Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема проекта - " День событий странных и удивительных"

Заповедник Сказок

Поздравительная сказка для препушистейшей Евгеши aka kroharat, написанная в в честь её дня рождения совместно с говорливейшим Романом aka prizrak_spb


В одно замечательное летнее утро, когда тёплый ветер с окрестных полей сам по себе приносит запах корицы, Хомка проснулся с осознанием того, что у него сегодня день рождения.
Потянувшись, он подумал, что не мешало бы сделать подарок самому себе. А так как он прекрасно знал, что лучший подарок – это плюшки (а также пироги, штрудели, безе и прочая и прочая), то мысль о пироге с яблоками и корицей привела его в совершенно восхитительное расположение духа. Но донёсшийся с кухни грохот чьей-то подкованной обуви его несколько насторожил.
Спустившись в кухню, он с удивлением застал там Призрака, нагло шарящего по шкафам.
- Вот я поражаюсь, - заметил Хомка, безуспешно попытавшись пожать призрачную ладонь. - То ты весь из себя эфирное нематериальное существо, а когда берцами грохочешь - тут мамонт бежит уши затыкать.
- Сам не знаю, - деланно смутился Призрак, привычно начиная ковырять ножкой ламинат. - Это какая-то у меня аномалия врождённая...
Ламинат начал подозрительно потрескивать. Призрак опомнился и приподнялся над полом сантиметров на десять.
– А чего ты тут в шкафу ищешь? – поинтересовался Хомка. – И ваще, стучаться надо, когда в дом просачиваешься!
– Ну вот! – пробурчал Призрак, – не успеешь прийти, и друга, понимаешь, поздравить с днём рождения, претензии начинаются… – Налил бы лучше за своё здоровье, новорожденный!
– Не там шаришь! – ехидно показал Хомка язык. – Я с некоторых пор красненькое в другом месте держу!
- А, тогда знаю где, - моментально сориентировался Призрак и исчез в стене, чтобы тут же вернуться с пузатой бутылкой.

Как только Призрак поднял налитый бокал и набрал воздуха в грудь, собираясь разразиться высокопарной речью, в дверь раздался громкий стук. Хомка степенно поднялся, собираясь открыть дверь первому на сегодня посетителю трактира. На пороге стоял его давний друг – Темнейший сэр Макс.
- С днём рождения, пушистый друг мой! - пафосно провозгласил сэр Макс и тут же ухитрился запутаться в собственном плаще цвета печальных сумерек.
Извлекать его оттуда никто не спешил.
Кое-как выкарабкавшись наружу, сэр Макс извлёк из-под плаща что-то продолговатое. Хомка с любопытством вытянул шею. Сэр Макс держал в руках перевязанный розовой ленточкой меч, по лезвию которого пробегали чёрно-фиолетовые всполохи.
– Это тебе! – гордо заявил он. – Меч, которым Великий Ы убил динозавра, который убил другого динозавра, который убил одного наглого птеродактиля, который спёр у Великого Ы кружку тёмного пива!
Хомка с осторожностью принял меч.
– Сэр Макс, спасибо, конечно, но… Как бы это сказать.. Я ж существо-то мирное (по большей части). Может, подскажешь, как его можно в хозяйстве использовать?

Внезапно из стены высунулся оставленный без присмотра Призрак с запылённой бутылкой коньяка в руке и тремя бокалами:
– Сэр, ну чем ты тут занимаешься столько времени? Давай за приезд, по капельке, м-м-м? И за нашего дорогого именинника!
Запасливый Хомка дёрнулся так, что чуть не отсёк свежеподаренным мечом горлышко бутылки:
– Это ж запасы...
Призрак, проигнорировав крик Хомкиной души, стёр ладонью пыль с этикетки и провозгласив:
– Наполеон! Год рождения – 1837! – ошарашенно продолжил, – это ж сколько у него звёздочек?! Наверное, во всей нашей военно-космической академии столько не наберётся! – и, отточенным движением свернув пробку, ловко разлил драгоценный напиток.
– Совесть имей, да! - прошипел ему на ухо сэр Макс. - Мы ещё подарки толком не вручили, а ты уже заначки Хомякские потрошишь! Может он этот коньяк берёг для того, чтобы в тесто для плюшек добавлять, по капельке!
Призрак внезапно сверкнул глазами и прошипел в ответ: – Темнейший, я знаю, что мы ещё подарим! Давай испечём Хомке огромное блюдо плюшек! Разных! С корицей, с яблоками, с коньяком… – он поперхнулся слюной и закашлялся.
– Парни! – шипение гостей друг другу на ухо прервал звонкий голос Хомки. – Я тут в честь праздника пирог затеял. Есть мнение, что вновь прибывшим совершенно необходимо поучаствовать в этом трижды благословенном начинании! Выражаясь проще - с вас подмога. Но только на уровне "подай-принеси, пошёл вон-не мешай!"
– Не вопрос, дорогой друг! Чем сможем – поможем! – с энтузиазмом закивала далеко не святая парочка.
Бедный, бедный Хомка… Если бы он мог предвидеть будущее... Но ничего не предвещало беды.

Лучащийся самодовольством Призрак вытащил откуда-то из стены большой пакет, развернул его и с поклоном вручил имениннику. У того в руках оказался огромный фолиант, с золотыми уголками, с обложкой из тиснёного пергамента, на которой старославянской вязью было выведено: "Самая полная кулинарная книга всехЪ времёнЪ и народовЪ". Призрак подбоченился: – Между прочим, единственный экземпляр! Из библиотеки Ивана Грозного! – И, предупреждая вопросы, добавил: – Места надо знать!
- Спёр, небось, - меланхолично заметил сэр Макс, несколько раздосадованный тем, что книжка понравилась Хомке явно больше, чем меч.
- Не спёр, а знал где взять! – парировал Призрак.
- А ты, случаем, не знаешь, где взять код от сейфа в главном казначействе? – как бы равнодушно поинтересовался сэр Макс.
- Стоп! – решительно прервал его Хомка. – Ваши милые уголовные развлечения обсуждайте не у меня в трактире!
- Да как ты мог такое о нас подумать? – чуть ли не в один голос возмутились приятели.
И переглянувшись, заржали.
Хомка только лапкой махнул.

Покончив с официальной частью и выслушав полагающиеся благодарности, приятели допили красненькое, остававшееся на столе к моменту появления сэра Макса.
Хомка к тому времени уже давно лазал по шкафам и шкафчикам, ящикам и ящичкам, что-то сокрушённо бормоча себе под нос. Наконец, огорчённо плюнув, он обратился к гостям:
– Вот и потребовалась ваша помощь. У меня, оказывается, разрыхлитель для теста кончился. А без него ну совсем никак. Сбегаете на базар, а? Тут недалеко, и всё время прямо.
Призрак в ответ сделал вид, что ему совершенно необходимо отлучиться, вот_прямо_сейчас, желательно через стену, что он незамедлительно и выполнил.
Оставшийся в одиночестве сэр Макс пожал плечами:
– Хомка, ну где я, а где базар, ты сам-то подумай! Я его в глаза не видел, этот разрыхлитель, даже не знаю, как он выглядит. А ну как гексогена подсунут! Это ж будет "Земля, прощай! В добрый путь!" А оно тебе надо? Или кокаина, например... Хотя это мысль… Где, говоришь, тут базар?
- Всё, всё, никуда не ходи, - замахал лапками Хомка. – Ну вас обоих к чёрту, я лучше сам, а то вы такого принесёте!
- Я вот так сразу и предполагал, - ввернул вылезший из стенки Призрак.
Короткий, но крайне эмоциональный спич Хомки, суть которого сводилась к "Совсем обленились, морды толстожопые, лень пару миль пройтись!", разумеется, был пропущен дорогими гостями мимо ушей.
Взяв авоську и кошелёк, Хомка обернулся к приятелям, которые только-только открыли вторую бутылку красненького:
– И чтобы ничего тут без меня не предпринимали, знаю я вас!
Два абсолютно невинных взгляда и яростные кивки были ему ответом.
Бедный, бедный Хомка... Что тебе стоило затеять не пирог, а безе, к примеру?

Выждав какое-то время, гости переглянулись. Сэр Макс начал первым.
– Если делать Хомке подарок в виде плюшек, то надо приступать прямо сейчас. Зная его, часа три по базару он точно будет бродить.
- Тогда давай начинать, - согласился Призрак. – Что нужно?
- Сначала тесто. Насколько я знаю, для него требуется, как минимум, мука, вода и вдохновение. Вдохновение я обеспечу, - пообещал сэр Макс.
- А мука?
- Вот и ищи. Кто у нас специалист по кладовкам и прочим нычкам? А я пока здесь на кухне посмотрю.
Поиски сэра Макса ни к чему хорошему не привели. Захлопнув очередной не оправдавший надежд шкаф, он прищемил дверцей край плаща, и не заметив этого, двинулся дальше. Шкаф последовал за ним. С грохотом.
- Кажется, здесь у Хомки был хрусталь, - тихонько заметил моментально примчавшийся на шум Призрак.
- Ключевое слово «был», - согласился сэр Макс. – Ну кто ему виноват, что у него такие шкафы неустойчивые? Надо же к стене прибивать!
- А вот это ты Хомке и объяснишь, когда он вернётся, - радостно посоветовал Призрак и вновь исчез.
Через минуту Призрак пулей вылетел из очередной кладовки, чуть не сбив Темнейшего с ног. Его полупрозрачные уши полыхали так, что при подобном свете можно было печатать фотографии. Пытаясь скрыть смущение, он кашлянул, ковырнул берцем паркет и промямлил: – Ну там этА.. Скатерть-самобранка.. Она там.. Кхм.. С платком Хомякским..
– А чего уши-то красные? – меланхолично поинтересовался сэр Макс. – Можно подумать, не видел ничего такого.
– Дык.. Не про виды речь идёт! Я таких слов даже на стройках КГИОПа не слышал, когда работяг пугал, из стен высовываясь и кося под Саму Историю… Ты как хочешь, Темнейший, но это дело надо того-этого, а то у меня потрясение нервное, вишь, каким прозрачным стал!
- Н-да? – заинтересовался сэр Макс. – Ну-ка…
Через минуту сэр Макс вылетел из указанной кладовки с той же скоростью. Он что-то яростно чирикал в блокноте, а уши его были ещё более полыхающими, чем у Призрака.
- Просто лингвистический самородок – эта скатерть-самобранка, - восхищённо объяснил сэр Макс Призраку. – Только в небольших дозах слушать надо…
Приятели приняли по бокалу успокоительного и решили вернуться к задуманному.
Поставив пустой бокал на подоконник, сэр Макс задумчиво раскрыл кулинарную книгу, а Призрак вновь усвистал на поиски продуктов в многочисленных кладовках Хомки. Время шло, а дело было даже не начато.
Призрак высунулся из стены перед самым носом сэра Макса, заставив того вздрогнуть и машинально отмахнуться кинжалом, которым он задумчиво чистил ногти, читая особо заковыристый рецепт.
– Что творишь-то? Дырку сделаешь – не запломбируешь! – отшатнулся потусторонщик. – Да, я ж к тебе по делу! Слу-ушай! – он понизил голос. – Я тут в очередной запасник наведался. Всё в пыли, Хомка про него забыл, стопудово! А та-а-а-м.. – он закатил глаза и невольно сглотнул. – Там Луи 13-й стоит!!!
– Что, сам? – крайне заинтересованно спросил сэр Макс.
– Конечно! Что? Тьфу на тебя! Я ему про коньяк дорогущий, а он про мумий. Хотя и пару мумий видел, пока шлялся.. Оч-ч-чень даже ничего! С одной даже познакомился. Р-р-рыженькая, зеленоглазая, с вот такими...! – мечтательно протянул Призрак. – Да, так я о чём тебе толкую-то: его ж продать можно, он полста штук баксов стоит!
Азартно потерев руки, Призрак исчез в стене.
– Алкоголик, аферист и кобелина. Неисправимая...То есть, неисправимый. Или пытается таким казаться...– пробормотал Темнейший в пространство.
- Тебе лишь бы поклёп на честное привидение возвести! – донёсся обиженный голос из стены. – И вообще, м-м-м, как пахнет! …я с тобой тогда… буль-буль-буль… не поделюсь!
Спустя полчаса сэр Макс не выдержал: Хомка не мог до бесконечности бродить по базару. Надо было начинать действовать. Он вновь выглянул в коридор и встал на пути спешащего Призрака, у которого в руке на этот раз была зажата «Вдова Клико».
– Так, я не понял! Мы плюшки для именинника печь будем или как?
Сэр Макс решительно отобрал бутылку, как Призрак ни старался удержать её.
– Хватит, ХВА-А-ТИТ! Шампанское по утрам... – и Темнейший в три глотка опустошил ёмкость. – К мумии бежишь уже, небось? Пошли на кухню, будем печь из того, что есть!

Попытка достать кастрюлю для теста тоже обернулась рухнувшим шкафом. На этот раз с богемским стеклом.
Содержимым третьего шкафа засыпало сэра Макса после того, как он неосторожно попытался достать с верхней полки корицу. Прочихавшись и кое-как прибравшись (ибо Призрак умудрился проломить затылком филёнку четвёртого шкафа, не заметив рассыпанный по полу горох), приятели замесили тесто. Причём, руководствуясь правилом "Ирландского рагу", высыпали туда мятного зубного порошка («А он точно там нужен?» « Серость ты болотная, доширачная, ничего не понимаешь в высокой кулинарии, это для аромата»!) и других ингредиентов, обычно не используемых в кулинарии.
Прошёл час...

– Что-то тесто плохо поднимается, – озабоченно произнёс Призрак, заглянув в кастрюлю.
– Это мы сейчас исправим, – бодро пообещал сэр Макс. Быстро вытер руки об штаны и полез за блокнотом.
– Это ты вот чего сейчас собрался делать? – подозрительно осведомился Призрак, на всякий случай наполовину прячась в стену.
– У меня тут одно подходящее заклинание было записано... сейчас найду... насчёт быстрого увеличения объёма...
– Не смей! – завопил Призрак.
Вопль опоздал. Из кастрюли выметнулась туча теста, напоминающая по форме атомный гриб. Встретив препятствие в виде потолка, тесто решило, что ему там гораздо лучше, чем в кастрюле, и повисло кокетливыми сосульками...
Сэру Максу досталось по полной программе. Предусмотрительный Призрак тихо хихикал из стены.

Перебравшись в коридор, горе-кулинары размялись ещё одной бутылкой красного, причём расстроенный и слегка контуженный Призрак даже никак не отреагировал на доносившиеся из-за стенки ехидные смешки тех самых мумий, о которых он с таким воодушевлением и красочными жестами рассказывал сэру Максу час назад.
– А что, если сделать плюшки с начинкой? – родил идею сэр Макс. – Эксклюзив будет.
- С начинкой из чего? – вяло возразил Призрак. – Из мясного фарша? Это уже не плюшки.
- Ну-у-у-у… из чего-нибудь другого. Хрустящего. Идея! Ты тут тараканов не видел?
- Может, ещё из мышатины? – огрызнулся Призрак. – Не надо.
– Пожалуй, ты прав. Не надо... Хомка не поймёт. И теста у нас больше нет.
– О! Я знаю, что надо делать! – взвился Призрак. - Тут совсем рядом пекарня есть, пойдём, напарник. Пока ты, как более говорливый из нас, будешь кататься по ушам пекарю, я у них тазик теста подрежу...
Сэр Макс удивлённо уставился на Призрака.
– И это существо называет себя настоящим петербуржцем? Какой ты русский?! Ты неаполитанец!
На удивление, акция прошла без сучка и без задоринки. Лишь чета старых Бурундуков, увидевших величаво плывущий на высоте двух метров тазик, в который раз разошлась во мнениях относительно существования НЛО и иных форм жизни.

Не найдя ничего из отдушек для теста, сэр Макс наудачу сунулся в ванную и, спустя разбитое зеркало, треснувшую ванну и лужу яростно пузырящегося на полу шампуня, издал торжествующий вопль, потрясая флаконом "Тройного" одеколона:
– Вот то, что нам надо!
Он принюхался. Пахло не только одеколоном. Из кухни пробивался дымок. Сэр Макс метнулся на запах.
Проклятая печка никак не хотела растапливаться. Звереющий на глазах Призрак тащил мимо сэра Макса канистру, остро пахнущую бензином, бормоча что-то сквозь зубы. Сэр Макс прислушался.
– Ты у меня всё равно разгоришься, сто сырых поленьев и ёжика тебе в поддувало! Я ж тебе счас аутодафе устрою по классу люкс, морда кирпичная! А кто у меня глоточек бензина сейчас сделает? За папу, за маму, за царя, отечество и меня лично? Где моя зажигалка, verdammt noch mal? Вот и бросай курить, блин…
Темнейший почувствовал непреодолимое желание выгулять свой плащ, желательно вместе с собой.
Через несколько минут на него просыпался реденький дождик из двух берцев. Третьим приземлился Призрак.
Сэр Макс вспомнил свою походную молодость, и саркастически бросив опалённому приятелю: «Эх вы, городския!» – прошествовал в кухню, где спокойно разжёг печку.
- Учись, студент! – наставительно сказал он.
– Ну да, ну да! – услышал он из-за спины. – Хрен бы ты её затопил, если б я её не умучил!
Наконец тесто, благоухающее "Тройным" было разделено на части, свернуто жуткими пошлыми розочками и торжественно поставлено внутрь печки. В награду пекари позволили себе ещё по бокальчику.

Через какое-то время приятели услышали странные звуки: как будто кто-то бился мягкой головой в стену. Проведя глубочайший научный анализ (« Это ты шумишь?» – «Нет, не я» – «И не я» – «Точно не ты?» - «Точно не я» - «А тогда хто?»), они наконец заметили, как все плюшки, собравшись угрожающим стадом, пытаются с разбегу выбить стеклянную дверцу духовки.
Призрак открыл дверцу и отшатнулся. По кухне пронёсся порыв горячего ветра, пахнущий косметической лавкой напополам с тлеющей пекарней.
- Что-то мне это напоминает, - обеспокоенно заметил сэр Макс. – Такое ощущение, что русская женщина, сильно напарфюмившись, вошла в горящую избу…
Призрак не успел ответить. Недопечённые плюшки ломанулись наружу, злобно блестя глазками-цукатиками. После чего, сделав пару кругов по кухне и щедро обдав своих создателей изюмными плевками, направились к выходу.
Бедный, бедный Хомка… Лучше бы он обошёлся без покупок в этот день. Откуда ему было знать, ЧТО творится на кухне в его отсутствие?

Хозяин трактира, не успев открыть дверь, был цинично сбит с ног волной смрада и косяком мутировавших плюшек, которые, прицельно сморкнувшись во всех присутствующих недопечённым тестом, скрылись вдали. Хомка медленно поднялся с угвазданного пола и очень нехорошо посмотрел на друзей.
Увидев дёргающийся глаз Хомки, Призрак попытался изобразить из себя белоснежный тюлевый ламбрекен на окне кухни (что впрочем, удалось плохо, учитывая его общую закопчённость), а сэр Макс, прикрывшийся тёмным плащом и воткнувший в него несколько чахлых пучков зелени – попытался закосить под заблудившуюся болотную кочку, абсолютно случайно оказавшуюся на кухне трактира.
В воздухе повисло незабвенно-синхронно-паниковское: – Ой, Шура-а, ой, о-о-й...

– Сейчас я буду зверствовать… – медленно произнёс Хомка.
От звука его голоса получил инфаркт глава местного тараканьего семейства, господин Длинноус, живший вторую сотню лет и повидавший на своём веку очень многое. Хомка продолжил:
– Я вам что сказал, когда уходил?!
– Братан, мы ж хотели тебе ещё один подарок сделать… – робко пробормотали гости, нутром ощущая, что сейчас их будут бить. Может быть даже ногами...
Глаза Хомки заволокла багровая пелена...
– Чтобы у тебя плащ ярко-розовым стал, со стразиками!!! Чтобы тебе больше ночи не видать! – завопил он, обращаясь к сэру Максу и нащупывая на трактирной стойке верную Боевую Мухобойку. – Чтобы тебя исключительно Солнышком называли!!! За каким бармалеем, я тебя спрашиваю, надо было превращать приличную кухню в объединение филиалов мусорного завода и сумасшедшего дома??? Где мой подаренный утром мне же меч? Я сейчас точно настрогаю кого-то мелкими кружочками!!! И не надо забиваться под плинтус, я тебя всё равно оттуда выковыряю!!!!
Призрак довольно хихикал из уголка, наивно надеясь, что его-то, такого няшечку, почти белого и почти пушистого, минует чаша гнева хозяина.
– А ты чего ржёшь, беспардонный потрошитель чужих заначек? – оторвавшись от доедания слабо трепыхающегося сэра Макса, Хомка перенёс свой гнев на новый объект. – Можно подумать, я не знаю, что ты Луи уже вылакал, алконавт болотный! Кто моих мумий по задницам шлёпал ручонками своими мускулистыми, а? Они ж теперь только и делают, что глазки к небу заводят и перешёптываются мечтательно! Полтергейст недоделанный!!!
"Построенные на подоконнике" в лучших армейских традициях приятели стояли, уткнувшись взглядами в пол, сопя носами и синхронно ковыряя берцами пол на разгромленной кухне.
– Чтобы через полчаса на кухне всё блестело, как у меня… Или не у меня, а у кота… Кхм.. Ну, в общем, чтоб порядок был! – слегка охрипшим голосом завершил разнос Хомка. – Время пошло, салаги!

Через час кухня была убрана. Правда, "в первом приближении", но по крайней мере, по ней уже можно было ходить, не опасаясь внезапно пикирующей кастрюли или подло разлёгшегося под ногами мусорного ведра.
– Так... – задумчиво произнёс немного успокоившийся Хомка. – Сейчас я проведу мастер-класс по выпеканию плюшек. Смотрите и учитесь! Призрак, в 276-й кладовке (это вот прямо над нами) лежит мешок муки. Тащи его сюда. А ты, Темнейший, готовь цедру. Да только пальцы себе заодно не сострогай на тёрке, бард педальный с дипломом!
– Почему это педальный? – попытался обидеться сэр Макс.
– А «испанский воротник» тебе сделать? – ласково осведомился Хомка.
Сэр Макс заглох.
Через пару минут раздался скрипучий голос Призрака:
– Нашёл!
Он наполовину высунулся из потолка, держа в руках здоровенный мешок. Разумеется, по закону подлости мешок выскользнул, и, грохнувшись на пол, порвался напрочь.
Комнату заволокло мучной взвесью.
– Это была демонстрация новой технологии маскировки ниндзя-недоучки? – кротко поинтересовался обсыпанной мукой сэр Макс, теперь напоминающий коряво загримированного деда Мороза.
– Это был исходник, – виновато отозвался Призрак.
– Исходник чего, укуси меня вантуз за что-нибудь мягкое? – рявкнул Хомка, с трудом сдерживаясь, чтобы не погнать гостей поганым веником.
– Исходник ПЛЮШЕК! – прочихавшись, гордо заявил Призрак. – Всегда лучше иметь под рукой первооснову. Квинтэссенцию, так сказать!
– А отмывать квинтэссенцию ты будешь? – ехидно заметил Хомка.
Призрак моментально сделал вид, что тряпка проскальзывает сквозь призрачные руки.
Хомка безмолвно закатил глаза к небу. Это стало последней каплей его терпения...

Следующие десять минут гости бегали по всем поверхностям кухни, уворачиваясь от карающих ударов Хомкиной мухобойки. Способность Призрака просачиваться сквозь стены временно исчезла, скорей всего из-за страха перед разъярённым Хомкой. Тем не менее приятели ухитрялись в процессе беготни понемножку отхлёбывать из пузатой бутыли, которую перекидывали из рук в руки.
Наконец, хитрой стратегией загнав обоих вредителей-профессионалов в угол, Хомка навис над ними пушистой Немезидой.
– Ой, мамочки, – прошептал сэр Макс. Призрак же попытался прижать уши, забыв, что в этой жизни он далеко не кот.
Хомка разрывался между выбором. С одной стороны, его обуревало желание убить эту парочку нежно (то бишь, не сразу), а с другой – его душил хохот (когда он представлял себе эту картину со стороны).
Тёмная сторона хозяина победила. Он медленно занёс над обречёнными мухобойку. Те, зажмурившись, проорали в унисон:
– Хомка, побойся неба! Мы пошутили! Даже у смертников есть последнее слово! Посмотри назад!!!
Внимательно посмотрев на приятелей (наверняка какую-то пакость очередную задумали), Хомка всё-таки обернулся.
Под звуки фанфар помощники пекаря вносили в трактир блюда, полные горячих плюшек, с корицей, с яблоками, с коньяком...
- С днём рождения!!! – снова рявкнули сэр Макс и Призрак слаженным дуэтом.
Хомка посмотрел на друзей, на плюшки, снова на друзей и снова на плюшки… Карающая мухобойка медленно легла на трактирную стойку.
- Ладно уж, прощаю, - буркнул он. – Но кухню потом отмоете!
- Всенепременно, - согласился Призрак. – Вот, Темнейший клининговую компанию оплатит, и они тут полный шик-блеск наведут. Залюбуешься!
- Я оплачу? – поразился сэр Макс.
- Ну, не я же! – хамски заявил Призрак. – Откуда у бедного привидения деньги?
- Во наглец!
- Брэк! – вмешался Хомка. – Всё, с уборкой потом разберёмся, а сейчас давайте всё-таки праздновать…

Хомка, умиротворённый, от пуза объевшийся плюшками (оказывается, и сэр Макс и Призрак знали толк в рецептах выпечки, по которым пекарь и выпек всё то разнообразие!), принявший в честь собственного дня рождения пару рюмочек, и давно уже простивший шебутных гостей, сидел между ними и обнимал их за шеи.
– Спасибо вам, мои хорошие! – тихонько сказал он. – Но если вы, мерзавцы такие.. – здесь он посильнее сжал шеи друзей, – ещё раз мне такое устроите, клянусь Великой Первой Плюшкой, получите на орехи!
– На миндальные?
– На грецкие?
В один голос произнесли два охламона.
– И сколько получим? – после чего все трое громко расхохотались.
Сэр Макс и Призрак чокнулись очередным тостом.
- А вам не хватит уже разминаться? – поинтересовался Хомка.
- Вот наконец, я слышу голос истинно благородного мужа, изрекающего мудрость! – отреагировал сэр Макс. – Конечно, пора уже прекращать разминаться!
- И начинать праздновать день рождения нашего друга по-настоящему! – подхватил Призрак, вытаскивая из-за спины поочерёдно коньяк, текилу и водку.
Сэр Макс с ловкостью официанта достал из-за пазухи три гранёных стакана и расставил их на столе, после чего приглашающе кивнул Призраку.
Хомка со смесью ужаса и восхищения посмотрел на этих раздолбаев и решительно потянулся к кувшину с морсом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments