September 23rd, 2009

(no subject)

И вновь о маркизе


В душистых лангедокских снах плывёт маркиза на волнах, лелея лилии в душе, и видит в этом сне цветущий сад, жемчужный грот, дороги жёлтой поворот, три сотни пляшущих мышей и жмурки при луне.
Из ниоткуда – чёрный кот. Да нет, не кот! Наоборот! Знакомой чёрной кошки взгляд и хвост – всегда трубой. Бесшумен шаг изящных лап. С ней невозможно быть не в лад. Маркиза, не взглянув назад, зовёт её с собой.
Желтеет лента кирпича. Маркизы туфельки стучат по струнам дальнего пути чистейшим серебром. Луна вплетает флейты свист. В подвале мыши пляшут твист. Здесь только б с ритма не сойти… Урчит далёкий гром.
Кому-то летний ливень – в дрожь. Маркиза, к счастью, любит дождь. Она, скорее, подпоёт, чем грому запретит. Раскат его басовых нот (в подвале зазвучал фокстрот) через забор перешагнёт и выльется в мотив.
И ни при чём здесь ураган. Он домик не ловил в капкан, и над бурлящим котелком не плавился дурман. Мир развернулся, как экран, и бодрый марш далёких стран, который каждому знаком, гремит, как океан.
Мотив расскажет, не спеша, как тихо угольки шуршат в каминной тёмной глубине и сделает упор на буйной пляске саламандр, которые, избрав меандр рисунком танца, в тишине ведут балетный спор.
В подвале, им в противовес, танцуют мыши полонез. Три тысячи цветущих роз кивают чинно в такт. Часы в гостиной, поскрипев, с трудом вплетаются в напев. Сто тысяч раз ответ-вопрос: «Не так ли?» «Нет, не так».
Смотреть на пламя триста лет возможно. И печатать след на жёлтом полотне пути, под зонтиком смеясь. И слева чёрной кошки взгляд, и день выходит на парад, а сна наутро не найти… Он дремлет, затаясь. Collapse )