Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Данный опус написан совместно с сияющей и невероятной маркизой Эль Далмар

К юбилею "Заповедника сказок"


Темы "Заповедника" за прошедший год:

- День Всевозможных Лягушек
- День Чудесных Превращений
- День Сказок и Картинок
- День Тёплых Щенков
- День Звонких Клинков
- День Труляляйского Бурлеска
- День Новогодних Сказок и Открыток
- День Умных Глупостей
- День Первоапрельских Мамонтов


Летел по небу дракон, вихляясь, то ли направо, то ли на юг (я их привычкам не удивляюсь), и резко в штопор сорвался вдруг. И визгом бешеного клаксона нарушив сонную тишину в болото ляпнулся так весомо…Нет-нет, дракон не пошёл ко дну. Он резво выкарабкался на кочку (попутно крылья поободрав). Рассказчик здесь не поставит точку. Мы только начали. Я неправ?
На кочке, нежась в болотной неге, лежит лягушка во всей красе. Полёт дракона забыт навеки. На перечёркнутой полосе не взять разгон, не завыть мотором, в расчалках дрожи не ощутить… Кладёт лягушка на всё с прибором. Она хотела бы всё забыть.
В кругу различных коловращений дракон примерил лягушки прыть. Был день чудеснейших превращений (насколько - это не нам судить). Менялись судьбы, личины, души, менялся ёж и менялся дождь, менялось небо с водой и сушей, и ёрш менялся на медный грош.
Всё превращалось, менялось кучей. Где саксаул - там теперь камыш. И левитировал гад ползучий, и кошку долго гоняла мышь. И разноцветные стайки шахмат стучат копытами в домино, и розы, честно признаться, пахнут весьма, весьма подозрительнО.
Окончен день превращений. Хватит. Всё устаканилось, улеглось. Лягушка мирно сидит в халате на тёплой кочке. У ней сбылось. Теченье жизни журчит неспешно. Пирог печётся, горит камин. Вдруг с неба наземь (прости нас, грешных) упала книжка с картинкамИ.
Ах, иллюстрации! Право слово, недаром дети так любят их! Тут сколько брови не хмурь сурово, но сам невольно слагаешь стих во славу красок и чётких линий, с сюжетом связанных заодно. Лягушке чудится запах лилий. В страницу взгляд - прямо как в кино.
К любой картинке придумать сказку - несложно тем, в ком жива душа. Принц нарисованный строит глазки (конечно, ей!), париком шурша. Пьют кот и леший, сияет море, в волшебном зеркале чей-то лик, и Водяной на речном просторе как Афродита из волн возник.
Лягушка в мареве вдохновенья. По всем картинкам слагает сказ. Дела забросив без сожаленья (и даже дождик ей не указ), сидит на кочке. Перо за ухом. (ах, нет ушей?). Ну, тогда в руке. Она забросила даже брюхо, чтобы потрафить своей душе.
Вот только слушатель… Где бы взять бы? Не комарам же читать рассказ о том, как кончилось дело свадьбой, какой жених испытал экстаз, и как прекрасна была невеста в короне новенькой… А Кощей, весь презираемый повсеместно, погиб, поевши вчерашних щей.
Но вот в ночи, когда над болотом повсюду властвуют силы зла, раздался вой. Так кричат койоты, чей хвост прищемлен. Забыв дела, лягушка вышла из теремочка, понять пытаясь: кто так вопит? И видит маленького щеночка, чей жалок и непригляден вид.
Ну, ясен пень, подняла скотинку. Налила в мисочку молока. Мол, не выкидывать ж животинку, пусть поживёт у меня пока. Щенок пригрелся, в доверье втёрся, знал, когда лаять, когда молчать. Подрос, покрылся шерстистым ворсом, и не давал никому скучать. Носился с визгами по трясине, и теремок сторожил как мог. И хоть его называли псиной, он оставался в душе щенок.
Проходит время. Спокойной жизни не всё же длиться. Звучат шаги. Ползут в испуге с дороги слизни, крича: «Атас, к нам идут враги! Блестят клинками, гремят штыками, с собой - базука и пулемёт! Грядёт возмездье! Коса на камень наткнётся! Вымрет весь наш народ!»
Вот паникёры… Пришло не войско - Иван-царевич, как есть дурак, припёрся, чтобы свершить по-свойски какой-то подвиг. Упал в овраг, влетел в крапиву, в репьях полазил, с дороги сбился, весь изнемог, и не достав из ножен ни разу, сумел притом потерять клинок.
Болото - это не степь, вестимо. Трясина чвакнет - и не достать. Ступай, Ванюша, отсюда мимо. Не стоит, грю, за клинком нырять. С трясиною богатырь не дружен. Ему милее сосновый лес. Раздался рёв. Ото сна разбужен, возник чудовищнейший Бурлеск.
О Труляляйском Бурлеске разве не слышал кто-то? Известно всем: он грозен, грязен и безобразен. И знает только: «Посплю!» и «Съем!». Пугают матери в колыбельке Бурлеском жутким своих детей. И осыпаются с ёлок белки при виде злобных его затей.
Бурлеск разинул поширше жвалы. Иван попачкал слегка штаны. Была б возможность - так он сбежал бы, посколько силушки не равны. Короткий вскрик прозвучал кукушки. Кружит, как ворон, болотный гнус над дураком. А щенок с лягушкой сховались в тину, дрожа как мусс.
Ну что Бурлеск нам? Пришел - и сгинул. В болотах наших не пошалишь! А кто придёт к нам ни с чем - вестимо, в ответ мгновенно получит шиш! Что, непонятно? Читатель строгий враз скажет: "Авторов занесло!" Вот точно так же сбивает многих скульптура "Девушка и весло". Вот вроде глупо - стоять в болоте, весло сжимая, что было сил. А кто, скажите, жжужать в полёте кровососущих этих просил?! Вот тут как раз и весло сгодится! Вот тут умище рванётся вверх! Есть еще ягоды в ягодицах, а также порох в пороховницах, а также пальчики в рукавицах, а также много петель на спицах, а также красных девиц в светлицах, а также принцев тьма в заграницах, а также всяких пройдох в столицах, а также много пера в жар-птицах, а также чистой воды в криницах, а также умностей в небылицах и всяких глупостей во языцех - и да, улыбок полно на лицах, и слез восторженных на ресницах... а нам пора уж остановиться, а то ваще распугаем всех!
А только фиг там! Не тут-то было! Нас не задушишь и не убьешь! ... И что-то в небе неспешно плыло, а что такое - не разберешь. Лягушке хочется лечь в перинку, прижать щеночка к себе сильней, и чтобы он почесал ей спинку - ну так, как водится у друзей. Но только нет ей опять покоя - ведь кто-то небо утюжит вдоль! Ох, ты, судьбина, жестока доля - нельзя терять ни на миг контроль!
Лягушка хмуро берет рогатку, приставив ловко к моноклю глаз.... и тут же ярким лучом догадка её пронзила, введя в экстаз! Ведь это мамонты! Ну конечно! Сомнений нету в том никаких! В апрельском небе летят неспешно, собою нам украшая стих! Их стройный клин, прочертив полнеба, умчался вдаль, захватив закат... пусть кто-то скажет, что это небыль - нам жаль безмерно таких ребят....
Лягушка бурно затосковала, забыв щеночка, забыв про сон.... и два шекспировских мадригала с ней вместе плакали в унисон. И из глубин лягушачьей шкурки вдруг властно вспенился крови зов! И, словно чёртиков из шкатулки, наружу выпустил много слов. Лягушка пела о поднебесье, о звездах, кружеве облаков... Кружились в танце, подвластны песне, три сотни маленьких светлячков...
... Кто скажет "чудо", мы скажем - сказка (не приукрасив рассказ ничуть), но на рассвете цветная связка шаров воздушных манила в путь.
Шаров воздушных цветная стая лягушку взяли с собой в полёт. И утки с завистью наблюдают, как в стратосфере она плывёт. А где-то там, в Заповедной дали, всё новых сказок цветёт букет, и ярче солнца горят медали, и места всяким уныньям нет! И все вернутся из странствий трудных, опять вернутся, лишь дайте срок! Ведь Заповедник, оазис чУдный, уже на пятый пошёл виток!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments