот так - Слово. А ещё правильнее - СЛОВО.
Но видишь ли, мой мальчик, слово - оно вещь такая, хрупкая, как позвоночник бабочки. Поэтому слово желательно куда-нибудь записать.
И первым делом Великий Творец сотворил Книгу.
Формат А1, глянцевая бумага, твёрдая обложка, переплёт из кожи звёздного дракона, страниц - неисчислимое количество.
И Великий Творец начал сочинять этот мир.
Он записал булюмную твердь, и ахонтовые небеса над ней. Шестнадцать ярчайших флонц попеременно сменяли друг друга в период света и тридцать две малуны нежнейших оттенков драмулевого плыли по верхней сфере в период отдыха.
Он записал заросли гигантского блюжовника и бескрайние поля раскидистой кукуники. По тверди текли величавые потоки бурлюмки и весело звенели маленькие ручейки гурлямки. Великий Творец лихорадочно чиркал пером в Книге, и в зарослях блюжовника стали бродить вислоухие тапонты и гарцевать троерогие бюзели. Тёплый люссон дул с восхода до заката, а солоноватый бунуган дул с заката до восхода. А уж напоследок...
А напоследок Великий Творец написал в Книгу нас с тобой, мой мальчик. Да, и маму тоже. Что? Нет, не именно нас, а тех, кто должен был населять булюмную твердь, и охотиться в зарослях блюжовника, и собирать спелую кукунику на полях и плавать по величавой бурлюмке...
Ах, как мы были прекрасны по замыслу Великого Творца! У нас были изумительные хвосты и огромные крылья! Гибкий изящный хобот помогал нам во всём, и восемь глаз с восторгом смотрели на задуманный мир, и четыре руки с выдвижными когтями порывались обнять верхнюю сферу!
Да, я забыл сказать, мой мальчик. Хвосты у нас были с кисточками! Согласись, этого достаточно для счастья.
И когда Великий Творец записал в Книгу всё, что он придумал, он сотворил второе.
Он сотворил Хранителя Книги.
И им стал Говорящий Книжный Клоп.
- Слушаю и повинуюсь, шеф! - сказал Говорящий Книжный Клоп.
- Назначаю тебя Хранителем Книги, - сказал Великий Творец. - Никого к ней не подпускай... правда, никого ещё и нет, но неважно. Скоро сотворю. Итак, никого к Книге не подпускай, внутрь заглядывать не разрешай, ежели кто захочет листок пожевать - гони сразу, решительно и пинками. Всё понятно?
- Так точно, шеф! - отрапортовал Говорящий Книжный Клоп. - Будем бдить и не пущать!
- Вот и хорошо, - устало сказал Великий Творец. - А я пойду вздремну немножко...
Через некоторое время Говорящий Книжный Клоп внимательно прислушался. Храп Великого Творца был слышен на пару парсеков в обе стороны мировой пустоты.
Тогда Говорящий Книжный Клоп гнусно ухмыльнулся, повязал вокруг шеи (и не спрашивай меня, мой мальчик, как он у себя её определил, я и сам не знаю) салфетку и жадно потёр лапками плоское полупрозрачное брюшко.
Он вылез из-между строчек и с жадностью принялся за дело. Сначала, для разжигания настоящего аппетита, он неторопливо, обнюхивая каждый знак, съел все точки и запятые. Потом дорвался до обычных букв и стал жрать с жадностью, капая слюнями на глянцевые страницы, и запихивал текст в рот, давясь и причмокивая. А уже на десерт, кряхтя и постанывая от наслаждения, употребил все заглавные буквы.
И остался сидеть на белоснежной бумаге в полном одиночестве…
Потом, сообразив, что Великий Творец его за содеянное отнюдь не похвалит, Говорящий Книжный Клоп сделался ещё более плоским, спрятался под обложку и затихарился, пытаясь не дышать от слова «вообще»
Проснулся Великий Творец в самом радужном настроении. Ему не терпелось приступить к делу, и он радостно подпрыгивал, представляя, что скоро вокруг него возникнет прекраснейший из миров. Он открыл Книгу...
Ну, состояние его сам представь, мой мальчик.
- Сволочь ты, - горько сказал Великий Творец спрятавшемуся Книжному Клопу. – Ты зачем весь мир сожрал?
- Прости, шеф, - залебезил тот. - Ты же заново всё напишешь, ещё лучше!
- В том-то и дело, что нет, - угрюмо заметил Великий Творец. - Лучше не получится. И даже повторить я это не сумею. Напишу, конечно, заново, но будет уже совсем не то...

Вот именно поэтому, мой мальчик, мы живём в том мире, в каком живём. И не дует нам в лицо тёплый люссон, и не звенят ручейки блестящей гурлямки, а уж великолепных вислоухих тапонтов никто из нас никогда не увидит...
И хвостов с кисточками у нас нет!!!

А Говорящего Книжного Клопа Великий Творец наказал, конечно. Пошевелил пальцем, и рот у Говорящего Клопа исчез. Совсем. Тот пытался-пытался прощения попросить – а никак. Ну, и лопнул с натуги.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →