Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Репейный комок нумер восемь

Данная байка была написана в ответ вот на эту правдивейшую сагу

В Аббацтво, помощнику Инфирмария, Мастеру брату Карвеллу , с глубочайшим уважением и улыбкой от Сумеречного Макса


Прядь о болотном призраке и кузнеце Бьёрнсоне по прозвищу Бирюк Колода


В том же приходе, где паству свою властной рукой держал в узде благочестия пастор Свенссон, жил кузнец Бьёрн Бьёрнсон, по прозвищу Бирюк Колода. Нрава он был неуживчивого, в церковь ходил нечасто, да и с соседями не слишком ладил. Одно слово – бирюк. Прозвище же «Колода» он получил, на спор одним ударом топора разрубив дубовый комель, что два месяца сиротливым толстым огрызком торчал возле трактира, после того, как в дуб ударила молния.
Как-то в канун дня святого Вильбурда пастор Свенссон завернул на хутор к Бирюку Колоде с намерением прочесть тому проповедь. Бирюк пребывал не в духе, к тому же был занят починкой лемеха, поэтому слушал пастора весьма невнимательно. Пастор Свенссон же, видя такое пренебрежение к своим увещеваниям, впадал всё более в раж и брызгал слюной, пытаясь добиться от Бирюка хотя бы вида благочестия.
- Ты же не хочешь, чтобы было с тобой то же, что и с грешным сквернавцем Гуннвельдом? – завопил пастор свою коронную фразу.
Обычно испуганные прихожане после этого падали на колени и по их толстым небритым щекам текли слёзы раскаяния. Если этого не происходило, благочестивый пастор бил им морду, дабы проповедь его была более полновесной.
Так и в этот раз. Пастор уже было кинулся на Бирюка, но тот отложил молот в сторону, недобро взглянул на преподобного Свенссона, и начал недвусмысленно закатывать рукава. Бросив косой взгляд на кулачищи Бирюка, пастор заметно остыл и притих.
- Что там с этим Гуннвельдом-то? – хмуро спросил Бирюк.
И это были его единственные слова за вечер. Пастор Свенссон только рукой махнул и ушёл.
Бирюк Колода был из тех людей, которые несколько дней или даже недель могут обдумывать одну-единственную мысль. Но додумывают они её до конца, а после – действуют.
Историю, произошедшую пять лет назад с пастором, Бирюк, конечно, знал, как и любой в приходе. Часто звучала эта тема в долгих вечерних разговорах за трактирным столом. Пузатый Ларри Гримссон, трактирщик, бегая с бесчисленными кружками эля, выучил её наизусть, и мог, разбуженный среди ночи, оттарабанить вам два десятка вариантов этой саги.
Как бы то ни было, но в ближайшее же воскресенье Бьёрн Бьернсон, по прозвищу Бирюк Колода, попёрся на болото (вместо того, чтобы идти в церковь, сквернавец!). Забредя, по его мнению, в самую серёдку, он упёр руки в бока и принялся орать:
- Эй ты, как тебя там, Гуннвельд!!! Выходи, подлый трус, покажись! Что там такое у вас с нашим пастором вышло?
Болото - не слишком разговорчивый собеседник. Поорав в пустоту добрых два часа, Бирюк так и не дождался ответа. Плюнул на ближайшую кочку и ушёл домой.
А спустя день после своей бестолковой прогулки Бирюк понял, что в доме у него теперь неладно.
Придя утром в кузницу, он ахнул, выругался, пнул ногой наковальню, выругался ещё раз, и наконец, принялся наводить порядок, поминутно грозя кому-то кулаком и продолжая ругаться. Ибо в кузнице царил бедлам. Инструмент, знавший всегда своё место, валялся на полу, уголь вперемешку с золой из горна был раскидан по полу, а на дальней стене кузницы сажей была выведена надпись. Старинными рунами.
Бирюк Колода рунического письма, конечно, не знал, но в смысле надписи ничуть не сомневался.
Ругаясь чёрными словами, Бирюк кое-как навёл порядок, но работа у него в этот день не ладилась. Настроения это ему не прибавило.
Вечером Бирюк Колода сел в засаду. Поставив рядом с собой бочонок пива (чтоб было не скучно караулить) он пристально наблюдал за кузницей, спрятавшись в сарайчике.
Около полуночи из кузницы послышался грохот. Бирюк рассвирепевшим медведем метнулся туда. Заранее зажжённый фонарь выхватил из темноты опрокинутый ящик с углём, рассыпанные гвозди и мечущийся белёсый силуэт. Туманных очертаний призрак, завидев фонарь, коротко хохотнул и просочился мимо Бирюка в дверь, оставив у того на лице ощущение промозглого холода.
Утро застало Бирюка за довольно необычным занятием. Он обходил вокруг кузницы, тщательно рисуя на каждой стене крест и, высунув от усилий язык, вырисовывал фразу «Gloria Domini». Дверь Бирюк оставил чистой и запирать не стал. После этого он направился в сарай, где вскорости послышался стук молотка.
К вечеру Бирюк, снова прячась в сарайчике, в полной готовности ожидал появления призрака. Тот не замедлил явиться вовремя, как на работу. Из кузницы вновь послышался грохот.
Бирюк недобро ухмыльнулся, и прихватив с собой заранее сколоченный здоровенный дубовый крест, не зажигая фонаря, пошёл к кузнице. Судя по продолжающемуся грохоту, призрак пакостил вовсю.
Засветив фонарь на крыльце, Бирюк подхватил крест, и резко распахнув дверь, нырнул в кузницу. Мгновенно захлопнув дверь за собой, он размашистым движением начертил на ней крест.
Призрак, метнувшийся было к двери, тут же отпрянул.
- Что, не нравится? – ехидно, насколько мог, спросил Бирюк.
Уже не торопясь, он зажёг лампу. При свете призрак стал ещё более прозрачным, но дрожащие, как горячий воздух, контуры выдавали его с головой.
Бирюк поплевал на руки, перехватил крест поудобнее и рявкнул во всю глотку:
- Soli Deo Gloria!
Призрак зашипел, как капля воды на сковородке, и распластался по полу.
И вот тут-то Бирюк от души приложил его крестом!
Визг призрака, наверное, слышали на всех окрестных хуторах. Человек послабее съёжился бы в комочек, заткнув уши, но Бирюк только вошёл в раж.
- Ах ты, паскудина, прости Господи, не то говорю, именем Отца нашего Небесного, получай!!!!
Призрак крутился ужом, метался туда-сюда как мячик (избегая, впрочем, прикасаться к стенам), но Бирюк настигал его везде и лупил крестом, уже позабыв выкрикивать имя божье, а только коротко выдыхал при особенно удачном ударе.
И внезапно битва закончилась. Призрак побелел, сжался внутрь себя и истаял, оставив по себе только лоскуток вонючего дыма, тут же, впрочем, исчезнувшего. Бирюк тщательно осмотрелся вокруг, подумал, несколько раз пробормотал что-то смутно напоминающее молитву, и наконец, отставил крест в сторону.
- Зря на болото ходил, - пробурчал он себе под нос. – Вот ведь хлопот сколько!

Мораль: святым словом можно свершить многое. Но святым словом и крепко сколоченным дубовым крестом – ещё больше!


Полная история скальдической ругательной перепалки – вот:

0) Венок Сказок: Восьмая кружка Макс
1) РК: Прядь о Хьярви Ётунском Горшке Карвелл
2) РК: Прядь о злоязыком Гуннвальде-рифмаче Макс
3) РК: Прядь о Торольде Солнышко Карвелл
4) РК: Прядь о Торольде Волчье Солнышко и его страшной мсте Макс
5) РК: Прядь о Холодце из Мертвеца Карвелл
6) РК: Прядь о добром Харальде и продолжении страшной мсти Макс
7) РК: Прядь о пасторе Свенссоне Карвелл
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments