Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Нарисовала Катя aka kurlapas к рисовальному марафону вот такую картинку. Посмотрели мы с Ромой aka prizrak_spb и так нам жалко этого мужика в фиолетовом свитере стало, что налетели мы и быстренько написали ему счастливую жизнь.



Рогатый клуб


Была в одном селе вещь примечательная. Никто уж и не упомнит, кто и когда, да только создали там клуб (ну как в старой доброй Англии). Только принимали туда не абы кого, а только тех, кто рогами похвастаться может: коров, козлов, носорогов, гусениц рогатых и так далее. Нет на лбу ничего – не про тебя тот клуб. Даже на порог не пустят.
И жил в этом селе Васька-плотник, мужик неплохой, да обычный, ничем не примечательный. Эхма, да загрустил Василий, сокол-от наш, загрустил. Да и было с чего. Брал за себя девицу пригожу, думал всё ладком будет, да не так вышло. Не повезло ему с женой - гуляла напропалую. Уж он её и увещевал, и даже кулаком учить пытался - всё без толку: махнёт юбкой и к кому-нибудь. И не сказать, что Васька её как женщину не любил. То ли мало ей было, то ли просто гулявистая - Бог весть. И месяца со свадебки не прошло, как обзавёлся Вася рогами знатными, да развесистыми, всей деревне на посмешище. Куда ни пойдёт, хоть в гости, хоть в кабак, хоть во чисто поле – рогами теми ажно за притолоку цепляет. В чистом поле особенно, пока жена дома неизвестно с кем. Загрустил Вася, закручинился, да пошёл в тот клуб швейцаром наниматься, всё равно в деревне все смеются, а так хоть приработок.
Сунулся Василий в клуб этак робко, бочком, глядь – а там у дверей на диванчике Бурёнка сидит, гостей встречает, как хозяйке пристало. А глаза у ей такие бездонные, что посмотришь, да как в небо вечернее окунёшься со всей головой…
- Да вы ж проходите, Василий, - говорит ему Бурёнка голосом глубоким, да нежным. – Ежели насчёт членства в нашем клубе засомневались – то не извольте беспокоиться, всем условиям удовлетворяете, как образец, ей-богу.
А по субботам в том клубе обычно чаи гоняли, да за жизнь беседовали. Ввалился к ним Вася, весь в тоске-печали. Его утешать все начали, рассказать просят, что случилось. А что тут расскажешь? То ись, рассказать-то не проблема, а толку-то?
Усадили Василия за стол, да попервоначалу чаю налили. Козёл-председатель хоть и козёл, да поумней иных оказался. Чай отодвинул, велел стаканы принести. Полштофа они с Василием приговорили, да начал его Козёл утешать:
- Эх, ты, друг наш Василий, не грусти. Ну, вот такая тебе курва лядащая в жизни попалась, что ж теперь – топиться? Плюнь, давай лучше выпьем! Полегчало? Ну то-то вот. Жена у тя, прямо скажем, шалава та ещё, гнал бы ты её со двора. И не грусти, говорю, давай ещё наливай. Слышь, ты на Бурёнку-то нашу внимание обрати, глянь какая! Она ведь на тя давно посматривает. Лучшую свою шаль, как ты думаешь, ради кого нацепила? Ты подумай, Вась, подумай…
Подумал Вася, посмотрел в глаза Бурёнкины - карие, нежные, к любви зовущие, и зашлось сердце у него в груди, дрогнули ноги. Пал он Бурёнушке на белу грудь, да и поцеловал прямо в тёплую, травой и клевером пахнущую морду.
Подуло в лицо Васе ветром летним-медовым, зажмурился он. А как глаза-то открыл, глянь: ни у него рогов нету, ни Бурёнки, а стоит перед ним девица-красавица, шалью плечи прикрывает. А руки-то у ней на белой груди четвёртого пятого размеру сложены, да и сама-то она статная, пышная да дородная. Восстало тут у Василия чувство любовное, да предложил он ей женой его любимой стать.
И всё у них было хорошо. Да и детишек завели, один другого краше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 95 comments