Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема проекта - " День Тридевятого Царства"

Заповедник Сказок

Суд


Тридесятое царство жужжало и гудело, как разоряемый Винни-Пухом улей. Добрые бюргеры Сиволапый народишко жадно следил за разворачивающимся судебным процессом. Берестяные грамотки с отчётами из зала суда расхватывались, как горячие пирожки.
Судили знаменитого Кащея.

Зал был полон.
Прокурор пошлёпал губами, продемонстрировав публике бульдожий прикус, разложил по плечам брыли, и наконец, ухнул гулким басом, напоминаюшим сладострастное ночное ворчание канализационных труб:
- Высокий суд! Ваша честь! Посмотрите в эти бесстыжие пустые глазки обвиняемого! Взгляните на его жадно шевелящиеся пальцы, напоминающие щупальца загребущего заокиянского восьминога! Эти пальцы сжимались на горле несчастных, вымогая у них последние жалкие гроши! Эти пальцы вырывали краюшку хлеба у последнего нищего, и всё только для того, чтобы добавить монетку к своему невероятному состоянию! Посмотрите, эти корявые пакши и сейчас непроизвольно дёргаются, как бы перебирая золото и драгоценности в набитых доверху сундуках! По сведениям из заслуживающих доверия источников, в подвалах обвиняемого этих самых сундуков – ну просто завались! А между тем страна испытывает острую финансовую недостаточность! Что же нам говорит на это обвиняемый? А он ничего не говорит, а просто гребёт под себя всё что может, и чахнет на этом всём, которое подгрёб!!! Глядя на него, образ Плюшкина мрёт от зависти и нервно курит в уголке, как выражаются нынче представители продажной интеллигенции! Обвиняемый, зачем вам столько денег? Вы никогда не слышали выражения: «подумать о душе»? Нет? А выражения: «сдавайте валюту»? Очень плохо. Стяжательство есмъ грех, а библейский принцип «делиться надо!!!» ещё никто не отменял! Высокий суд! На совести обвиняемого слёзы вдовиц и горький плач младенцев! Дамочка! Вот вы, в шляпке, с ребёнком которая! Я же вам велел в этот момент младенца ущипнуть! Тьфу, ничего поручить нельзя… Да, так о чём я… Ах, да! Кстати, о девицах! Высокий суд! Со всей ответственностью утверждаю, что обвиняемого можно охарактеризовать одним коротким и ёмким словом… Что? Нет, не тем, которое на заборе. Любой приличный сексопатолог имеет полное право назвать обвиняемого маньяком, не кривя душой! Да! По сведениям из заслуживающих доверия источников, в подвалах обвиняемого томились десятки и сотни девиц, причём благородного сословия! Ну, правда, в комфортных условиях, ничего не скажу, мне б такой номер в гостинице… Да… Так, значит, похищения, запугивания, принуждения к чему-то непотребному… Как к законному браку? Вы мне здесь образ обвиняемого не пытайтесь обелить! По нему Туруханский острог плачет! А богатыри? Да-да, те самые богатыри, которые отправлялись освобождать вышеозаглавленных девиц! Богатыри! Цвет наших войсковых соединений! Где они теперь? Все они были хитро и безжалостно загублены обвиняемым! С помощью коварства и обмана! По сведениям из заслуживающих доверия источников их насаженные на колья головы создают непередаваемый дизайн во дворе замка обвиняемого! В конце концов, это просто дурной вкус! Прошу высокий суд навешать на обвиняемого всех собак, образно говоря! И вкатить высшую меру!
- Между прочим, мой подзащитный бессмертен! – ехидно вклинился адвокат.
- Тогда на кол! – отрезал прокурор. – И караул рядом поставить. Пусть ваш подзащитный сидит на колу хоть до морковкина заговенья!
- Обвинение, помолчите, - заметил судья. – Давайте по делу. Итак, в замке обвиняемого находятся материальные ценности на крупную сумму, причём неизвестного происхождения. Я правильно понимаю?
Адвокат попёр в атаку.
- Кто может доказать, что обнаруженные в замке сокровища принадлежат моему подзащитному?
- Ах, значит, не принадлежат? – тут же среагировал прокурор, моментально став ещё более похожим на подобравшегося бульдога. – Стало быть, можно изымать в пользу казны?
Кащей укоризненно пошевелил адвокату мизинцем.
- Нет, принадлежат, конечно, - заюлил адвокат. – Но все они заработаны моим подзащитным в поте лица своего честнейшим трудом, и никакие грязные клеветнические измышления не опровергнут этого факта!
- А налоги обвиняемый со своих капиталов уплачивал? – пустил в ход тяжёлую артиллерию прокурор.
В зале стало очень тихо.
- Вот кстати, да, - заметил с места судья. – Неуплата налогов – это серьёзно. Защита, вам есть что сказать по этому поводу?
Адвокат засиял, как новёхонький рельс.
- А у нас справка есть о благотворительности!
- Вы хотите сказать, что обвиняемый хоть раз в жизни сделал кому-то доброе дело? – поразился прокурор.
- А как же! - гордо закивал адвокат.
- Факты?
Адвокат зашелестел бумажками, перелистывая потрёпанный блокнот.
- Вот, пожалуйста. Из архивных летописей. «И приехавши к Кащею совершать подвиг Ивашка, сын купеческий. И домогался он до того злокозненного Кащея три дни, требуя поединка. Вышедши к нему тот поганый Кащей, да оттяпаше тому Ивашке руки-ноги молодецкие по самое некуда…»
- И где тут благотворительный акт? – взвыл прокурор.
- Ну как же? – удивился адвокат. – Всего-то конечности отрубил! А мог бы и дурную башку с плеч. Нет, всё-таки мой подзащитный – редкостного милосердия человек!
Адвокат демонстративно достал платочек и демонстративно утёр демонстративную слезу демонстративного умиления.
- Ну, хорошо, допустим, - пошёл на попятную прокурор. – Мы, конечно, проверим правомочность предъявляемых вами документов. Но разберём другой вопрос. Похищения лиц молодого женского полу с неблаговидными намерениями…
- Ложь! – колотя себя кулачком в грудь, заявил адвокат. – На моего подзащитного подло ябедничают. Никаких неблаговидных намерений не было и в помине!
- Факты?
Адвокат с готовностью снова зашелестел бумажками.
- Вот-с. Опять-таки исторический документ. «И унёсши тот окаянный Кащей из дома отчего прекрасную Василису, и предлагал ей сокровища несметные за малую ласку, и уболтал ведь, змий речистый; да только озлился он на её после того, как не смог ничего по немощи своей долголетней…»
Кащей побагровел и злобно цыкнул на адвоката. Тот мгновенно сориентировался:
- Таким образом, мой подзащитный не причинял девицам ни малейшего вреда, что полностью подтверждает услышанное вами всеми заключение авторитетной медицинской комиссии!
- Но ведь похищал? – пёр кабаном прокурор. – Без всякого их на то согласия!
- А кто им запрещал добровольно соглашаться?
Судья побагровел.
- Сейчас я кого-то дисквалифицирую, - тихо и угрожающе произнёс он. – Вот этим самым судейским молотком. По голове.
Адвокат понял, что несколько переборщил и резко сменил тактику.
- Ой-вэй, поднимите ваших очков и вглядитесь в благородные черты моего подзащитного. Ви когда-нибудь видели таких печальных глаз? Он же урождённый сирота! Его впалые щёки до сих пор говорят за моего подзащитного лучших оправданий, потому шо хранят генетическую память о голодном детстве! Ви думаете, что ему таки нравилось кушать на помойке? Ви зря так думаете, потому шо там никто не рассказывал ему за гигиену, а та сухая корочка, которую он нашёл в урне на свой день рождения, наградила его пожизненной диареей! И после этого ви хочете, чтобы он раздавал своих денег собачьим приютам и лично вскармливал пушистых котят собственным молочком? Злая судьба плевала в моего подзащитного всю жизнь без перерыва на обед! Но это ни разу не замацало кристальных качеств его благородной души! Мой скорбный подзащитный…
Судья постучал молотком.
- Защита, утихните ваших слезливых монологов и не размазывайте кашу по тарелке. Где таки в вашей демагогии цимес, тьфу, то есть факты?
- А шо вы хочете от нас услышать? – подобострастно изогнулся адвокат.
- Мы хочем услышать, - вклинился прокурор, - как вы будете объяснять суду смерти десятков и сотен богатырей, которые несмываемым грузом лежат на совести обвиняемого?
- С чего бы это несмываемым грузом? – деланно возмутился адвокат. - Обратимся опять к документам. Цитирую: «И приезжавши одинокие витязи к чёрному замку Кащееву, и вызываше того смрадного Кащея на честный бой. Выходил тот подлый Кащей на битву, да приводише с собой войско поддержки несметное, и побиваху храбрых витязей волшебным мечом своим немного до смерти лютой…» Что вам не так? Моего подзащитного неоднократно пытались убить! Враги и завистники! Он должен был терпеть их гнусные выходки?
- Но он же явно находился в выигрышном положении!
- И кто им виноват?
Кащей одобрительно пошевелил адвокату мизинцем.
- Вот вы поставьте себя на место моего подзащитного, - вдохновенно продолжал распинаться адвокат. – Вламываются к вам в дом какие-то хулиганы, угрожают вам физическим воздействием, предъявляют непонятные претензии. И что? Мой клиент не имеет права даже защитить себя? Нет уж! Всё должно быть по закону!
- По закону – это хорошо, - мечтательно протянул судья. – Ну что ж. Если по закону… Подсудимый, вам предоставляется последнее слово!

Кащей вытащил блокнот и нацарапал что-то на листке, передав его адвокату. Записка легла на стол судье.
Судья нахмурился, дописал дополнительный нолик и показал записку Кащею.
Тот согласно кивнул.
- Оправдан! – прозвучало под сводами судебного зала.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments