Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

И вновь о страусе


За песчаных смусмумриков спасибо Евгеше akakroharat

В одной жаркой, каменистой и абсолютно несъедобной пустыне жил-был страус.
В сущности, его можно было даже назвать философом. Его не интересовали такие мелочи как падение акций на фондовых биржах, глобальное таяние ледников, периодичность появления солнечных пятен. Нет. Обычно он был занят размышлениями на одну-единственную тему: «чего бы пожрать?» А поскольку, как я уже сказал, пустыня была совершенно несъедобная, то вопрос этот имел для страуса первостепенное значение.
Страус, конечно, был в пустыне не одинок. Например, аккурат в семи верстах (правда, слегка изогнутых) на запад жила злобная собачка Динго с безумными глазами и шерстью оттенка бешеной крольчатины. Но её трогать было опасно. Она и сама могла страуса сожрать. Поэтому обычно страус ограничивался лёгким добрососедским: «Как дела?», а если видел, что глаза у собачки Динго налились кровью, то совершал непринуждённую лёгкую пробежку по пустыне. Километров этак сорок, поминутно оглядываясь, не щёлкают ли в интимной близости от его куцего хвоста истекающие слюной челюсти. К концу этой пробежки он был ещё более голоден.
Также в пустыне жил гигантский варан. Но у него вообще были отвратительные привычки. При встрече вместо стандартного «Здрасте!» он кидался вперёд и кусал страуса за ногу. Резко и сильно. И при этом искательно заглядывал ему в глаза – вдруг страус сегодня ослабевший? Страусу приходилось полчаса долбить варана свободной ногой по голове, чтобы тот разжал пасть. Поприветствовавшись таким образом, они разбегались в разные стороны и демонстративно не замечали друг друга. По крайней мере, до следующего утра.
В общем, соседи у страуса были милые, но несъедобные. И отношения у них тоже были жёсткие и каменистые.
Единственным светлым пятном в существовании страуса была обитавшая неподалёку семья песчаных снусмумриков. Набегавшись за день и так ничего и не найдя, страус шёл домой и ставил на огонь котелок. Потом сворачивал к их логову, проглатывал слюну и вежливо сказав «Извините», хватал снусмумриков за шиворот и нёс к себе. Дожидался, пока вода закипит, и держа снусмумриков в клюве, начинал варить похлёбку из снусмумриковых хвостов.
Понятно, что снусмумрикам это не шибко нравилось. Можно по-соседски занять в долг, попросить соли или спичек, но когда тебя регулярно макают хвостом в кипяток – это, знаете ли, надоедает.
И песчаные снусмумрики страшно отомстили.
В один не самый прекрасный для страуса вечер они сели в засаду. Дождавшись, когда страус поставит котелок, они тихонько-тихонько подкрались сзади и хором сказали:
- Гав!!!!!!
И страус, согласно жизненному алгоритму всех страусов на свете, подскочил на месте, ойкнул, и попытался спрятать голову в песок.
И угодил прямиком в котелок с кипятком.
Страусу стало мокро, горячо и неудобно, но высунуть голову из котелка было страшно.
Маленькие песчаные снусмумрики гнусно похихикали и пошли домой.
А страус так и стоял головой в котелке, пока на небо не высыпали звёзды.
Наконец, он рискнул вылезти и боязливо посмотрел по сторонам. Вокруг плескалась тишина, и ничего страшного вокруг не бегало.
Страус вздохнул и машинально глотнул из котелка.
«Гм, - подумал он. – А ничего супчик-то получился…»
Таким образом, страус научился варить похлёбку из собственной головы и к снусмумрикам больше не приставал.
Через недельку страус окончательно облысел, но это его не очень огорчило.
Перед кем ему в пустыне красоваться?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →