Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Categories:
К юбилею «Массаракша»

Безумная поэма

Совместное творчество. Участвовали: dalmar, latbrand, yulkar, karwell, great_snake, darkmeister

Изнанка – это вам не наружка! Вот, норку вывернувши свою, на столб вскарабкалась мышь-норушка. (Да-да, я нынче о ней пою). В Изнанке вам не сыскать подушки. Точнее есть, но жестка, как гвоздь! И мышка здесь становится мушкой, и на правах хозяина гость. Ручей течёт в направленье неба. Туда же мягко кирпич летит. Само собою, сплошная небыль, зато как тащится здесь пиит! Без всякой травки и прочих лишних эрзацев, химии и спиртов поэт Изнанку сейчас опишет! (К поэту вызовут докторов…) На полосатом, как тигра, небе гуляют двадцать зелёных туч! Забудем вмиг о насущном хлебе, пока звенит шоколадный луч! На тридцати волосатых ножках гуляют урны! Поют стада! И мышка здесь становится мошкой, а мошка – крысою иногда! Ползёт, блюя, перепивший ангел. Болит зуб мудрости у травы. Хамсин пронёсся вчера над Англией. Да, кстати, всаднику без головы опять понадобился парикмахер. На задних лапках поёт койот. Такой сюжет не послать ли нафиг? В Изнанке вечно наоборот. Простуда лечится сном в сугробе! Воздушный шарик тяжёл, как чушь. Не время ль думать о вкусной сдобе, забравшись в мрачно-кислотный душ? Стуча подкованными сапогами, по потолку идёт таракан. Откуда лишние ноты в гамме? Кабак в молитве, торгует храм…
И, ясен перец, повсюду крысы. В такси, за партой, на корабле. (Все в курсе? Чтоб не остаться лысым, спать нужно вниз головой! В земле!) Как сладко пение помидоров под золотистый сапожный звон! А чтоб навек избежать раздоров, идти заранее нужно вон! Громадный сейф нежен, словно пудра! Он несгораем, как керосин! Он безмятежно встречает утро уже которую сотню зим, тех, что неистово пышут жаром в лицо, испачканное смешком! Отныне бездной Килиманджаро мы именуем! Придя с мешком за бриллиантами Нефертити, готовься к штопору под ребро! Частями тела здесь не вертите, пытаясь путать в клубок добро!
Не будем мыслию течь по древу, хоть древо ясень. Нет, лучше дуб с златою цепью, которой дева коту шатала молочный зуб. Кот, натянув сапожок made Spanish, берет надвинув, "Беретту" взял, мурлыча "Яблочко", на майдане на сало с водкой носки сменял.
Пушистый белый в неравном споре волк смертью храбрых от лап овцы пал в изумрудные помидоры, в рубинно-алые огурцы.
Тут Ной, приблизившись к Арарату, не ноет псалм, раскатавши губ - чеканит тяпкой резьбу по злату, ни черту брат, ни ногою в зуб. Ошпарен день в январе крапивой, по небу катится колобок, а над седою морской равниной кирпич порхает, не чуя ног.
На диком бреге реки молочной, редиски заросли где густы, белеет домик. В нем полуночный курсором чутким творит холсты, усевшись к Саские на колени, рисуя время, ветра, уют, художник - впрямь, он большой затейник. Здесь битый час. Здесь баклуши бьют.
Глазами чёрны, хвостами лысы, вздымая пыли девятый вал, стремглав в Изнанку несутся крысы... Да, с корабля - прямиком на бал. Седины моря и мОзги пудрит пыльцою звездною небосвод, а опечатки из Кама-Сутры тут заменяют законов свод. Здесь крокодилам, на юг летящим, кричат: "Счастливого вам пути!" Все невзаправду. Всё настояще - и энтропийно, как не крути.
Так не скули ни зимой, ни в мае, забившись в сумрачный уголок и к сердцу трепетно прижимая свой одинокий с дырой носок! Оставь тоску, упади в нирванку, и, ясен пень, как младенца сон, мы ждём тебя, приходи в Изнанку - хоть светлый эльф ты, хоть тёмный гном.
Я вновь продолжу изнанки тему. Возьмём, к примеру, мои носки. (Да нет, не бойтесь, я их не съем и не заболею в углу с тоски). Гремишь, бывалоча, спозаранку носками: что за кошмарный смрад? Но стоит вывернуть наизнанку – поплыл фиалковый аромат!
А предположим, герой наш – рыцарь, на страже страждущий день и ночь. Ему помыться бы и побриться… Нет, эту слабость он гонит прочь! Он словно робот в своих доспехах! Он несгибаем как будто лом! И у придворных у дам успеха давно снискать не способен он. Но если поковырять поглубже, а лучше – вывернуть, словно шлем, то рыцарь наш расплывётся в лужу, как зайчик станет пушист совсем! Изнанка – грань ежедневной жизни! Сверкает полюс её в ночи! Желанье есть – фейерверком брызни! Сосредоточенно не молчи! Зачем в болотной тоскливой жиже на кочке сидя, смакуя мух, сползать по склону всё ниже, ниже? Такая участь не стоит мук. Так полупоезд на полустанке полуколёсами в полусне стучит лениво. Езжай в Изнанку, чтоб там, попрыгавши на сосне, махать хвостом и восьмою лапкой царапать вирши и жечь снега! Ну, или можно златою тяпкой полоть кисельные берега…
Изнанка - это совсем не просто, Изнанка вам не хухры-мухры. Изнанка - это чудесный остров, нарочно созданный для игры. Здесь всё серьёзно и не серьёзно, здесь всё "взаправду" и "просто так", здесь никогда не бывает "поздно", всё очень важно и всё - пустяк.
Изнанка рядышком с Лукоморьем, здесь всё похоже, а не совсем... здесь тоже витязи... тож из моря... и тоже с дядькой... во всей красе! А только витязи здесь не просто прошлись по пляжу, и по домам... Здесь каждый витязь отмечен постом... А сорок витязей - это спам! А дядька их прихватил землицы гектаров сорок, а может сто, табличек красочных вдоль границы - мол, Заповедник здесь, если что...
Изнанка - место, где всё не даром, и не за деньги, и не за так, здесь можно быть молодым и старым, здесь самый главный - Иван-дурак. Он самый главный, он самый модный, он самый-самый и самый... кто?... Иван-дурак, он ведь, кто угодно... и что угодно... и сё, и то...
Изнанка - место, где бабки-ёжки так сексуальны... и вот весной средь бела дня запостили ножки!!! Я не заметил там костяной... Здесь есть и боги и полубоги, есть шут, шаман и могучий пупс, и бабки-ёжки... и ноги... ноги!!! Пошёл по кругу... сейчас вернусь...
Здесь можно запросто заиграться, привыкнув к маскам, уйти в реал, и там в реале устроить танцы, да что там танцы! - устроить бал! И там, в реале, пожить драконом, пожить мартышкою, хомяком... и там в реале менять законы - мы здесь привыкли и нам легко.
Ну вот... Изнанка - такое место, где перепутаны быль и сказ... Изнанка - ложь... только если честно: "намёк" в реале как раз на нас!
Когда решишься и наизнанку внезапно вывернешь сам себя, то будь спокоен и адекватен, святую точность в себе любя. Смешком Ананси вспыхнет Ананке, и розы встанут среди зимы. Здесь сразу на фиг не посылают, но, в общем, могут. На то и мы.
Здесь, на Изнанке, как в божьей чашке, что пожелаешь - то и нальешь. У нас такие цветут ромашки, что просто охнешь и в пляс пойдешь. У нас гуляют такие звери, такие нити висят вокруг! Бывало, смотришь и сам не веришь, что хватит силы, и слов, и рук. Потом допишешь, потом отправишь, потом посмотришь - какой отстой. А через месяц получишь коммент "да вы же ж гений, шо боже мой!" И снова как-то приободришься, и даже как-то не след грустить, а комментатор рассказ запостил. Читаешь, прешься, идешь хвалить.
А вот, бывает, сидишь, рожаешь, еще пять тысяч, редактор крут! А в это время народ Изнанки решил устроить физкульт-салют. А ты, как бобик, как сивый мерин, как драный яппи, как сукин сын... Что в результате? Заказ похерен, а ты доволен. Ну, не кретин? Вот так с похмельного спозаранку в компьютер ткнёшься – а там салют! Запоздравляли всю Наизнанку, и гимны радостные поют! И это славно, и это правильно. Не каждый день всё же юбилей. Так что, бокал подняв виртуальный – за Наизнанку! За бодрость дней, за кружева слов, сплетённых тонко, за трёп весёлый, на радость нам! Пусть Массаракш процветает звонко! Устроим праздничный тарарам!
Изнанку вряд ли найдёшь на карте, она - нигде, и она - вокруг! В безумье творческом и азарте, в живом тепле виртуальных рук! В искристых брызгах немого смеха, что сотрясает материки, и расстояние - не помеха! И мы - близки, хоть и далеки!
Здесь всё не так и совсем иначе, всё вверх ногами, наоборот! Герои ловят за хвост удачу, а счастье валится в дымоход. Здесь лёгкий путь никому не нужен, герои бодро идут в обход, давно забыты обед и ужин, лишь звёздам с терниями почёт!
Здесь всяк с приветом - хоть кто-то больше, а кто-то меньше, ну так и что ж! И если ты вдруг придёшь с ответом - вопросов кучу враз огребёшь. Смеются тут невпопад и плачут, но всё ж смеются сильней стократ! Валяют здесь дурака, а значит, что каждый быть дураком тем рад. А то - корону порой примерить, сокрыв под ней шутовской колпак... Здесь радость плещет волной без меры и без причины - за просто так!
Мир Наизнанки неуловимо, подспудно, тихо, как тать в нощи тебя зацепит неодолимо - и вот тогда-то уж не пищи! И поздно сети рвать стервенело - Изнанка жарким огнём в крови, течёт игристым вином по венам (эй, кто там - доктора позови!) Да полно! - это никак не лечат, безумный недуг - он как клеймо. И грезишь ты о реальной встрече со всеми теми, кого давно...
Мир Наизнанки жесток и страшен: здесь пафос корчится и пищит - его бросает с высоких башен и в землю втаптывает пиит. Да, здесь пииты распоясАлись, и критик строгий им не указ (хотя из класса нас выгоняли за безобразья уже не раз). Пииты мир бороздят бессонно (и мир тому, несомненно, рад!), и из-под их боевых курсоров снопами искры вокруг летят!
Мир Наизнанки душист и нежен: здесь фей и эльфов полным-полно, здесь в бирюзовых морях безбрежных поют русалки на гребнях волн. Здесь мчатся красочные драконы, неся на крыльях букеты роз, здесь Гименея не жмут оковы, не давят бабы собою воз. Здесь сказка стала прекрасной былью, и быль от сказки не отличить! Здесь сотни истин на дне бутыли, и мирозданья не рвётся нить...
И на неведомых нам опушках следы невиданных чУдных сил (сам сукин сын про прозванью Пушкин нас с того света благословил!) Здесь заправляет безумный кролик, и песней вторит безумный март (тут рифма лезет "Бенхалов Толик" - но он, однако, не виноват) Здесь чудесатость творит законы, и всякий прочий закон не в счёт. Здесь перепутались все сезоны, и кто их, к лешему, разберёт!
Мир Наизнанки пьянит, как морок, он тих и призрачен, словно сон. Здесь из-за каждых оконных створок струится мёдом неслышный звон, здесь неожиданным поворотом сбивает с толку любой сюжет, здесь смысл так рядом - дотронься, вот он! - но обернёшься - а смысла нет. Здесь всё неправда и понарошку, здесь всё правдиво и всё всерьёз. Здесь твёрдо знают, что нету ложки, и грохнуть матрицу - не вопрос!
(Ну вот, мой чай пролился на клаву - и превратился в поток чернил) Тебе, Изнанка, поём мы славу! Живи и здравствуй, что было сил!
Subscribe

  • (no subject)

    Мелочь 32 Идеальный ламинат должен быть цвета пыли. * * * В начале была тьма, а потом возникло Слово, и слово это было "Где здесь свет…

  • (no subject)

    Про ерундуков 2 Ерундук возник в «Заповеднике Сказок» попустительством Хранителя в 2011 году. Никто не знал, кто это или что это такое,…

  • (no subject)

    Для Заповедника сказок Тема проекта - "День Сказок и Картинок 8" Сказка написана по картинкам блистательной Марины Лысенко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • (no subject)

    Мелочь 32 Идеальный ламинат должен быть цвета пыли. * * * В начале была тьма, а потом возникло Слово, и слово это было "Где здесь свет…

  • (no subject)

    Про ерундуков 2 Ерундук возник в «Заповеднике Сказок» попустительством Хранителя в 2011 году. Никто не знал, кто это или что это такое,…

  • (no subject)

    Для Заповедника сказок Тема проекта - "День Сказок и Картинок 8" Сказка написана по картинкам блистательной Марины Лысенко…