Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Сегодня буду хвастаться творчеством дочки, то бишь юной keteris

Из цикла «Плесень»
Совсем не каменный цветок


Список дел:
- вымыть полы (уже третий раз за сутки! И откуда столько грязи с этого мохнатого охламона… )
- сбегать в магазин за едой
- оплатить мобильную связь
- дописать то сочинение, наконец, ленивая ты жопа
- зашить носок
- отнести девчонкам в общагу второй обогреватель, (возвращаются 16 числа)
...
Лениво-усталым жестом вычеркнула первый пункт, пробежала до конца глазами… Опа! Сегодня ж уже пятнадцатое! А я ещё хотела, добрая душа, успеть до приезда подруг проветрить им комнату и этот самый обогреватель включить, чтоб они в нашей тёплой южной Сямени попы себе не поотмораживали (ахаха, что я несу, у нас +5, девочки возвращаются из суровой февральской России, причём совсем не из Краснодарского края). Впрочем, несмотря на довольно тёплую для зимы зиму, у нас очень влажно (я говорила уже, да?), и по ощущениям сосульки повисают на носу ещё в +7… И не топят, разумеется. На улице туман такой, что страшно в окно выглянуть, не то что на улицу выйти – там какая-нибудь лошадка на ногу как наступит, а ты её так и не увидишь. Так что как с утра залезаешь в пледе в креслице мягонькое с кружкой чаю горячего, в ножки обогреватель ставишь себе, ноутбук тёпленький на колени вместо кота, сбоку пса мохнатого устроишь – так и сидишь целый день, ворча, когда нужно вылезать из уютно скрученного гнезда ради попИсать. Пары? Какие пары, каникулы у нас, весь месяц январь и полфевраля ещё. Вот и сижу целый день дома. «Как бздюха» обычно говорит мама в таких случаях. Ну да. И пёс ещё, аки бздюх тогда. Даже потусить пойти не с кем – на каникулы все по домам разлетелись, шутка ли, больше месяца в универ ходить не надо, все хотят Новый Год дома отметить, с родными. Вот и девчата только завтра прилетают. Ах да, девчата… Нехарактерным для себя усилием воли я заставила себя вылезти из уютнейшей махровой пижамки-кигурумки, натянула футболку и свитер, и ещё свитер сверху, и с нескрываемым сожалением выключила один из обогревателей.
- Ну что? В путь! – сказала я себе и ушла в туман.
Впрочем, путь заключался в двух минутах езды на велосипеде, причём в горку, так что я не то что не успела замёрзнуть, а даже с удовольствием сняла второй свитер по прибытии в общежитие. Теперь не скованная сонным холодом, я развела бурную деятельность – подмела с пола не выдержавших голодовки тараканов, собрала паутину с окна, открыла его нараспашку, чтоб выпустить затхлый воздух, смахнула пыль с одного из столов, повернулась к двери – и ахнула от изумления. На столе возле выхода лежал лимон. Или лайм, точно не знаю. О том, что это некий цитрусовый фрукт я догадалась только исходя из того факта, что он у девчонок всегда там лежит. Живёт он там. Не один и тот же, разумеется, разной степени поеденности, сменяющийся раз в несколько дней, но он всегда неизменно там был. Возможно, он был там и сейчас – об этом можно было только догадываться. Скрывавшее цитрус огромное аморфное облако выглядело поистине потрясающе. Полупрозрачное в своих верхних слоях, к центру облако сгущалось до абсолютной черноты. Образованные им перья, лоскуты, обрывки вселенских туманностей будто парили в воздухе, попирая законы физики и поражали глаз богатством приглушённых оттенков. Я отчётливо видела рептилию, обвившую телом горшок с диковинным растением, и раскрывшую рот, готовясь схватить. Но целью рептилии был не цветок потрясающей формы и расцветки, венчающий растение, она тянулась выше и дальше… Плесень растеклась тягучей лужей по столу, заползла на стену и уже была близка к покорению низко висящей книжной полки с образовательной литературой. И зачем ей китайский язык, она же и так китайская? Или даже так – зачем ей вообще что-либо учить, если она красивая? А эта плесень была действительно очень красива. Она совсем не была похожа на мою печально знакомую коричневато-зелёную соседку. Это была ПЛЕСЕНЬ со всех заглавных букв. Полтора месяца ей никто не мешал жить, развиваться и творить. Полтора месяца она тщательно, слой за слоем, волосок к волоску, тщательно выбирая краски, творила своё собственное тело. И она была уже недалека от совершенства. Уверена, пока я сидела дома в пригретом кресле, потягивая горячий чай под тёплый фильм, она здесь, в холоде, окружённая ледяным камнем стен и негостеприимным химическим покрытием стола – развивалась. Я бы не удивилась, если бы к моему приходу она вежливо со мной поздоровалась и помахала бы мне ложноножкой. Или нет, что я, щупальцем каким-нибудь, уже сформировавшимся. Или лапкой мохнатой. Или вообще ручку бы для поцелуя протянула. И ещё смогла бы поддержать информативную интеллектуальную беседу… О чём? Об искусстве, я уверена. Уж в этой области она давала мне сто очков вперёд, это точно. Я подошла поближе, рассмотреть, так сказать, каждый мазок мастера. А мастер не делал лишних мазков и не забывал необходимых. Красочный фейрверк, вспыхнувший на столе на месте забытого фрукта был воистину творением гения. Вблизи структура оказалась гораздо сложней и интересней. Она выглядела то ли как шерсть, то ли как дым, всевозможные ниточки, жгутики, волокнистые пряди связывались, переходили из одного в другое, в тёмных пятнах были рассыпаны красные искры; оттенки пожарного зарева на крошечных язычках, сплетающихся между собой, внезапно сменялись матово-серым пепельным цветом, уходящим вглубь, чернеющим до непроглядности. Казалось, у этого фантастического растения нет середины, что оно растёт прямо из Чёрной Дыры, что оно само и есть Чёрная Дыра, а чудесные миражи, обвивающие её со всех сторон – лишь искажённое ею пространство, отражения граней моих собственных мыслей, блики на зеркальной поверхности реальности, тебя засасывает в эту воронку, ты наполовину уже там, твоё сознание уже всё принадлежит Ей, без остатка…
К реальности меня вернуло моё же собственное пронзительное «Ааапчхи!!!» Наклонившись над этой инопланетной клумбой слишком низко, стараясь разглядеть мельчайшие детальки фантастического нагромождения субстанций, я практически нырнула туда носом. Чем и поплатилась. Внезапный резкий поток воздуха бесстрашно бросился прямо в заросли, обрывая на лету нежные лепестки и ломая эфемерные стебли. Скульптуру он, разумеется, не уничтожил, но она как-то покривилась набок и стала выглядеть немного тускло. Будто приуныла.
- Прости, красавица, - чихнув ещё несколько раз в рукав, я вооружилась многофункциональной китайской палкой-поедалкой и по приборам на ощупь вонзила в тельце бывшего когда-то цитруса. Отправив его в мусоропровод, я вернулась обозреть поле боя. Плесень выглядела побеждённой, грустно свисая со стены лохмотьями, но всё ещё была довольно красива, бликуя цветными искорками на дымчато-сером подшёрстке.
- Оставлю тебя потомкам. В назидание, - важно произнесла я. – Будут знать, как фрукты забывать больше чем на месяц в сырой комнате…. Брр.
На самом деле, мне было потрясающе лень всё это затирать. Мне и дома хватает плесневелой войны, пусть девки сами оттирают.
На следующий день получаю звонок с таким заявлением:
- Привет! Большое спасибо за обогреватель. А ещё, представляешь, плесень совсем обнаглела: у нас СТОЛ ЗАЦВЁЛ!
- Это не плесень, - говорю, - обнаглела, а вы, дорогие мои.
- Почему это? – не поняли на том конце провода.
- Ммм… Ну вот представь – выходишь ты из комнаты в гостиную, а там на столе стоит… огромный тазик печенья! Что ты сделаешь?
- Ну, это же наверняка чей-то, не буду…
- Нет, ты в квартире живёшь совершенно одна, и печенье точно ничьё.
- Ну кто-то же его принёс, накрою тряпочкой, может, заберут…
- Не обманывай себя, у тебя система простая: вижу цель – стреляю на поражение без предупреждения. Готова держать пари, что в такой ситуации ты немедленно, довольно урча, притащишь этот тазик в комнату, аки хомяк, и там в одну морду безо всяких проблем его умнёшь. С чайком.
- Нууу, допустим, - рассмеялась печеньколюбительница. – А причём тут наш стол?
- Да притом, что вы для плесени пир на весь мир там оставили. Кто ж, уезжая на месяц, ожидает, что оставленные фрукты его терпеливо дождутся?
- Упс, - сказала трубка.
- Вот плесень к вам и прописалась. Добро пожаловать в клуб, - уже недовольно пробурчала я, вешая трубку, ибо носком ноги выкатила из-под тумбочки загнанный туда псом пару дней назад огрызок от яблока. Который моментально полетел в ведро. Плесень даже поздороваться не успела.

Это была часть четвёртая из цикла. Если кого-то заинтересовало, то цикл полностью:
http://keteris.livejournal.com/tag/%D0%BE%20%D0%B1%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B1%D0%B5

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments