Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Из архивов «Менестрелиума»

Про Красную Шапочку


Это было у моря… Впрочем, вру, на полянке,
В окруженье таёжных мрачноватых болот.
Эту песню услышал я как-то на пьянке…
Пел её под гармошку угрюмый народ.

Этой повести, братцы, не выдумать гаже…
Не сорвать за неё мелкий аплодисмент.
Началось поначалу с чьей-то мелкой пропажи
Потерялась в тайге шапка цвета маджент.

А потом понеслось… У владелицы шапки
Потерялся бумажник. А бабка потом
Уронила пенсне. И домашние тапки
Сладострастно хрустели толчёным стеклом.

А в таёжном посёлке, в рабочей столовке,
Где с морошкой пеклись иногда пирожки,
Кража произошла. Даже вспомнить неловко…
И на блудного волка все списали грешки.

Хоть на самом-то деле повариха налево
Пирожки продавала, чтобы бабку кормить.
Девке в шапке таскать пирожки надоело,
И на бедного волка всё решили свалить.

Вечно пьяный охотник с дворнягой-подружкой
Потерял свой охотничий волчий билет.
И ружьё беглым зэкам продал за чекушку,
И патроны в придачу. Такой вот сюжет.

А владелица бывшей утерянной шапки,
Потихоньку спиваясь, пошла по рукам.
И трясла головой сумасшедшая бабка,
За стаканом в себя заливая стакан.

Волк, пропавший в тайге, обнаружился вскоре.
Он, зарезанный финкой, лежал под кустом.
Только всё это, братцы, покуда не горе.
Настоящее горе появилось потом.

Всем впаяли срока – и шалаве, и бабке
И охотнику тоже, и дворняге шальной.
На колымской на зоне, в промозглом бараке
Повстречались они лютой стылой порой

Руки в свежих наколках, цинга, хриплый кашель.
Плавал в мутном окошке леденящий рассвет.
Разве только лишь в песне об этом расскажешь…
И, обнявшись, они затянули куплет:

«Па-а-а-а ту-у-ундре, па-а-а железной дороге-е-е,
Где проносится ско-о-орый «Воркута – Петроград»!!!!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments