Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема проекта - " День событий странных и удивительных"

Заповедник Сказок

Творческий пинок получен от christa_eselin

О растущих фонарях, эфиопских студентах и консервированном свете


В городе после каждого дождя прорастали фонари.
Они с хрустом проламывали новенький асфальт, не далее как на прошлой неделе лично уложенный мэром и лично утоптанный его заместителем, тянулись изо всех сил к облакам, самовольно подключались к казённому электричеству, и светили, светили изо всех сил.
Даже днём.
Городская управа боролась с фонарными ростками как могла. Она поливала их «Раундапом», организовывала добровольческие отряды по прополке, вешала таблички с грозными надписями «Самовольный вырост карается штрафом!». Время от времени их выкорчёвывали и, побросав вповалку в "Камаз", вывозили в поле, где они сохли в больших штабелях до зимы. Но с каждым весенним дождём ростки фонарей упрямо пробивались на каждой улице.
Впрочем, стайки весело щебечущих эфиопских студентов были этим довольны. Они расстилали под фонарями цветастые эфиопские покрывала, доставали из корзинок сладкие эфиопские фрукты, закуривали душистые эфиопские смеси и загорали в электрическом свете всю ночь напролёт...
Вообще, эфиопских студентов в городе было множество. Легенда гласила, что когда-то в городе проездом останавливался абиссинский негус. И потерял в гостинице любимый обсидиановый талисман, придающий коже непередаваемый гуталиновый отсвет, столь любимый женщинами. Негус на следующее утро уехал, но велел остаться третьему министру для поисков талисмана. А тот, вместо того, чтобы усердно исполнять повеление владыки, влюбился в местную девушку, женился на ней, открыл фабрику по изготовлению домашних тапочек с помпонами и вообще всячески прижился. К нему в гости зачастили друзья и знакомые с родины, многие тоже оставались тут. Словом, экзотические личности давным-давно перестали быть для горожан таковыми.
По секрету могу вам сказать, что талисман абиссинского негуса на самом деле лежит в местном краеведческом музее, просто на табличке написано, что он откопан в кургане неподалёку и принадлежал легендарному князю Болиголову Мигреньевичу. Оставим это на совести музейных работников, тем более что никакой роли в сказке этот талисман не играет.

Итак, на каждый хитрый винт найдётся свой Архимед. Открытие совершил как раз один из эфиопских студентов, а если конкретно – Абебу Тафесе, третьекурсник с целительского факультета.
Причиной послужило то, что он первым догадался выкопать фонарный росток на улице и пересадить его в сарай. Абебу снимал маленький деревянный домик у навсегда уехавшей к морю хозяйки, и при доме наличествовал маленький сад и сарай. Там фонарное деревце и прижилось.
Абебу поставил в сарае стол, притащил кресло, и мог заниматься сутками напролёт, благо халявное освещение имелось. За три года деревце доросло до потолка, музыкально шелестело серыми, с металлическим напылением, листочками и исправно светило, беззастенчиво воруя электричество у муниципалитета.
За окном шёл январь, снег и сессия. Абебу Тафесе сидел в сарае, попеременно читал конспекты, кашлял, прихлёбывал чай и путался в соплях. Ибо, как положено всякому порядочному африканскому студенту, каждую зиму простужался.
Что-то легонько стукнуло его по голове (привет Ньютонам!) и, пропрыгав по столу, укатилось в угол.
Абебу встал из-за стола, наклонился и поднял находку.
В руках у него лежал маленький светящийся орешек, очень похожий на жёлудь. Студент покрутил его в руках, понюхал и посмотрел вверх.
В кроне фонарного деревца висело несколько гроздей.
Абебу немножко подумал и решительно откусил кусочек светящегося ореха. По телу пробежала тёплая волна и простуда исчезла, растаяв как кубик льда на сковородке. Мышцы наполнились силой и кипучая энергия наполнила будущего целителя целиком, как смешливые пузырьки газировки заполняют стакан.
Тема диплома определилась мгновенно.
Последующие три года Абебу Тафесе не вылезал из лаборатории. Он делал из фонарных орехов микстуры, порошки, мази, комбинировал их с анальгином и валерьянкой, настаивал мякоть орехов на спирту и змеином яде, проверял лечебный эффект на белых мышах, приютских собаках и своих приятелях.
Выздоравливало всё и навсегда.
Защита диплома стала сенсацией, информационной бомбой и потрясением мирового целительского сообщества. Очередь на закупку «Чудо-фонарина» была расписана на годы вперёд.
- Ну кто ж знал, что этим замечательным деревьям нужно время, чтобы подрасти? – оправдывался мэр перед газетчиками.
Городская администрация резко пересмотрела своё отношение к фонарным росткам. О прополке и выкорчёвывании больше никто не заикался. Автомобильное движение в городе было запрещено, и любой вылезший из асфальта маленький фонарик окружался почтительной заботой, аккуратной оградкой и табличкой: «Кто тронет – руки оборву!» Город в спешном порядке строил новую фармацевтическую фабрику.
И жители города теперь часто наблюдали удивительную картину. Как только приходила весна, мэр, проковыряв ломом в асфальте ряд лунок, приплясывал на площади, задрав голову в небо и тоненьким голоском пел:
- Дождик, дождик, пуще!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 60 comments