Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Сказка для маркизы


По вечерам, когда день мелкой трусцой скрывается за поворотом, роняя на ходу янтарные бусины, в замке маркизы видны одновременно три заката.
Окна обеденного зала выходят на альпийский луг. Закат влетает на попутном ветре в распахнутые окна, разбрасывая по углам лёгкие оттенки зелени, и солнце держится над горизонтом на коротенькой-коротенькой ниточке, готовой оборваться в любую секунду. И тогда сумерки наступают резко, подобно атаке скифской конницы, и на столах сами собой вспыхивают бронзовые канделябры, ждущие этого момента во всеоружии.
На другой стороне коридора – гостевые комнаты. В их окнах ровно половину неба занимают горы. И закат в них – слегка фиолетов, и даже в самое жаркое лето несёт с собой в набитых карманах прохладу горных снегов, предусмотрительно захваченную с собой для того, чтобы солнце, неспешно садясь, не оплавило изысканные контуры пиренейских вершин.
А если пройти по коридору до конца, то за витражной дверью мраморного балкона пылает алым огнём озеро. Закатное солнце умывается в нём перед тем, как идти на отдых, и вода благодарно принимает все оттенки пламени, для того чтобы растворить их в себе, и смешать с белыми слезами луны, которая уже очень скоро вскарабкается на небо.
Бодро проходя по коридору, маркиза приветливо кивает замковым привидениям. Вступать с ними в беседу бесполезно, потому что говорят они на средневековом французском, а маркиза и современный-то не очень… Впрочем, привидения эти совершенно безвредны, если не считать того что, скользя вдоль стен, они оставляют на них клочки своих призрачных тел, похожие на шерсть белой одуванчиковой собаки. Маркизе время от времени приходится смахивать их специальной метёлочкой из перьев полярного колибри. К счастью, в кухню привидения не залетают, потому что блеск начищенной посуды повергает их в священный экстаз, вплоть до паралича.
Три заката расцепляют руки и уползают, ёжась и истончаясь на глазах, как струйка жертвенного дыма перед изображением Аматэрасу. А маркиза, шурша тенями платья, идёт в гостиную.
Старинный клавесин, наполненный до краёв тёплым кофейным оттенком, радостно откидывает крышку и, выгибаясь, тянется к пальцам маркизы, как соскучившийся котёнок. Маркиза расправляет складки платья и покрутившись на круглой табуреточке раз этак пятнадцать в разные стороны, начинает играть.
Маркиза хочет сыграть себе дождь.
В Лангедоке пахнет ранней осенью и яблоками. Пахнут стены домов, пахнут мосты, каменными кружевами переброшенные через бесчисленные речушки, пахнет ветер, пробывший в городке хотя бы пять минут. Лангедок солнечен и прекрасен, но маркизе не хватает дождя.
Мелодия журчит и подпрыгивает, как играющие на детской площадке мальки форели. Звон сотен садовых колокольчиков вплетает пахнущую кардамоном нотку второголосия, а старое кресло в углу изредка скрипит, каждый раз умудряясь правильно поймать начало такта. Но где-то протяжённость серебряной ноты оказалась чуть длиннее, и чудо не срабатывает, оправдываясь перед самим собой, подобно нашкодившему сорванцу.
Дождя опять не будет.
Грозы сегодня ночью не будет точно, потому что чёрная кошка маркизы сидит дома. Нагулявшись в тучах, она сегодня спрыгнула вниз, и вместо того, чтобы длинными прыжками носиться в небе, расшвыривая молнии, как медную мелочь, сидит на коленях у хозяйки, мурлыча песню, однообразную, как мотив акына и такую же успокаивающую.
Маркиза, набросив на плечи шаль, выходит во двор.
Бассейн в саду маркизы наполнен расплавленным золотом осенних листьев. Мелкие садовые лепреконы втихаря черпают это золото вёдрами, набивая свои кладовки. Потом настоявшееся за зиму золото будет перепродано на весенней ярмарке лучшим тангарским ювелирам.. Пройдя через их руки, украшенные серебряной сканью и гранёными сапфирами диадемы из золотых листьев клёна и дуба будут отражаться в зеркалах самых дорогих витрин, и ежегодно обновляющие свои украшения луговые эльфы будут скупать их оптом. Впрочем, это не людские проблемы…
Луна поднимается всё выше и выше, и маркиза вспоминает, что хотела покататься на яхте по озеру.
Яхта, как всегда, ждёт её на месте, привязанная шёлковым шнурком к перилам балкона. Лежащий на полке свёрток с попутным ветром давно соскучился и приветственно виляет завязочками. Дверца антресолей скрипит, напоминая о лежащей в углу абордажной сабле, завёрнутой в кусок парусины. Конечно-конечно, она тоже хочет послушать плеск волны за кормой яхты, стремительно летящей по лунной дорожке.
Штурвал хранит дневное тепло.
Маркиза машинально поправляет перевязь старой абордажной сабли и уверенной рукой направляет яхту на простор горного озера, смотря на звёзды, названия которых она придумывает сама…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →