Сумеречный Макс (darkmeister) wrote,
Сумеречный Макс
darkmeister

Categories:
Мастеру брату Карвеллу с глубочайшим (кроме шуток) уважением и ехидной ухмылкой от Сумеречного Макса.

Прядь о злоязыком Гунвальде-рифмаче


Рассказывают, что в те времена, когда асы ещё часто бродили по дорогам смертных, а дети Ллира ещё не ушли в подводные дворцы, жил в землях Мидгарда человек по имени Гунвальд-бард.
Славен был он и известен в дальних рыбацких деревушках, ибо в сколь-нибудь приличные города его попросту не пускали.
Случалось, что и поколачивали иногда. Редко, впрочем. В те времена барды в большом уважении были. Бард – он с друидами якшался, с богами на короткой ноге был, случалось, что и пророчествовать доводилось. В песнях у бардов Сила была.
А герой наш, кроме прочих своих достоинств, как-то: дребезжащего голоска, скверных стишат и умения играть на арфе в количестве трёх аккордов, обладал ещё одним свойством.
Поязвить любил.
Уж не знаю, страдал ли он сам от своего кривого языка, да только ни одна виса, ни одна сага не обходилась у него без того, чтобы герой невзначай носом в дерьмо не ткнулся, либо случайно в парадных одеждах в лужу не упал.
То и не шибко любили добрые бонды его россказни. Впрочем, хитёр был Гунвальд-бард мелкой житейской хитростью, и умно устроился. Придёт он, бывало в деревню какую ни то, и давай байки про соседей ихних рассказывать. Они, дескать, и такие, и сякие, и рыбу-то на берегу ловить пытаются, и уху лаптями хлебают, да впотьмах, чтоб путь себе осветить, специально головой о деревья бьются, чтоб искры из глаз сыпались. Хохочут над соседями добрые бонды, да глядишь – кинут Гунвальду медную денежку, да кружку эля нальют.
А потом идёт Гунвальд-бард в соседнюю деревню, да те же самые байки сказывает, только уже про прошлых слушателей своих.
Тем и жил.
Так что, несмотря на язык свой колючий, жил Гунвальд-бард вполне пристойно. Да только случилась с ним одна встреча…
Шёл он как-то ночью из Хафсфьорда в Мёсватн. Сами знаете, продувает там. Ярится ветер Хёрдаланда, до костей пронизывает.
И видит Гунвальд костёр.
Сидит у костра старец бедно одетый, да на костре мясо жарится, да бурдюк с элем у старца в ногах лежит. Спрашивает Гунвальд старца:
- А не позволишь ли, многовидавший, к твоему костру присесть?
Отвечает старец доброжелательно, да лицо в тени держит:
- Отчего же не позвать путника к теплу да доброму угощению? Садись, странствующий. Вижу, скальд ты, какой ни есть, так не потешишь ли меня потом добрым сказанием?
Гунвальд-бард и рад тому. Отужинал чинно, эля выпил, да и запел саги, самолично им переделанные, чтоб смешнее было. О том, как Локи кобылой был, спел. О том, как Кухулин цепной собачкой работал, спел. И любимый свой рассказ о Хьярви Ётунском Ночном Горшке рассказал
Слушал старец, слушал, а потом встал резко. И видит Гунвальд – слушатель-то его одноглаз.
- А как имя твоё, сказитель? – спрашивает старец.
Заробел Гунвальд, но виду не подаёт.
- Гунвальд я, - говорит.
- Колюч язык твой, Гунвальд, да не по делу, - отвечает старец. – И вот что я скажу: горек станет тебе мёд поэзии и зваться тебе отныне – Гугнявльд.
Сказал так старец, шляпу на глаз надвинул, в синий плащ завернулся, и исчез, как и не было его. Успел только Гунвальд-рифмач увидеть, как ворон старцу на плечо вспорхнул.
Вот оно, стало быть как…
Так и стало. Попытался бывший Гунвальд на ближайшем хуторе песню спеть – да только смешки вперемешку с яблочными огрызками в ответ получил.
И пришлось ему идти в чистильщики рыбы.

Не изрекай же, скальд, хулы на героя, коли нарушил герой гейсы* свои, да и влип в неприятности. И без того ему тяжко.

* * * * *

* - Что такое «гейсы». Ибо словечко специфическое.
Это, стало быть, такая специальная кельтская шняга. Типа, табу. Это чтобы великим героям жизнь мёдом не казалась.
Происходит это так. Либо к колыбельке рождающегося героя является какой-нибудь праздношатающийся бог, либо в подростковом уже возрасте встречается будущему герою где-нибудь в дороге оборванец-друид. И вот начинает он въезжать герою по ушам:
- Ай, красивый, золотой, яхонтовый! Слушай сюда, да позолоти ручку, да всю правду тебе скажу: что было, что будет, на чём сердце успокоится. Всё у тебя путём будет, шампанское будет, шашлык каждый день, красавицы штабелями на грудь кидаться будут. Одно запомни – никогда…
Тут начинаются вариации. Например:
- Не пробуй корейскую кухню (собачку не кушай, да!);
- Не отказывай в помощи ни одной женщине (что имеется в виду – непонятно);
- Не писай по утрам в сторону северо-запада;
- Не надевай жёлтые кроссовки с синими шнурками;
- Не стреляй в лютниста, он играет как умеет;
- Не надевай два галстука одновременно;
И так далее. Гейсы могут быть самые идиотские.
Короче, какое-то время у героя всё тип-топ и в шоколаде, а потом, в один несчастливый для него день на героя нападает рассеянный склероз. И он таки кушает собачку/писает на северо-запад/стреляет в лютниста и тому подобное. После этого в его жизни всё идёт наперекосяк и вскорости героя укладывают под дерновое одеяльце.
А нехрен было гейсы свои нарушать!
Subscribe

  • (no subject)

    Мелочь 32 Идеальный ламинат должен быть цвета пыли. * * * В начале была тьма, а потом возникло Слово, и слово это было "Где здесь свет…

  • (no subject)

    Про ерундуков 2 Ерундук возник в «Заповеднике Сказок» попустительством Хранителя в 2011 году. Никто не знал, кто это или что это такое,…

  • (no subject)

    Для Заповедника сказок Тема проекта - "День Сказок и Картинок 8" Сказка написана по картинкам блистательной Марины Лысенко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • (no subject)

    Мелочь 32 Идеальный ламинат должен быть цвета пыли. * * * В начале была тьма, а потом возникло Слово, и слово это было "Где здесь свет…

  • (no subject)

    Про ерундуков 2 Ерундук возник в «Заповеднике Сказок» попустительством Хранителя в 2011 году. Никто не знал, кто это или что это такое,…

  • (no subject)

    Для Заповедника сказок Тема проекта - "День Сказок и Картинок 8" Сказка написана по картинкам блистательной Марины Лысенко…