Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Гокарнская легенда о Раване и атма-лингаме

в доступном и высокохудожественном изложении сэра Макса


В общем, пацаны, садитесь тут. Кто может – в позу лотоса. Кто не может – ну ладно, на кортах сидите. Щас рассказывать буду.
Итак, началось всё на Шри Ланке. Давным-давно. Жила-была одна женщина, Кешини её звали. Была она страстной фанаткой великого Шивы, и ежедневно делала ему приятно.
То бишь она каждое утро выходила на пляж, лепила из мокрого песочка, извините за выражение, лингам, и украшала его цветочками.



Гм. Пацаны, вы вообще в курсе, что такое лингам? Ну чё ты ухмыляешься? Правильно ухмыляешься. Ну да. Лингам. Он же уд, он же фаллос, он же зебб, он же обычный член. МПХ, как обычно пишут в интернетах. Это у великого Шивы символ такой. Ну, один из символов, по крайней мере.
Так что у этой Кешини весь пляж был песочными пиписьками утыкан. И все цветочками украшены. А великий Шива от этого тащился, и говорил Кешини:
- Женщина, ты молодец. Хвалю. Проси чего хочешь.
А она отмахивалась, и говорила:
- Не, мне лично ничего не надо. А все мои заслуги перед тобой перечисляй, пожалуйста, на расчётный счёт моего любимого сыночка, Раваны.



А кто у нас сыночек?
Во-первых, он, на минуточку, полновластный царь всея Шри Ланки. Раджа, то есть.
А во-вторых, он ещё и демон. Ракшас, если употреблять местный колорит.
Кстати, возникает интересный вопрос: и от кого это Кешини его родила?
Тьфу, вопрос снимаю. Полазил в источниках – оказывается, Кешини сама демоница. Ну, тогда ладно.
У самого Раваны десять голов и, соответственно, десять пар рук. Впрочем, при желании он может выглядеть и обычно. Ну, неважно.
Итак, Равана тоже был ярым фанатом великого Шивы, и пел ему мантры чуть ли не ежеминутно. Другое дело, что вряд ли искренне. Это он себе у великого Шивы рейтинг нарабатывал, а сам, как и полагается главному злодею, мечтал о мировом господстве.
Вот что ему не хватало? Красавец, силач, умница, талантов немерено. Полновластный царь немаленького острова. Дворец роскошный, гарем битком набит. Кстати, царь он был очень неплохой, электорат его обожал и готов был на руках носить.
А вот поди ж ты. Хочу быть владычицей морскою мирового господства, и всё тут!
Что этот Равана в честь Шивы вытворял – уму непостижимо. В медитации тысячелетиями сидел, мантры круглосуточно мурлыкал, благовония жёг тоннами. Жертвоприношения наверняка, тоже делал, но тут точно не скажу.



Или вот, по слухам, такая сцена была. Пел Равана мантры великому Шиве и лабал при этом на ситаре. Чтоб мантры под музыку, значит. И тут у него на ситаре струна лопается. Так Равана себе одним элегантным движением сухожилие из ноги вырвал, и быстренько на ситар вместо струны присобачил, чтоб славословия не прерывать.
А напоследок ушёл в Гималаи, выбрал самый холодный неудобный камень, и принялся стоять там на одной ноге.
Десять тысяч лет, на минуточку, простоял.



Интересно, как там без него царство существовало? Безответственный какой-то правитель. Нехорошо.
В общем, прокачался он так аж до трёхсотого левела. А потом вообще такой номер выкинул, что с души воротит.
У него десять голов, помните? Так он их начал по одной себе отрезать. В честь великого Шивы, ага. «Кретин, каков подарочек?»© Так и вижу эту сцену перед собой:
- И-и-эх! Блин, больно-то как… Великий Шива, я тя люблю! Прими от меня жертву сию! Так, ещё девять голов осталось… И-и-эх! Надо было меч заточить получше, а то пилить приходится… Восемь… О, великий Шива, не корысти ради, а исключительно из любви к тебе, благому и доброму!!! Мне для тебя ничего не жалко! Ещё семь осталось… И-и-эх!



В общем, когда у Раваны осталась одна голова, Шива нарисовался рядом, брезгливо распинал ногами валяющиеся девять мёртвых бошек и сказал:
- Ша! Уймись! Верю-верю, что ты меня уважаешь. Если последнюю голову отрежешь – чем со мной разговаривать будешь?
- Так точно, слушаюсь! – молодцевато гаркнул Равана, убрал меч, и начал преданно смотреть на своего небесного покровителя.
- В общем, хвалю, - сказал Шива. – Заслуг у тебя немерено. Проси чего хочешь. Исполняю три твоих желания, аки золотая рыбка. Клянусь. Итак, слушаю.



И вот тут-то Равана продемонстрировал свою жлобскую натуру и начал загибать пальцы.
- Первое, - сказал он. – Атма-лингам твой хочу.
- Оп-па, - сказал Шива и зачесал в затылке.
Давайте объясню. Атма-лингам с обычным лингамом не путайте. Обычный-то лингам у Шивы, разумеется, есть. Чем он, по-вашему, детей делает? То-то. А вот атма-лингам – это артефакт невиданной мощи. Круче волшебной палочки. Его Шива в целях безопасности хранит там, где у обычных людей сердце находится. Выглядит он вот так.



А тут, значит, какой-то посторонний демон такую ценность требует. Так что Шива долго чесал в затылке, но делать нечего. Пацан сказал – пацан сделал.
- Хорошо, - сказал Шива. – Держи. Граничное условие – атма-лингам нельзя ставить на землю. Если поставишь – он там и прорастёт, и даже ты со всей своей силищей его с места не сдвинешь. Понял?
Равана радостно закивал и трепетно взял атма-лингам в руки.
- Дальше слушаю, - буркнул Шива, уже предчувствуя неладное.
- Второе, - заявил Равана. – Супругу твою хочу. Да-да, именно, прекрасную Парвати. Себе в жёны.
- Упс, - сказал Шива и зачесал в затылке уже тремя руками. – Дорогая! Подойди сюда на минуточку!
- Ты звал меня, муж мой? – нежным голоском произнесла Парвати, проявляясь из воздуха.



- Угу, - несчастным голосом сказал Шива. – Понимаешь, милая, тут такое дело… Я тебя в карты проиграл должен отдать вот этому достойному демону… В жёны…
- Н-да? – сказала Парвати и посмотрела на Равану очень нехорошим взглядом.
Тот не понял, приосанился, и расплылся в похотливой улыбке.
Кажется, Равана немножко не въезжал в ситуацию. Потому что рисковал он страшно.
Парвати – лапочка. Она добрая, красивая, ласковая, преданная, любящая и всякое такое. Только её злить нельзя.
Потому что тогда она переходит в свою тёмную ипостась.
А её тёмная ипостась – это не кто иная, как неистовая Кали. (Кстати, о великая Шакти-Дурга, моё почтение). Богиня смерти и разрушения, на минуточку. И выглядит она вот так.



И если Кали пребывает в бешенстве, то она начинает крушить всё вокруг. И она не то что какого-то охреневшего демона на тряпочки порвёт, она всю Вселенную способна разнести вдребезги пополам. Её в этом берсеркерском состоянии только Шива и способен остановить.
Так что, повторяю, Равана был на волосок от гибели.
К его счастью, Парвати решила поиграть в покорную восточную женщину. А может, решила салатиков на своей свадьбе поесть.
- Как прикажешь, муж мой, - поклонилась она Шиве. Потом повернулась к новоявленному жениху.
- Ну и кто ты у нас такой?
- Равана я. Царь всея Шри Ланки, а впоследствии Индии, а впоследствии – всего мира, - хвастливо представился Равана.
- Угу. Равана-Шмавана… Слушай сюда. Объясняю один раз. Я, так и быть, побуду твоей женой. Условие такое – гульнёшь налево, и ты мне больше не муж. Усвоил?
- Не изволь беспокоиться, прекраснейшая, - забормотал Равана, - ни на кого другого даже не взгляну, мамой клянусь!
- Ну-ну, - хмыкнула Парвати, отошла к Раване и застыла в почтительной позе угнетённой восточной женщины.
- Ну, и третье желание у тебя какое? – мрачно полюбопытствовал Шива, злобно глядя на довольного Равану.
- Бессмертия хочу! – радостно заявил обнаглевший демон.
Шива сплюнул и грязно выругался на санскрите. Но деваться было некуда.
- Хорошо, - сказал Шива. – Благословляю. Вот тебе бессмертие. Естественно, ставлю граничное условие. Если ты меня хоть раз ещё побеспокоишь – снимаю своё благословение, и будешь ты смертным, как миленький. Всё, аудиенция закончена.
С этими словами Шива телепортировался домой на священную гору Кайлас, и только в воздухе тихо слышалось: «Скотина десятиголовая! И зачем я только его молитвы слушал… Так прибить хочется…»
А Равана вежливо взял прекрасную Парвати под ручку и повёл во дворец. Жениться.



Свадьба была, сами понимаете, царская. Роскошнейшая. Полагаю, салатиков Парвати налопалась от души. А вот трахаться с Раваной она совершенно не собиралась, и принялась его динамить со страшной силой.
- Нет-нет, дорогой. Я сегодня так устала, и голова разламывается… Ни в коем случае, у меня месячные… Нет, сегодня нельзя, я иду в храм… Ой, опять голова болит…
В общем, дней через десять Равана не выдержал и на полчасика сбегал в гарем. Напряжение сбросить. Думал, что Парвати не узнает. Наивный.
- Та-а-ак, - сказала Парвати, едва запыхавшийся Равана появился рядом. – Про условие забыл? Гульнул, не удержался? Сам виноват. Адье, милый, наша встреча была ошибкой…
И послав Раване воздушный поцелуй, прекрасная богиня телепортировалась на священную гору Кайлас, под бочок к любимому мужу. Великому Шиве, то есть.
Брошенному Раване осталось только напиться с горя. Не, пацаны, в легенде этого не сказано, но стопроцентно уверен.

А потом Равана продолжил качаться.
У индийских богов есть такое свойство. Им адепт может лично не нравиться сколько угодно (вон великий Шива Равану бы придушил с удовольствием). Но если адепт в их честь поёт мантры, и совершает прочие аскетические подвиги, то бог волей-неволей обязан обеспечивать его силой.
А Равана своих планов по обретению мирового господства не оставил, и продолжал молиться Шиве со страшным усердием. В частности, на рассвете и на закате приходил на побережье, и совершал всякие положенные обряды как старательная отличница. Ни на секунду не опоздал, и ни разу не пропустил.
А теперь, пацаны, вспоминайте. Про атма-лингам не забыли? Который на землю нельзя ставить? Равана так и таскает его с собою, как любимого плюшевого медвежонка.
А для обрядов ему свободные руки нужны. Так что Равана подзывает к себе ближайшего прохожего и просит временно подержать атма-лингам, пока он там славу Шиве поёт, или ещё чего проделывает.
Кстати, если подумать… Почему бы ему специального придворного для такой цели не назначить? И таскал бы его за собой на побережье. Эх, десять голов, а соображалки мало.

Теперь в нашей истории появляется новый персонаж. Видите этого чувака с бас-гитарой? С ситаром, то есть. Прошу любить и жаловать – великий мудрец Нарада.



Сам Нарада из клана святых подвижников. Видимо, тоже тысячелетиями в медитациях сидел и одними цветочками питался. В общем, прокачался до такой степени, что способен летать по всем девяти небесам, к богам в гости ходит запросто, везде суёт свой любопытный нос и вообще в каждой бочке затычка. При этом – аналитические способности. В общем, он первым просёк, что ситуация с амбициозным Раваной ничем хорошим не закончится, и ринулся принимать меры. Побежал он к Ганеше. Ганешу вы все знаете. Вот он.



Не понял. Что вас смущает? Хобот? Нет, радиация здесь ни при чём. Ганешу не знаете??? Что значит «С какого он раёна?»!!! Пацаны, мне за вас стыдно. Позорище. Вместо того чтобы пиво пить, хоть что-нибудь из «Ригведы», к примеру, почитали бы. Или «Упанишады».
Придётся отвлечься от нашей истории и вкратце рассказать про рождение Ганеши. Там всё получилось не очень красиво, но, как говорится, из блатной песни матерного слова не выкинешь…

Великий Шива и сам очень любит медитировать и предаваться аскезе. Причём занимает это у него времени до хрена и ещё столько же. А Парвати в это время скучает.
Короче, когда великий Шива в очередной раз свинтил из дома, чтобы пялиться на свой пупок, Парвати по амбару поскребла, по сусекам помела, и «слепила из того что было»© себе ребёночка. Мальчик получился замечательный, умный, красивый, хорошо кушал и рос.
Когда великий Шива вернулся из командировки домой, он обнаружил рядом со своей супругой незнакомого молодого красавца.
- Это что за фигня? – завопил Шива. – Парвати, уж от тебя-то я никак не ожидал! О, женщины, сосуд греха, имя вам – непостоянство! Ушибу!
И ушиб. Махнул трезубцем и снёс Ганеше голову напрочь.
Парвати впала в истерику, махала скалкой и орала на Шиву так, что он очень быстро разобрался в ситуации, и понял, что был неправ.
- Немедленно воскреси моего сына!!! – буянила Парвати.
Шива чесал в затылке всеми четырьмя руками и лихорадочно соображал, что делать. Просто так воскресить Ганешу он не мог. Отрубленная голова приживаться не хотела. Наконец, Шива придумал.
- Ща всё будет, дорогая! – торопливо сказал он и ринулся в джунгли. Первым встреченным им живым существом оказался слонёнок.
Шива не стал даже говорить «извините», а просто и незатейливо отчекрыжил слонёнку голову. Прибежал с ней домой и приставил голову слонёнка к телу Ганеши. После чего воскрешение благополучно состоялось.
Так что одно из прозвищ великого Ганеши – Слоноголовый. И ничего обидного здесь нет, скорее наоборот. Ганеша стал богом мудрости и благополучия. В скобках замечаю – о благополучии свидетельствует его пузико. В Индии Ганешу очень даже уважают. Вернее, уважают-то там всех богов, а Ганешу просто любят. И я тоже. Потому что он умница, лапочка и вообще кавайная няшка. А кто мне скажет за Ганешу плохое, того я прокляну. Со всей творческой дури. Так, что у злопыхателя лингам отвалится. Пацаны, вы просветлились? Вот и хорошо.

Но возвращаемся к нашей истории про Равану.

Нарада ворвался в покои Ганеши стремительным домкратом вихрем.
- Шеф! Тревога! У нас проблемы!
- Я тебя внимательнейшим образом слушаю, - спокойно улыбнулся Ганеша.
Нарада изложил свои наблюдения и выводы. О том, что Равана продолжает наращивать свои и без того немаленькие силы, а при наличии бессмертия и крутейшего артефакта способен таких дел наворотить, что никому мало не покажется. Даже богам.
- Давай думать, - сказал Ганеша. – Бессмертие мы у этого, как его, Раваны отобрать не можем. Попробуем прикинуть, как можно атма-лингам нейтрализовать. Кстати, рекомендую привлечь на помощь Вишну.
И они на пару с Нарадой выдумали Хитрый-Прехитрый План.



- Вишну, ты всё понял? – в десятый раз переспрашивал Нарада.
- Да понял, понял, - раздражённо отвечал бог. – Насчёт солнца я с Сурьёй уже договорился, сейчас он его спрячет. Насчёт туч тоже всё на мази, видишь, уже плывут.
Небо на глазах затягивалось плотной пеленой.
Бог солнца Сурья надел асбестовые рукавицы, взял солнце и убрал его в сундук.
- Вишну, давай, - попросил Ганеша.
Великий Вишну взял свою боевую чакру и принялся раскручивать её на пальце. Послышался противный визг, напоминающий звук циркулярной пилы. Вращение всё убыстрялось и убыстрялось. Через пять минут чакра была раскалена докрасна.
Вишну метнул чакру и она повисла в небе низко над горизонтом, продолжая вращаться.
На фоне затянутого тучами неба появился алый диск, медленно опускающийся в море. Закат выглядел как на рекламной открытке.
- Отлично, - сказал Нарада. – Ждём. Приманка должна подействовать.



- Оп-па! – сказал Равана, случайно выглянув в окно. – Это что, уже закат? Блин, как это я не уследил… Мне ж обряды надо делать!!!
И рванул бегом на побережье.
Побережье было пустынно, как лысина брахмана. Равана, ни на минуту не выпускающий из рук атма-лингам, растерянно оглянулся по сторонам в поисках какого-нибудь белого туриста человека, которого можно было бы припахать подержать артефакт в руках.
Ганеша с Нарадой прятались за ближайшим баньяном.
- Твой выход! – прошипел Нарада.
- Ага, - сказал Ганеша. – Сейчас-сейчас.
Он принял облик маленького мальчика-брахмана и неторопливо вышел из-за дерева.



- О! – сказал Равана. – Мальчик… Вкусненький, жирненький … Мальчик, подойди сюда, пожалуйста!
Ганеша послушно подошёл.
- Чё надо, дяденька? – вежливо поинтересовался он.
Равана не глядя, вытащил из складок своего дхоти сто рупий, и протянул ему. Ганеша с удовольствием взял.
- Мальчик, тут такое дело, - торопливо проговорил Равана. – Подержи, пожалуйста, эту вещь. Недолго, минут двадцать. Мне отлучиться надо. Запомни, ни в коем случае не ставь её на землю. А я тебе потом ещё сотню дам. Договорились?
Ганеша опасливо взял артефакт в руки.
- Тяжёленький, - пробурчал он. – Дяденька, а если не удержу?
- Не вздумай! – рявкнул Равана.
- Дяденька, давайте так, - сказал Ганеша. – Я вас позову, если что. Ой. А как вас звать-то?
- Равана я!!! – заорал демон. – И вообще, царей в лицо знать надо!!!!
Ганеша сделал вид, что жутко перепугался.
- Прощеньица просим, о великий раджа. Я позову, обязательно. Аж три раза. Только если не придёте – не обижайтесь, ладно?
- Ладно-ладно, - уже не слушая, отозвался Равана, бегом устремляясь к кромке воды и начиная положенный обряд во славу великого Шивы.

Подождав минут пять, Ганеша начал делать вид, что с трудом удерживает атма-лингам.
- Дяденька Равана! – тихонько позвал он.
Распевающий мантры Равана, его, разумеется, не услышал.
- Дяденька! – продолжил Ганеша. – Дяденька Равана! Вот сейчас выроню!
Волны с шумом накатывались на берег, полностью заглушая голос Ганеши, который и так-то не сильно старался.
- В общем, я не виноват! – громко заявил Ганеша. – Дяденька Равана! Всё! Роняю! Извините!
- Не-е-е-е-е-еееет!!!!! – заорал Равана, бросаясь к хитрому богу.



Ганеша уронил атма-лингам на песок, и сделал виноватое личико.
Артефакт намертво врос в берег.
- Убью, сволочь!!!! – взвыл Равана и дал Ганеше кулаком по башке.



От удара с Ганеши слетела иллюзия. На побережье моментально телепортировался великий Шива.



- Ты пошто моего сына обижаешь? – недобро глядя на Равану, спросил он. – А если я тебе врежу?
- Он, он… - задохнулся Равана от гнева.
- Чё он? Ну, уронил, бывает. Кто тебе виноват? Пролюбил волшебную вещь – сам дурак. Сына, пойдём отсюда.
Шива обнял Ганешу за плечи и они телепортировались домой, на священную гору Кайлас.
Вишну, Сурья и Нарада тихонько слиняли под прикрытием пальм. Раскалённую чакру Вишну забрал. Солнце Сурья повесил на место. До Раваны дошло, что его развели, как лоха.
- Гады!!! Все гады!!! – орал он, пытаясь выдернуть атма-лингам из земли.
Куда там. Всей его демонской силищи не хватило. В конце концов, Шива его предупреждал, что такой номер не пройдёт.
Тогда Равана окончательно впал в бешенство и начал разламывать несчастный артефакт. А вот это у него получилось.
Куски атма-лингама полетели в разные стороны. Часть шлёпнулась в Сураткале, часть в Гунавате, ещё кусок упал в Мурудешваре, часть ещё где-то. Теперь на месте падения этих деталей божественного артефакта построены храмы.



После чего Равана, потерявший уже два благословения Шивы из трёх, снова напился. Не, легенда об этом умалчивает. Но я вам зуб даю, так и было.

Протрезвев, Равана не придумал ничего лучшего, как снова пойти к Шиве. Попросить ещё силы. Хотя бы в кредит. Придя к священной горе Кайлас, на вершине которой обитает Шива с семейством, Равана вежливо постучал в неё. В гору, то есть.
- Хозяин! – заорал он. – Ой, то есть, великий Шива, да будет свято имя твоё… Поговорить надо!
Чёрта с два. Великий Шива аккурат в этот момент медитировал. По этому поводу он пребывал в астрале и на внешние раздражители не реагировал.
- Да что ж ты будешь делать, - зло сказал Равана, отчаявшись докричаться.
Он поплевал на все свои десять пар рук, подсунул их под гору Кайлас, и слегка приподнял её.
Гора покачнулась.



- Землетрясение! – завопила испуганная Парвати. – Милый, сделай что нибудь!
Шива сидел как истукан.
Тогда Парвати укусила Шиву за нос. От такого великий Шива вылетел из медитации как шершнем ужаленный.
- А? Где? Что такое?
- Землетрясение, говорю! – рявкнула Парвати.
Шива задействовал третий глаз и мгновенно просёк ситуацию.
- Ща я кому-то объясню, как следует с жилищем богов обращаться, - недобро процедил он.
С этими словами великий Шива легонечко надавил на вершину горы Кайлас. Гора тяжело ляпнулась на землю, придавив Раване руки.
Больно придавив.
И Равана заорал.
Орал он так, что двадцать тысяч ревущих пароходных сирен по сравнению с его воплем казались шелестом падающего лепестка. По слухам, вопль Раваны был слышен даже в Австралии, вследствие чего тридцать тысяч кенгуру и невинная дочка вождя аборигенов разродились досрочно.
Между прочим, я вот всё говорю – Равана, Равана. А на самом деле его стали звать Раваной именно после этого вопля. «Равана» означает – «ревущий». Под этой кликухой он и вошёл во все древнеиндийские эпосы. А на самом-то деле его имя было Дашагрива, в переводе – Десятишеий. Впрочем, неважно.

Итак, Равана орал.
Шива телепортировался к подножию горы, поморщился и поковырял пальцем в ухе.
- Что-то случилось? – невинно поинтересовался он.
Равана продолжал вопить и смотрел на Шиву снизу вверх глазами обкакавшейся собачки.
Шива вздохнул и приподнял гору. Равана выдернул руки и стал ожесточённо дуть на пальцы.
- Так чего пришёл-то? – вновь уточнил Шива.
- О, великий! – начал Равана. – Моё восхищение тобой столь велико…
- Равана, ты дурак, - неприязненно сказал Шива. – И с памятью у тебя проблемы. Я тебе какое последнее условие ставил? Никогда больше меня не беспокоить. А ты сейчас что устроил?
- Ой, - сообразил Равана, бледнея всеми десятью личностями.
- Вот тебе и ой, - заключил Шива. – Я забираю свой дар обратно. Так что с бессмертием – обломаешься.
С этими словами великий Шива телепортировался обратно на вершину священной горы Кайлас и удалился в спальню успокаивать перенервничавшую Парвати.
Попытки Раваны попросить прощения он слушать не стал.
Таким образом, Равана, утерявший все три дара-благословения великого Шивы, очень быстро впал в ничтожество, и в древнеиндийских эпосах больше не участвовал.
Наверное, всё-таки помер.

Так что, пацаны, я чего сказать-то хотел. В качалку ходить – это, конечно, хорошо. Только и книжки читать надо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →