Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Рассказ написан совместно с блистательной маркизой Эль Д`Альмар для конкурса "Всё не так, как кажется"

Призрак замка Боннатрэ

Часть вторая


IV.
- Понимаешь, Сонья, - ему непременно хотелось называть её на русский манер; получалось забавно - "Сонья", и Сонечка каждый раз смущённо улыбалась, когда он, склонив голову и чуть понизив голос, старательно выговаривал это "Сонья". - Понимаешь, Сонья, в ваш век прогресса никто не верит в призраков. А мои маленькие чудачества принимают за трюки, за - как это сейчас называется - спецэффекты. В моём досье сказано, что раньше я работал в цирке фокусником; так что никто ничему не удивляется. Я могу сколько угодно проходить сквозь стены и взвиваться к потолку; но как же мне это надоело...
- А уехать? - брякнула Сонечка первое, пришедшее в голову.
Гильом грустно усмехнулся.

Ранние сумерки жались пугливыми тенями в узких замковых переходах. Экскурсия давно закончилась; туристы шумно погрузились в автобус и уехали в город. Смотритель замка привычно обошел помещения, проверяя, всё ли в порядке; включил сигнализацию, запер тяжелую парадную дверь и, шумно фырча стареньким ситроеном, уехал вслед за туристами.
День медленно угасал; в парке зажглись фонари, отбрасывая на мраморные квадраты пола кружевные тени.
- Ты, верно, проголодалась? - спохватился призрак.

Они ужинали в большой обеденной зале; неясное мерцание свечей выхватывало из полумрака картины в тяжёлых рамах на каменной кладке стен.
Ужинала Сонечка - сыр, виноград, красное вино - что притащил Гильом из холодильника в комнате смотрителя. Щёки девушки раскраснелись от нескольких глотков вина; в глазах, внимательно смотрящих на Гильома, плясали отблески свечей.
- ... как водится. Молодость, несдержанность, стычка. Он опрометчиво вызвал меня на дуэль - зная, что фехтую я гораздо лучше, - рассказывал призрак, вглядываясь в мутную тень прошлого. - И подкараулил меня на рассвете, на главной лестнице. Я возвращался из комнаты баронессы де К*., что гостила у графа - прости, Сонья, молодость, глупость... при мне даже шпаги не было. Вот с тех пор я и привязан к этому замку, будь он неладен.
Взглянув в тревожно заблестевшие глаза девушки, Гильом спохватился:
- Извини! Дело прошлое. Ты что-то говорила про письма?
Сонечка быстро закивала и нагнулась к рюкзачку, дремавшему возле гнутой ножки высокого стула. Торопливо достала шкатулку и передала призраку.
- Посмотрим... - Гильом выудил из внутреннего кармана старомодное пенсне; девушка насмешливо фыркнула.
- И ничего смешного, - пробурчал Гильом, водружая пенсне на нос и разворачивая верхнее письмо из стопки. - Я не могу покидать предела замка... Что за почерк... Что?!
Он поднёс письмо поближе к глазам, вглядываясь в неразборчивую подпись:
- Рауль де Грасси? Старый граф?!
Гильом проглядел все письма. Потом отложил их в сторону и взял в руки шкатулку. Тщательно осмотрел её, даже понюхал. На лбу его прорезалась морщина.
- Письма действительно старого графа, - сказал он. – Любовные излияния. Наш де Грасси был тот ещё пройдоха... Прости! - заметив возмущённый взгляд девушки, поспешно извинился призрак. И, помолчав, добавил:
- Откуда они у тебя?
- В бабушкиных вещах нашла, - ответила Соня. – В шкатулке. А откуда эта шкатулка - не знаю. Бабушка никогда о ней не рассказывала.
- Не нравится мне эта шкатулка... - задумчиво заметил Гильом. – Зря ты брала её в руки. Твоя… незаметность началась после этого?
Соня, подумав, кивнула.
- Что ж, - заключил Гильом, - можно сказать только одно: встретились мы с тобой не случайно.

V.
Ночь незаметно и плавно вступала в свои права; колокол маленькой часовни, прячущейся среди кустов жасмина в глубине парка, мелодично отбил десять раз.
Гильом шёл рядом с Соней по коридору.
- Сначала я покажу тебе твою комнату - небольшая спальня в дальнем крыле; туристов туда не водят. Раньше она была детской; я помню, как дочери графа в лунные ночи выбирались через окно - пытались увидеть эльфов на лужайке у пруда. Узнал бы старый пень граф - скандала не избежать.
Гильом негромко засмеялся и взял Соню за руку - в темноте на лестнице легко можно было оступиться.
Девушка вздрогнула. Рука его была на удивление сильной. И тёплой.
- Я думала... - смущённо пробормотала Соня и смолкла, не желая обидеть собеседника.
-... Что я туманен и пронизан ледяным холодом.... - заунывно подхватил призрак, и оба рассмеялись. - Ох уж эти господа романисты! Чего только не придумают, чтобы напугать чувствительных барышень! Вот твоя комната.
- Погоди! - Сонечка внезапно ощутила беспокойство.
Гильом, уже взявшись за резную ручку, замер.
- Я, кажется, знаю, что там, за дверью.... - девушка прерывисто вздохнула. - Два окна... между ними резной комод... над ним - большой портрет... пожилая дама. Слева кровать под балдахином, напротив - огромное, в рост, зеркало в тяжёлой раме. И еще... на маленьком столике в углу - подсвечник... странный такой... как шар, - Сонечка потёрла лоб, - или....
- Спираль, - глухо подсказал Гильом и распахнул дверь.

Оставшись одна, Соня усмехнулась и пробормотала:
- Юная дева, ночующая в таинственной комнате старинного замка… В полночь из огромного зеркала протянутся костлявые руки, зазвучит тревожная музыка, и юная дева в прозрачной ночнушке будет со стоном падать в обмороки… Ну-ну. Нет уж.
Как ни странно, мысль о том, что Гильом может желать ей зла, даже не пришла в Сонину голову. А замок внушал смутное беспокойство.
Соня распахнула дверь в комнату и подпёрла её толстенным фолиантом, обнаруженном на комоде - чтобы та не закрылась в самый неподходящий момент. Соне очень хотелось швырнуть чем-нибудь тяжёлым в зеркало, но, оглянувшись и не найдя ничего подходящего, по зрелому размышлению она решила, что не стоит так уж откровенно хамить в чужом доме.
Стащив со старинной кровати несколько одеял, Соня соорудила себе уютное сиденье на самом пороге комнаты. Повозилась, устраиваясь поудобнее, и принялась гонять человечков в мобильном телефоне. Спать она, разумеется, не собиралась.
На мобильнике высветилось 00.00.

VI.
В следующую секунду таинственный канделябр в форме спирали с оглушительным грохотом рухнул на пол.
Соня подпрыгнула и зажала ладошкой готовый было вырваться наружу крик.
Со стороны зеркала послышался мелодичный, всё возрастающий звон.
Старинная серебряная амальгама, усеянная мелкими трещинками, потеряла прозрачность, затуманилась. В середине возникло свечение, медленными волнами расплываясь к краям.
Сонечка, как заворожённая, смотрела на тёмное пятно, которое, разрастаясь среди свечения, становилось плотнее, гуще, формируясь в человеческую фигуру.
И тогда Соня, зажмурившись, что есть силы метнула в зеркало телефон.

Звона стекла Соня не услышала
- Ты чуть не разбила зеркало, - послышался укоризненный голос Гильома. - Сонья, я думал, ты уже спишь... Что здесь происходит?
Соня шумно выдохнула.
- Прости, - Гильом протягивал девушке мобильник. - Еле поймал, теряю навык... ты почему не спишь?
- А ты... - Сонечка раскраснелась от возмущения. - А ты?! Ты что? Зачем?! Тут... так..... эти твои штучки....
И в отчаянии махнула рукой, закусив губу.
Гильом нахмурился.
- Никакие это не мои, как ты изволишь выражаться, штучки. Я всё-таки связан с замком и почувствовал, что в этой комнате сейчас свершится непоправимое. Ты что-то увидела в зеркале?
Соня, с опаской поглядывая на тёмную поверхность зеркала, отражавшую часть комнаты, попыталась описать происходившее минуту назад, сама уже не веря - то было взаправду? Или привиделось?...
Но канделябр?!
- А ведь я помню этот подсвечник... - задумчиво протянул Гильом.

to be continued
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments