Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Category:
Сказка написана для Елены aka tozhe-kot

Пылает жаркое иерусалимское солнце. Тоже-Кот, скрестив лапы, сидит на крыше и неподвижно смотрит в небо.
Тоже-Кот любит жару. Голова его повязана пёстрой банданой, хвост аккуратно подвёрнут. Он умеет смотреть на солнце правильно, и пьёт жару, как воду с пузырьками, купаясь в ней и расцветая, подобно подсолнуху…
Не надо думать, что Тоже-Кот – это кот. Нет, у него, конечно, есть лапы с мягкими подушечками, длинный хвост с кисточкой на конце и остренькие торчащие ушки, но он не кот. Сделай три шага влево – и вот он уже по-другому. А ещё полчаса по прямой – и совсем иначе. Он рядом, но другое. Тоже-Кот.
Кроме жары, Тоже-Кот любит полную Луну, шерстяные носки и толстые книжки, пахнущие пыльными буквами. А укропные котлеты, звук полыни и спешащих людей - не уважает. Заползающие в дом промозглые тучи он вообще терпеть не может и выгоняет их веником.
По профессии Тоже-Кот – отшельник. Он живёт на крыше маленького домика, стоящего в северной части совершенно безлюдного парка ган Нораи в окрестностях Иерусалима. Собственно, весь домик принадлежит Тоже-Коту, но живёт он на крыше. Там стоит лежак, маленькая керосинка и горшки с цветами. Несколько обыкновенных котов тоже приходят иногда на крышу, принося с собой из подлеска шум охоты и вкус полёвок. Потом они тихо садятся в кружок и о чём-то щурятся, рассматривая вазу с извивающейся маракуйей.
Когда Тоже-Коту приходит охота посмотреть с крыши на людскую жизнь, он берёт старинную медную подзорную трубу, искривлённую, как саксофон. Поворачивая её так и этак, можно увидеть и базар в Хайфе, и аквапарк в Нетании и университет в Беер-Шеве. Как правило, насмотревшись, Тоже-Кот презрительно морщится, плюётся и в очередной раз даёт себе слово на людей больше не смотреть.
Несмотря на жару, вокруг Тоже-Кота спиралью вьётся прохладное облако. Это память о пещерах Бейт Шемеша. Он зачёрпывает из этой памяти и оживляет извилистые переходы, шершавость известняковых потёков, скользкие наплывы мрамора. Мрамор чуть сладковатый и мутный. Скоро Тоже-Кот вновь пойдёт бродить по выточенным водой лестницам, дотрагиваться до звенящих сталактитов, протискиваться узкими каменными ходами. Ему там нравится. Тем более что прохладной памяти хватает примерно на месяц, и надо восполнять запас.
Вздорные попугайчики, спешащие поделиться друг с другом парковыми новостями, раздражают Тоже-Кота. Тем не менее, не пристало отшельнику хвататься за рогатку. Он просто делает вдох на запад.
Солнце стремительно падает к горизонту, вместо того, чтобы ползти. Время перемещается к вечеру и удивлённая до круглости Луна, зевая, начинает собираться на прогулку в небе парка ган Нораи.
Немногие оставшиеся в живых фонари, которые ещё светятся, привычно трепещут, почтительно кланяются Тоже-Коту и приветственно покачивают своими янтарного цвета головами.
Друзей у Тоже-Кота нет. Хотя знакомых – сколько угодно. Любой обитатель парка, начиная от хамелеона-карманника, и заканчивая предводителем дикобразов, считает за честь, если Тоже-Кот, выплыв из раздумий заметит его и скажет «Добрый вечер»
Впрочем, пожалуй, Тоже-Кот может назвать другом шуршика, хотя тот не разговаривает. А может, именно поэтому… Шуршик приходит к Тоже-Коту каждый вечер. Он забирается на крышу, складывает конечности, как телескопические удочки, и всем своим видом просит, чтобы ему почесали макушку. Хотя в это время Тоже-Кот всегда курит свою любимую маленькую трубку с серебряным рисунком на чубуке, он откладывает её в сторону и почёсывает шуршика. Тот блаженно прикрывает прозрачные веки.
Шуршик – это гигантский хищный инсектоид с Пандоры. Откровенно сказать, это он виноват в том, что ган Нораи обезлюдел. Как шуршик попал на Землю – неизвестно. Есть предположение, что он сбежал из лаборатории № 78 (отдел оборонной ксенобиологии), но это всё на уровне слухов. А сам шуршик не расскажет. Он умеет только охотиться и шуршать.
Кстати, что делает на Земле Тоже-Кот, и как он сюда попал – точно так же неизвестно.
Луна мутнеет, сворачивается внутрь себя и Тоже-Кот уходит по своим таинственным делам. Шелестит под ногами тропинка. Хулиганистые дикобразы толпятся шумной стайкой, покуривают и небрежно сплёвывают на песок.
Тоже-Кот с достоинством здоровается с каждым из дикобразов, кивает им и, ступая мягкими лапами, идёт в ночь…
Subscribe

  • (no subject)

    Пирожки 45 волчок приходит каждый вечер меня кусает за бочок а я вишу к скале прикован и печень отрастает вновь * * * олег решил собой заняться…

  • (no subject)

    Пирожки 44 (медицинские) геннадий переживши кому ваяет жалобу в минздрав я хора ангелов не слышал и свет в тоннеле отключён * * * у дерматолога…

  • (no subject)

    Пирожки 43 (наполеоновские) война двенадцатого года во тьму истории ушла но мрачный геноцид лягушек мы не забудем не простим * * * наполеон сидел…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments

  • (no subject)

    Пирожки 45 волчок приходит каждый вечер меня кусает за бочок а я вишу к скале прикован и печень отрастает вновь * * * олег решил собой заняться…

  • (no subject)

    Пирожки 44 (медицинские) геннадий переживши кому ваяет жалобу в минздрав я хора ангелов не слышал и свет в тоннеле отключён * * * у дерматолога…

  • (no subject)

    Пирожки 43 (наполеоновские) война двенадцатого года во тьму истории ушла но мрачный геноцид лягушек мы не забудем не простим * * * наполеон сидел…