Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Ворона как-то на дубу…


Ворона как-то на дубу, хрипя во всё воронье горло, лабала блюз, кляня судьбу. От этих звуков перемёрло: шестнадцать тысяч червяков, бурундучок (излишне бойкий), тринадцать храбрых мотыльков, удод, хромая землеройка, шесть поползней и три ежа, двенадцать зайцев, оба лося, медведь (в малине как лежал, так и откинулся). Сбылося проклятье старого сома (он бился в омут головою, покуда не сошёл с ума). Проклятье (жуткое, не скрою), гласило: «Чёрной птицы клич разбудит худшие инстинкты и всем настанет паралич! А в мозг проникнут к вам гельминты! Взойдёт депрессия, как ночь! Вползёт, шипя, как аскарида! Возможно ли беде помочь? Возможно. Не подавши вида, вручите чёрной птице дар. В нём соблюдите два значенья: по вкусу – сыр. По форме – шар. Тогда наступит облегченье».
Ворона, с радостью приняв головку сыра в виде взятки, бежит, со страстью сыр обняв. (В лесу всё, кажется, в порядке). Волшебник мимо пролетал и палочкой взмахнул уныло. В ворону, к счастью, не попал, но рикошетом зацепило.
И началось! Сперва над ней сирена взвыла ненароком. Два ряда бортовых огней зажглись на перьях. Боком, боком ворона движется на юг, но ей мешают полукеды на четырёх ногах. И вдруг сыр выпускает три торпеды. Рак засвистел. Грохочет гром. Дуб прорастает в огороде. Ворона по цепи кругом всё бродит, бродит, бродит, бродит… Сыр превратился в Колобка и спорит с пришлою лисою. Ворона, сделав взмах косою, освобождается слегка.
На ней теперь потёртый плащ с гербом дворянским. Шпага в ножнах. А сыр (хоть это невозможно) отныне – лошадь. Тут хоть плачь, хоть смейся – но не ждёт Париж. За сутки – тридцать пять дуэлей! О, как вороне надоели и честь, и доблесть… Лишь барыш её хоть как-то привлекает (к тому ж сыр требует забот). Луна, свершив круговорот, теперь ворону наблюдает в старинном храме, где она, застыв алмазным изваяньем, стоит. Ей жертвы на закланье ведут. Она удручена. Три тыщи лет стоять? С тоски такой святой бы спятил! Ворона всё-таки не дятел. (Сыр пахнет хуже, чем носки).
Опять подмигивает бог. Очередное превращенье упущено. Через порог земли отчётливо вращенье. Брёдёт ворона по дуге всю жизнь, не обзаведшись кровом, и как на каторге, прикован чугунный сыр к её ноге.
Вновь изменён курс корабля. Крапива стала маргариткой. Сыр превратился в короля. Ворона стала фавориткой. Могла ль она предполагать, сколь горьким будет униженье? А впрочем, здесь предположенье любое может и солгать.
Звук гонга. Вновь мигает свет. Клочком старинной бумазеи ворона в тишине музея проводит сто семнадцать лет. Сыр где-то рядом. Под стеклом. Он принят за ядро для пушки. Вокруг него не вьются мушки. Он твёрд и прочен, словно лом.
Гудят, вращаясь, небеса. Скрипит несмазанная лира. Ворона, не найдя кумира, готова верить в чудеса. Виденье ангела в ночи вчера ей было. И ворона, свистя мотивчик похоронный, летит на огонёк свечи. Окончен заклинанья срок. Как рельсы, вытянуты нити судьбы, мечтаний и событий. И твёрдо выучен урок. А вот теперь пора домой. Окончены метаморфозы… (Читатель, чуешь? Рифма – «розы»!!!!! Какая рифма, боже ж мой!!!!) Чудес на свете только семь. Как осчастливленный наследник летит ворона в «Заповедник» (сыр деградировал совсем). Ведь только там она покой способна обрести отныне и снова быть сама собой, не пребывая ни в гордыне, ни в потрясении души, и не мечтать о лучшей доле. И жить в удобстве и тиши (пускай на галоперидоле).
Вот так и сказочники. Мы
Неутолимой страстью дышим
И ждём сумы али тюрьмы…
Живём,
жуём,
и сказки пишем!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →