Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Очередная гоблинская байка

О том, как Гыгыдла позавидовал муравьеду


Ну, я уже говорил, да, что Гыгыдла – это длинное ходячее несчастье на свою голову? Великий созидатель трудностей и храбрый преодолеватель их же. А уж его извечное любопытство… Как он ещё жив, непонятно?
Итак, Гыгыдла шёл по лесу и мирно кушал пончик и зыркал по сторонам голодными глазками. В рассуждении, чего бы пожрать, что характерно. Всё потенциально съедобное усердно пряталось, и на глаза Гыгыдле попадаться не желало.
В тридцати шагах на север послышался яростный треск. Гыгыдла преодолел это расстояние в два прыжка и осторожно выглянул из-за дерева.
Линяющий муравьед-шатун деловито расковыривал когтями огромный термитник. Куски постройки отлетали с громким треском, термиты носились как ошалелые, а муравьед-шатун жадно подхватывал их целыми десятками, ловко орудуя своим липким языком, и попутно продолжая свою разрушительную деятельность.
Гыгыдла метнулся из-за дерева, и одним движением свернул муравьеду шею. Упихав добычу в заплечный мешок, он уже повернулся, чтобы идти обратно в стойбище, как…
Ну, конечно. У Гыгыдлы возникла мысль.
- А что? – рассуждал он вслух. – Термиты – тоже еда. Ну, мелочь, ну и что? Ежели побольше собрать…
Термиты продолжали изображать дискотеку в сумасшедшем доме. То есть носились во все стороны без цели и смысла. Гыгыдла попытался отлавливать их по одному, но это занятие ему быстро надоело.
- Да-а-а, муравьеду хорошо… - уныло протянул Гыгыдла. – Он-то их языком р-раз – и готово.
Возникла пауза, окрашенная в цвет мучительного раздумья.
- Может, так и надо делать? – вопросил Гыгыдла в воздух.
Если бы он сейчас находился на арене цирка, то при этих словах погасли бы все прожектора, кроме одного, который высвечивал бы его фигуру как аллегорию Мысли. Загрохотала бы тревожная барабанная дробь, давая понять: ой, шо щас будет! Но прожекторов и барабанов в лесу не было, и всё дальнейшее действие происходило в полной тишине.
Гыгыдла брякнулся на четвереньки.
Подполз к термитнику.
Высунул язык.
И вдохнув, решительным движением сунул голову с высунутым языком куда-то в таинственные прохладные глубины термитника.
Так ныряют в прорубь с ледяной водой.
И с визгом выскакивают обратно.
Так и произошло.
Раздался рёв. Такой рёв могла бы издать самка мамонта, обнаружившая, что муж у неё под носом изменяет ей с молоденькой секретаршей. Крик был страшен.
Гыгыдлу выбросило из термитника так, что он сделал несколько кувырков назад. Термиты повисли у него на языке разъярённой кусающейся кучей. Одним плевком Гыгыдла стряхнул их, но было уже поздно.
Язык начал распухать.
Через пять шагов Гыгыдла понял, что внятно разговаривать он уже не может.
Через десять язык занял весь рот целиком.
Спустя пятьдесят шагов (мешок с муравьедом-шатуном Гыгыдла не забыл, не надейтесь) язык у него вылез изо рта и кокетливо свесился до середины груди.
Со стороны могло показаться, что гоблин жрёт на ходу огромную сардельку. Увы. Гыгыдла даже челюстью пошевелить не мог.

Первым в стойбище Гыгыдлу увидел Жрыгг.
- Чего жрёшь? – вместо приветствия поинтересовался он.
- М-м-м-м-м, - ответил Гыгыдла.
- Да ты прожуй сначала, - посоветовал Жрыгг
- М-м-м-м-м, - с той же интонацией продолжил беседу Гыгыдла. Жрыгг присмотрелся внимательней и заржал.
- Ну ты даёшь! Что, шамана позвать?
- М-м-м-м-м, - затряс головой Гыгыдла.
К шаману не хотелось. Он мог так вылечить, что потом всё на свете проклянёшь. Но было поздно. Шаман случайно оказался рядом.
- Ты что, хотел осиное гнездо нежно поцеловать? – хмуро осведомился шаман, осмотрев несчастного.
Речь Гыгыдлы особым разнообразием не отличалась.
- М-м-м-м-м!
Шаман вздохнул. Покопавшись в своих бездонных карманах (поговаривали, что он может упрятать туда несколько бурдюков с самогонкой) он вытащил склянку с какой-то гнусной мазью. Щедро измазав Гыгылде язык этой гадостью, шаман махнул рукой:
- Всё. Скоро пройдёт. Вот ведь послали мне предки наказание в твоём лице…
- М-м-м-м-м! – закивал головой Гыгылда. Дескать, я со всем согласен, что скажешь, лишь бы помог.
Как ни странно, ничего плохого не случилось. Через полчаса распухший язык стал уменьшаться в размерах, через час Гыгыдла окончательно поздоровел.
- Так чего с тобой было-то? – пихнул его локтем в бок любопытствующий Жрыгг. – Расскажешь?
Гыгыдла молча прошёл к обеденным кострам, вытряхнул из мешка муравьеда, так же молча его разделал, и только пристроив куски мяса на вертел, начал рассказывать:
- Иду я, значит, по лесу и вижу муравьеда…
И принялся хохотать, вспоминая всю свою сегодняшнюю эпопею.
Tags: гоблинские байки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →