Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Categories:
Для Заповедника сказок
Тема проекта - "Новогодняя Сказочная Игра"

Заповедник Сказок

По традициям новогоднего марафона, проходящего в Заповеднике Сказок, текст писался на основе выданных определяющих слов. Задание было получено от Алисы Черемных

Главный ингредиент - ОЛЕНЬ
Немного специй - РЕКА, БЕЛКА, СНЕГОПАД
Прочие приправы - ВАРЕЖКИ, ШИШКА
Остальное по вкусу)))

Сидит олень в тундре, ягель курит…


Сказка написана в стиле «поток сознания». Извините.

Олень раньше в большом стаде жил, потому как ежели олени, то значицца – групповуха, и такая социальная механизма в них спецбогами встроена, потому как большой толпой по тундре шляццо завсегда веселее. Оленя в стаде шибко не любили, однако.
Олень лемминга кушать придумал.
Все остальные – ну чисто веганы в белом фраке, ежели только втихаря когда птенчика-невзлётку зажуют, а этот олень в открытую всю пасть леммингом набьёт, токмо хвостики по губищам подёргиваются вяло. И лежит, похрустывает. Слово «эстетично» знаешь? Так вот ни разу не оно получаеццо.
Так что подумали большие оленьи начальники, говорят оленю – иди отсюда куда нравится, тундра, однако, большая, а тут тебе не надо.
Олень только плечами пожал, километрову рулетку из кармана вытащил, всю тундру измерил, самый удобный центр нашёл.

Чего? Откуда рулетка? Ты ещё спроси, где у оленя карманы. Сиди чай лучше пей, ишь, вопросы он тут мне задавать будет. Кто тут сказку рассказывает, ты или я? Или бубном по голове дать? Нет? Вот и молчи, чай пей, однако.

Стало быть, сидит олень в самом центре тундры, ягель курит. Хорошо, однако.
Тут с неба белка падает. Синяя. Большая. Но больше синяя, чем большая.
- Дядь, - говорит белка, - дай позвонить, а?
- Ты чего, - спрашивает олень, - с кедры рухнула? Из откуда я тебе телефон вынму? Можно, конечно, геолога какого ни-то завалить заточкой в печень, только не сезон сейчас геологам, однако.
- Ой, бяда-бяда, - говорит белка, - как обратно домой на небо-то попасть?
Олень немного подумал, копытом белке в темечко тюкнул, шкурку снял, варежки сделал. Ну, не камуса-рукавичка, конечно, получилось, но вполне-вполне.
Олень ещё ягеля покурил, ещё подумал, однако, наконец, мысль родил.
- А вот зачем мне камуса-рукавичка понадобилась, ну в смысле варежки? У меня ж копыта.
Ну, никто оленю на такой вопрос не ответит. И не в дефиците философии дело, апатамушта тундра вокруг, однако. Никого и тихо. Только ягель дымится, да лемминги приятно похрустывают. На зубах, в смысле. У оленя, да.
Тут из-за угла сам Джа выходит. В гавайке и шортах, понятно. Что? Почему ему должно быть холодно? Это же Джа. Сам.
Сидят с оленем, молчат, курят каждый своё. Хорошо, однако.
Вот нет же, занадобилось оленю зачем-то вселенскую гармонию нарушать.
- А ты кто вообще? – спрашивает олень.
- Да не парься, бро, - говорит ему Джа, - вот скажи мне, положа копытом на сердце, оно тебе надо, кто я?
- Да как-то вот так, где-то интересуюсь шибко, - говорит олень.
- Так хорошо молчали, - отвечает Джа. – А вот ты теперь меня загрустил, поэтому плыви отсюда.
- Тундра вокруг, однако, - непонимающе говорит олень.
Тут Джа только усмехнулся, клуб дыма выпустил такой, как туман над Индигиркой в июне по рассвету бывает. И оленя в воду столкнул.
Плывёт олень в реке, откуда взялась не понятно, но шевелиццо всё равно надо. Кстати, и помылся заодно.

Ну что теперь спросить хочешь? Шибко отвлекаешь, однако. Когда про шишки будет? Так я уже намекнул, нешто прослушал? Как то есть "не было такого, начальник!"? А что, по-твоему, великий Джа курил? Вот именно. Чай пей, да.

Как бы там кто что ни выдумывал, а приплыл олень в Лапландию. Здесь река кончилась, олень вылез, отряхнулся, пошёл лемминга искать. Шибко кушать, однако, хочецца. Навстречу ему снегопад и Санта-Клаус идут. Вдвоём, однако. У Санта-Клауса мешок муксуна за спиной, патамушта он с утра тротиловое взрывчатко суровое в воду кидал, муксуна вилами на берег выбрасывал. Рыбалка, однако, называеццо. А снегопад рядом идёт, и никакой мешок в руках не держит, патамушта у него ручек нет. И ножек тоже нет. И как он идёт никому вообще не понятно, ибо наша тундровая северная природа вообще много всяких разных загадок в себе имеет, на которые не всякий шаман ответить сможет, если только сильно уважительно попросить и денег ещё добавить, к примеру.
- Начальник, дай рыбки, однако, сильно пожалуйста, - говорит олень.
- Нивапрос,- отвечает Санта-Клаус, - только ты за это две недели упряжку тянуть будешь. Сани в этом году шибко тяжёлые вышли, подарков мал-мала почти целый склад получилось.
- Я тогда тебя, наверное, кушать буду, - говорит олень Санта-Клаусу.
Это такое слово угрожать называеццо. Зря. Патамушта Санта-Клаус тут же ему палкой по голове дал и пока олень пытался ориентацию выправить, в пространстве которая, моментально его в упряжку определил волевым решением и кожаными ремнями.
- Тебя до Рованиеми подкинуть, или ты сам? – интересуется Санта-Клаус у снегопада.
Снегопад на это предложение ничего не сказал и только дальше пошёл, гордый и одинокий, как типа он весь из себя трагичный персонаж душевного романтичного писателя лорда Джорджа Гордона Байрона. Ну и пусть дальше идёт, тоже мне, падумаишь, обильный какой.
Приезжает олень вместе с подарками, санями и Санта-Клаусом в Рованиеми. Ну, красиво. Иллюминация праздничная, ёлки в гирляндах, фейерверки бабахают, ненавижу.
- Вот здесь, однако, тормози, - говорит Санта-Клаус. – Я Санта-Клаусом работать пошёл, а ты сиди смирно, и красную кнопку не нажимай, тем более её всё равно здесь никогда не было.
Олень особо дожидаться не стал, хомут самому себе перегрыз, в сани залез, все подарки съел, какое где съедобное нашёл, однако. А может, и не только. Там один хороший мальчик конструктор пластмассовый просил, так олень им точно хрустел, как сейчас слышу. Санта-Клаус, когда обратно пришёл – ой, ругался шибко, таких слов даже Чёрный Морж в Нижнем мире своим мёртвым слугам не говорит, патамушта получаиццо сильно некультурно. В общем, побил Санта-Клаус оленя палкой, докуда достать успел, потом олень не прощаясь далеко-далеко трусцой бежать начал, по-английски уйти называеццо.
Так что не сложилось у оленя в упряжке ходить, даже волшебной. Думаешь, он за этой такой перипетией своей биографии расстроился шибко? Не-а. Пожал плечами и пошёл непуганого лемминга искать. И не только его. А ещё свою внутреннюю Лапландию. Это, однако, тоже самое, что Внутренняя Монголия, только севернее.
Сидит олень посреди тундры, лемминга кушает, ягель курит. Хорошо, однако!

Да что ты за гость такой? Чаем поят, сказку рассказывают, бубном по голове ещё ни разу тебе не дал. Хотя надо бы… Зачем столько вопросов задаёшь? Ах, непротиворечивая внутренняя логика повествования… Ну-ну.
Кстати, мухоморовки немного есть, однако. Будешь?
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как учитель стал Учителем Когда-то давно, в молодости ещё, Учитель был рядовым святым отшельником. И вот он решил достичь абсолютной…

  • (no subject)

    Дзенские притчи 12 Однажды Учителя спросили: - Как вы относитесь к концу света? - Да никак не отношусь, - ответил Учитель. - Нет, ну всё-таки?…

  • (no subject)

    Дзенские притчи 11 Однажды Учителю (как и положено всякому порядочному учителю) приснился сон о том, что он мотылёк. Проснувшись, Учитель (как и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

  • (no subject)

    О том, как учитель стал Учителем Когда-то давно, в молодости ещё, Учитель был рядовым святым отшельником. И вот он решил достичь абсолютной…

  • (no subject)

    Дзенские притчи 12 Однажды Учителя спросили: - Как вы относитесь к концу света? - Да никак не отношусь, - ответил Учитель. - Нет, ну всё-таки?…

  • (no subject)

    Дзенские притчи 11 Однажды Учителю (как и положено всякому порядочному учителю) приснился сон о том, что он мотылёк. Проснувшись, Учитель (как и…