Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Очередная гоблинская байка

Завершающая байка Харадского похода
Для тех, кто читает журнал недавно – цикл «Поход в Харад» состоит из следующих баек:
1. Сон
2. Начало похода
3. Песенка
4. В пустыне
5. Гоблины в Хараде
6. Поединок.
7. Возвращение. Начало

Возвращение

Окончание


Гоблины в задумчивости стояли на краю пустыни, рассматривая простирающиеся перед ними песчаные волны. Им уже заранее было жарко.
Собственно, гоблины больше беспокоились за Элика. Бурдюка с водой у них не было, да и не хватило бы элефанту никакого бурдюка. Гоблины, нахмурившись, чесали зелёные затылки.
В небе показалась ворона.
Летела она более чем странно. Ворона покачивалась, выписывала какие-то невероятные зигзаги, перемещалась то выше, то ниже. При этом она явно направлялась прямиком к гоблинам.
Подлетев совсем близко, ворона шмякнулась на землю. Посмотрела хитрым глазом на путешественников и знакомым до боли голосом пьяненького шамана произнесла:
- Как дела, герои?
Вместо ответа Буттуг выпучил глаза и недоумённо спросил:
- Ты в ворону превратился?
- Делать мне нечего, - фыркнула ворона, то есть шаман. – У себя в хижине лежу. Вот, дух свой послал.
Жрыгг наклонился к вороне и принюхался. От вороны мощно пахло самогонкой.
- Это точно, - согласился он. – Дух знакомый.
- И надо вам через пустыню переться? – спросила ворона, игнорируя язвительного Жрыгга.
- Так на север… Домой обратно… - развёл руками Буттуг.
- А карту взять не догадались? – съязвила ворона.
- Э-э-э-э… - сказал Буттуг.
- Мудрое замечание, - согласилась ворона. – Значит, слушайте внимательно. Ик! Не, это не слушайте… Поворачивайте на запад. Три дня пути. Идите по краю пустыни, а то потеряетесь ещё совсем… Упираетесь в широченную реку. Вверх по течению идёте ещё неделю. А вот оттуда, ик! уже на север. Всё ясно? Птицу я сейчас отпущу. Гыгыдла, не смотри такими голодными глазами. Птичка хорошо поработала и устала. Не надо её есть. Всё уяснили?
- Так точно! – молодцевато рявкнул Жрыгг.
- Тогда всё. В путь!
Ворону передёрнуло, она всполошено захлопала крыльями, и с ужасом посмотрев на гоблинов, ринулась подальше.
- Поехали, - сказал Буттуг.

Шаманские указания были точны, как всегда. Добравшись до реки, гоблины встали на стоянку.
Буттуг пошёл купаться. Вместе с Эликом, само собой. Кто из них поднимал больше брызг – вопрос сложный. По крайней мере, собравшийся ловить рыбу Гыгыдла был вынужден уйти на милю вверх.
Жрыгг тем временем валялся возле костра и декламировал:

- Вот бы я бы превратился
В дождевого червяка!
Я бы тут же разделился
Пополам. Ну так, слегка…

А потом бы, продолжая,
Два, четыре, восемь раз…
В общем, получилась б стая.
И пошли бы мы тотчас

На охоту! Как умели,
Завалили б медведЯ!
И его б, конечно, съели!!!
А немного погодя,

Увеличившись в размере,
Стали б мы грозой лесов!
Берегитесь, птицы-звери!
Бойтесь, звери, червяков!

Вернувшийся с купания Буттуг только головой покачал.
- А Гыгыдла где?
- На рыбалке, - ответил Жрыгг. – Интересно, он уже утонул или ещё нет?

Жрыгг был наполовину прав. Ибо Гыгыдла запутался в бредне.
Нет, ну в самом деле? Ныряет себе мирный гоблин, шарится под корягами в надежде обнаружить вкусного дремлющего сома, и вдруг обнаруживает, что какой-то гад поставил у берега сеть. И неважно, что этот гад совершенно не собирался ловить гоблина. Но факт есть факт. Гыгыдла запутался в сети, чуть-чуть высунул голову над водой и орёт «Помогите!»
Буттуг, появившийся, аки пляжный спасатель, выволок сеть на берег. Вместе с Гыгыдлой. Но в сети Гыгыдла был не один. Кроме него там ещё трепыхались с десятка два здоровенных карпов, щук, и даже один осётр.
Жрыгг присвистнул:
- Это тебе одному скучно было, да?
- Надо рыбу хозяевам вернуть, - пробурчал Буттуг.
Жрыгг аж задохнулся от возмущения:
- С ума сошёл? Щас всё бросим и побежим возвращать! Еду! Как же! А впрочем…
Жрыгга осенила мысль:
- Так, - скомандовал он. – Гыгыдла, собирай улов в кучу! Буттуг, ставь сеть обратно, как было! И веди сюда Элика!
- Зачем? – недоумённо спросил Буттуг.
Жрыгг вздохнул и начал терпеливо разъяснять:
- Кто-то сеть ставил. Значит, рядом наверняка деревня. Сейчас придём с кучей рыбы и скажем, что сами наловили. А рыбу…
- Ну? – спросил Гыгыдла.
- Сменяем на самогон! – радостно изрёк Жрыгг.
Идея возымела успех.
Практическая реализация идеи возымела успех ещё больший.
Разумеется, рыба никого в деревне не волновала. Всё население сбежалось смотреть на элефанта. На гоблинов поначалу настороженно косились, но уяснив, что буянить они не собираются, а напротив – ведут утончённые беседы (Жрыгг витийствовал вовсю) и выразительно намекают на совместное распитие, расцвели улыбками взаимопонимания. Из погребов были вытащены мутные бутыли и процесс добрососедского сосуществования различных рас пошёл полным ходом.
Похоже, гоблинов восприняли как бродячую цирковую труппу. Буттуг с Эликом катали деревенских ребятишек. Вернее, Элик катал, а Буттуг осуществлял руководство и следил за очерёдностью. Жрыгг разливался соловьём, пел песенки и перемежал всё это стихами. На Гыгыдлу просто любовались, как на диковинку. Не часто в скучной деревенской жизни можно увидеть зелёного дядю, который на вопль: «Дядь, достань воробушка!» преспокойно протягивает лапищу и достаёт с конька крыши этого самого воробушка.
Короче, по завершении культурной программы гоблинов не только накормили до икоты, не только напоили до неё же, но ещё и налили на дорожку. Жрыгг подсуетился, выпросил парочку бурдюков, и пользуясь благодушием местных жителей, наполнил их под завязку.
Дальнейшее путешествие происходило, прямо скажем, весело. Жрыгг произносил цветистые тосты:
- За шум лесов, за жар степей, за тёмный взгляд болота,
За то, в чём мы пока не можем разобраться,
За пламя битвы, за луну, за славную охоту,
За ночь, за шаг, за шум, за вздох – давайте выпьем, братцы!

Элик тоже порывался глотнуть из бурдюка, но ему пока запрещали.
- Маленький ещё, - строго говорил Жрыгг. – Вот подрастёшь немного…
Буттуг сурово хмурился, гладил элефанта и говорил:
- Ты это… Погодь… Вот домой придём, тогда…
Лучезарное настроение гоблинов зашкаливало и никакие досадные помехи не могли его омрачить. На такую мелочь, как ночное нападение волколаков, друзья вообще не обратили особого внимания. Просто Элик разочек наступил на вожака. Вожак успел сказать: «Ы» и стал плоским. Оставшиеся волколаки рассыпались по кустам и больше не отсвечивали.
Лес становился всё гуще и темнее, уже приближались знакомые места. Запахло дымом отечества, то есть стойбища.
- Элик, труби! – скомандовал Жрыгг.
Элефант послушно затрубил. Сидящие у костров воины ошарашенно подскочили на месте и схватились за дубины.
Друзья триумфально въехали на поляну.
Племя ахало и восхищалось. Буттугу уважительно пожимали руку. Жрыгг болтал беспрерывно, не забывая, впрочем, жевать. Гыгыдла не отставал от него ни в том, ни в другом.
Вождь с хозяйским видом обнимал элефанта за ногу, и в глазах его мелькали расчёты – сколько можно на Элика нагрузить и как его использовать на охоте. Буттуга он хлопал по плечу так долго, что тот пересел к другому костру.
Из хижины выполз шаман.
Обошёл элефанта вокруг, критически осмотрел, хмыкнул.
Гоблины притихли.
Шаман принёс бурдюк с самогонкой.
Элик слегка принюхался и вопросительно взглянул на Буттуга. Тот кивнул:
- Можно.
Элик решительно втянул хоботом всё содержимое бурдюка и отправил его в рот. Замер. Потом прислушался к себе, и маленькие глазки элефанта заискрились весельем. Он вскинул голову и затрубил что-то очень похожее на боевой марш зеленокожей орды.
- Истинный гоблин! – довольно заявил шаман.
Tags: гоблинские байки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →