Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Для Заповедника сказок
Тема проекта - " Парад новогодних сказок и картинок - 2018"

Заповедник Сказок

Сказка написана-нарисована совместно с замечательнейшей Людмилой aka uh_ya

Сказка о жёлтой рыбе-собаке фугу


О проснись,проснись!
Стань товаркой моей,
Спящий мотылёк!


Однажды юная ама по имени Хитоми пошла на работу.
Для тех, кто не знает, кто такая ама – посмотрите в Гугле.
Если Гугл тоже не знает, тогда объясняю – это ловец жемчуга. Вернее, ловчиха. В Японии это исключительно женская профессия. Почему-то. Может, потому, что у них спецодежда красивая? Они, знаете ли, ныряют, не утруждая себя даже набедренной повязкой. А всякие окрестные рыбаки, соответственно, на посещении стриптиз-бара экономят…
Ну, в общем, замяли. К делу это не относится.
Итак, юная ама Хитоми шла на работу. И по дороге решила:
- А собственно, почему бы мне не передислоцироваться в другую бухту? А то конкуренток развелось – как в бутике в день скидок!
И она свернула, и пошла вдоль побережья, и действительно нашла совершенно пустынную бухту, даже не обгаженную чайками.
Юная ама переоделась в рабочую форму (ну, вы поняли) и нырнула в надежде найти пару-тройку жирненьких жемчужненьких моллюсков. Через секунду она вынырнула обратно с обалдевшим видом.
Потому что со дна доносилось отчётливое:
- Гав-гав-гав!

Вода, ракушки,
Холод пробрал...
Что тявкаешь, не видишь, замёрзла?


Женское любопытство страшнее марш-броска в противогазе, и неотвратимее, чем танк, падающий с пятого этажа. Поэтому юная Хитоми тут же выбрала камень потяжелее и опустилась на самое дно.
Э-э-э, в прямом смысле, не подумайте плохого…



Когда юная ама достигла дна, она не просто обалдела.
Ей пришлось дополнительно ошарашенно растопырить узкие японские глазки.
Потому что на песчаном дне обыкновенной морской бухты стояла самая элементарная кривобокая конура. А возле неё на цепи плавала знаменитая рыба-фугу ослепительно (насколько это возможно на дне) жёлтого цвета.



Разумеется, юной Хитоми очень хотелось просюсюкать: "Ой, какая пушистая красивая собачка рыбка!" Но под водой вынуждены молчать даже женщины (господи, зачем ты выволок нас на сушу!). Поэтому она просто потянулась к цепной рыбке с целью её погладить…

Жемчуг, рыбешки,
О горе - всплыву ли?
Сволочь жёлтая!


Зубы у твари оказались очень острые, а челюсти – очень крепкие.
«Ну и собака же ты, рыба фугу!» - злобно подумала юная ама.
В принципе, не будь у Хитоми с собой ножа, она могла бы там и остаться. Но она кое-как разжала ножом рыбьи челюсти и стремительным домкратом всплыла на поверхность.
Кисть нещадно болела, нырять больше не хотелось, и юная ама (не надейтесь, одеться она не забыла!) решительно направилась домой. Пользуясь тем, что вокруг пустынно, она не стеснялась громко произносить разные нехорошие слова, слышанные ею от матросов рыбацких джонок. Все эти слова она посвящала зловредной рыбе фугу.

Капля крови
Словно вишня...
Голодная она, что ли?


На следующий день Хитоми всё ещё не пошла на работу, но злость у неё потихоньку истаяла. И юная ама подумала: "А ведь рыбка-то голодает!"

Вы удивитесь, но в Японии довольно много забегаловок с японской кухней. Конечно, не столько, сколько в России, но найти можно. Так что послезавтра Хитоми затарилась двойным набором маруяки сякэ маки, щедро намазала их васаби, завернула в целлофановый пакетик и резво нырнула в знакомую бухту. Оголодавшая рыба фугу в этот раз склочничать не стала. Умяв за обе щеки принесённую хавку, рыбка виляла хвостом, тявкала, и порывалась лизнуть Хитоми в лицо. Потом заплющила глазки и собралась уснуть у Хитоми на коленях, немножечко не учтя, что время пребывания юной амы под водой несколько ограничено.
Естественно, юная Хитоми захлебнулась и превратилась в русалочку.
Хитоми решительно сняла пиджак наброшенный сонную рыбу фугу с коленей, и всплыла к солнцу. Стремительным домкратом, как обычно.

Здесь я в море брошу
Не шляпу, не веер -
кани эби рамэн с маруяки.


С тех пор Хитоми стала приходить в бухту каждый день, чтобы покормить свою знакомую. Очень быстро они подружились и научились общаться азбукой Морзе. Рыба фугу обучала маленькую аму прятаться от шторма на дне, показывала ей вкусных толстых морских звёзд, а также объясняла правила техники безопасности при встрече с коварным шипастым трепангом. Хитоми, в свою очередь, старательно и с чувством преподавала рыбе фугу каллиграфию, астрономию и историю Японии. На безмолвный вопрос рыбы: "А на хрена мне это?" юная ама резонно возражала, выстукивая: "Мне тоже нахрен не надо, но меня же учили!"



Через месяц крепкой дружбы в голову юной Хитоми стукнула мысль.
Нет, не так – МЫСЛЬ!
И на следующее утро она окунулась в море, стискивая в руке ножовку по металлу.
Выныривать подышать юной аме пришлось раз двести. Но в конце концов проклятая цепь была побеждена. Рыба фугу носилась кругами, и гавкала на всю бухту, не забывая вилять хвостом. С тех пор она стала поджидать подругу у самого берега, чуть ли не по пояс высунувшись из воды.
Это закономерно привело к тому, что рыба фугу научилась дышать воздухом.
- Предлагаю отметить это дело, - сказала Хитоми. – Давай сходим в суши-бар.
- Тяф! – радостно поддержала идею рыба фугу.
Надевать кимоно юная ама поленилась, и они отправились искать в округе соответствующее заведение.

Прекрасна в Эдо
Луна над гребнем гор,
Хватит ли денег на роллы?


Ближайшая забегаловка обнаружилась в получасе ходьбы. Зайти скромно и тихо подругам не удалось. Немногочисленные посетители вытаращились на них, как стадо лемуров на вкусную личинку. Видимо, сыграло роль то, что Хитоми была в рабочей одежде (ну вы поняли). Привлечённый необычной тишиной в заведении, из кухни высунулся хозяин забегаловки. Слегка мазнув по Хитоми равнодушным взглядом, он уставился на рыбу фугу с нескрываемым гастрономическим интересом.
Рыба фугу надулась, выпучила иголки, и угрожающе зашипела.
Хозяин моментально вспомнил о вежливости, и принялся усиленно кланяться. Хитоми лишь презрительно фырнула. Потом, сменив гнев на милость, заказала сякэ кунсей, унаги-маки, кайсэн маки агэ, барэисе маруяки, ика рингу кара агэ, конраку тама, тарелочку кани эби рамэн, двойную порцию тако бэби сарада, и мидзугаси мацури на десерт.



Рыба фугу внимательно посмотрела на эту вакханалию, потребовала себе тазик васаби и сметелила его за пять минут в одно рыло. Или в одну харю? В общем, чего там у рыб…
По рюмочке сакэ подруги тоже приняли.

Какие маленькие ножки
и хвост не помнит целей.
Сакэ мягко легло.


К концу трапезы хозяин стал подъезжать к Хитоми с неприличным предложением. Дескать, обед за счёт заведения, а вы, прекраснейшая, оставите мне вашу рыбку столь необычной расцветки…
Рыба фугу нахмурилась и грозно рявкнула:
- Гав!
У хозяина забегаловки оказалось слабое сердце и он, не сходя с места, отправился почтительно приветствовать предков.
- Нехорошо вышло, - задумчиво сказала Хитоми. – Надо исправлять положение.
С этими словами она отправилась на кухню, и популярно объяснила поварам, что теперь хозяйка заведения она. Рыба фугу, оскалив пасть, помогла персоналу очень быстро проникнуться этой идеей.
Забрав ключи от кассы и велев поварам работать как следует, юная ама предложила рыбе фугу культурно продолжить банкет. Сходить в театр, к примеру.

В театре Кабуки в этот вечер как раз играли «Гамлета». В национальной японской интерпретации. Гамлет и Лаэрт беспрерывно друг другу кланялись, почтительно называли друг друга Лаэрт-сама и Гамлет-сама, а в финале схватили катаны и стали демонстрировать крутое кэндо.
Это рыбе фугу почему-то не понравилось. Она залезла на сцену, и прицельно плюнула в обоих актёров ядом.
Ну, насмерть, естественно. Тетродотоксин – это вам не жук накакал. В пятьсот раз крепче цианистого калия. Так что Гамлет с Лаэртом отбросили гэта, не успев даже мявкнуть.
На шум скандала выбежал директор театра и стал предъявлять смехотворные претензии. Рыба фугу крайне неприязненно на него посмотрела и рявкнула на весь зал:
- Гав!
У директора театра Кабуки тоже оказалось слабое сердце, и он отправился почтительно приветствовать предков, даже не успев озвучить сумму компенсации.

Весь в песке, весь в траве
Путник свалился с ног.
Хороший удар у фугу.


- Ой, - сказала Хитоми, ковыряя берцем носочком пол. – Опять нехорошо вышло…
Рыба фугу подумала. И ещё раз подумала.
А потом забралась в начальственный кабинет, и ясно дала всем понять, что отныне она здесь главная.
И рыба фугу стала директором театра.



Кто тут скептически ухмыляется? Разговаривать она не умеет? Ну и что? Уверяю вас, умения грозно сказать: «Гав!» совершенно достаточно, чтобы работать директором театра. Да и вообще любым начальником. Вплоть до. Ну вы поняли.

Солнце, снег, мацури,
Кабуки, урамаки, Басё -
утром, и днем, и всегда! Аминь!


Так что эта сказка имеет очень благополучный (несколько жмуриков не в счёт) и счастливый финал. Юная Хитоми и рыба-фугу дружат до сих пор и всегда помогают друг другу. Например, вся труппа театра в приказном порядке питается в забегаловке юной Хитоми (за свой счёт, естественно). А персонал забегаловки добровольно-принудительно три раза в неделю ходит приобщаться к искусству (тоже за свой счёт, а как иначе!).

А пьесу* о жёлтой рыбе-собаке фугу и юной аме играют теперь в Кабуки на каждый их Новый год – Сэцубун.

* - между прочим, пьесу эту написал сам Харуки Мураками, только он никогда в этом официально не признается.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments