Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

(no subject)

Пирожки 10


олег полаялся с начальством
и весь обиженный такой
он в пятницу демонстративно
зарплату получать не стал
* * *
семён пошёл в таксидермисты
и соответствует весьма
всегда на вызов с опозданьем
да и машина так себе
* * *
простите можно я прилягу
спросил горбовский сняв штаны Collapse )

(no subject)

Маленькие военные секреты


Бронированный лимузин президента страны потенциального противника мчался по ночному шоссе. Зеркальной гладкости бетон мягко стелился под колёсами.
- Сэр! – доложил начальник охраны, пристально вглядываясь в прибор ночного видения. – Впереди в полутора милях на дороге ёжик. Объезжать будем?
- Ну что вы, Билл, - мягко улыбнулся президент. – Охрана природы – это развлечение для нашего любимого незамысловатого электората. А мы спешим. Давите к чертям!
- Слушаюсь!
Пуленепробиваемое колесо правительственного лимузина неумолимо перекрещивалось с траекторией движения ёжика. Их пути пересеклись. Collapse )

(no subject)

Данная подборка писалась для детского журнала. Кажется, не взяли. По этому поводу я загрустил, добавил к каждой байке по паре строчек, и выкладываю здесь…

Про Незнайку и его друзей


Как вы знаете, автомобильное движение в Цветочном городе было необычайно оживлённым. В городе существовал один-единственный автомобиль, сделанный знаменитыми механиками Винтиком и Шпунтиком из старого пылесоса.
Тем не менее, они расставили во всём городе дорожные знаки, сделали разметку и заставили всех коротышек выучить правила дорожного движения.
Незнайка вместе с Авоськой подошли к перекрёстку. Светофор строго посмотрел на них красным сигналом.
- Подождём, пока переключится на зелёный, - сказал Незнайка.
- Да ладно тебе, - отмахнулся Авоська. – Давай быстренько перебежим на красный. Авось и так обойдётся! Collapse )

(no subject)

Для Заповедника сказок
Тема - "День Городских Легенд"


Заповедник Сказок

Легенда о жадном гаишнике


Жил-был, а точнее, постоянно дежурил на посту возле выезда из Митино в область по Пятницкому шоссе, один гаишник. Жаден он был безмерно. Жалостным стоном стонали водители проезжающих «Газелей», молчаливо проклинали его случайно попавшие на этот маршрут владельцы «Фордов» и «Тойот», а постоянно ездившие туда-обратно обладатели «Жигулей» попросту брали абонемент на неделю или месяц, расплачиваясь после получки двумя-тремя крупными купюрами.
И надо же такому случиться, что однажды этот гаишник докопался к буддийскому монаху, который, в общем-то, сидел на пассажирском месте. Монах мог бы, конечно, не сходя с места, убить гаишника одним секретным плевком, но вера не позволила ему поступить просто и без фокусов. Он безмятежно улыбнулся и слегка подкорректировал карму гаишника, назначив ему совершенно определённое перерождение.
Гаишник умер от цирроза печени спустя полгода и возродился вновь…
Автоматом по продаже кока-колы.
Неисправным.
Установленным в роллер-холле на Тульской.
Как ведёт себя обычный человек, скормивший жадному автомату пару своих кровных червонцев, и ничего взамен не получивший?
Правильно. Он применяет к автомату физическое воздействие. Проще говоря, долбает его со всей дури кулаком.
А вспотевший, накатавшийся на роликах тинейджер, очень хотящий пить и так же зазря скормивший жадному автомату пару червонцев?
Он лупит автомат ногами, обутыми в очень жёсткие роликовые коньки.
И волей-неволей очень жадный автомат вынужден расстаться с неправедно зажиленными деньгами.
Потому что если он не отдаст денег, то его будут бить ещё и ещё. А озлобленный тинейджер ещё и лом найдёт.
Всё коварство наказания, придуманного буддийским монахом для гаишника, заключалось в том, что во-первых:
Гнусная железяка прекрасно чувствовала боль от побоев;
А во-вторых, прощение могло воспоследовать только тогда, когда подлый автомат вернул бы до копейки сумму, неправедно нажитую гаишником за всё время своего разбойничьего промысла.
Так что, уверяю вас, этот неработающий автомат по продаже кока-колы стоит там до сих пор. Я его лично лупил. И дочка. И её подружка. И пацаны из их класса.
Но сильно подозреваю, что искупать свои грехи жадному гаишнику придётся ещё очень-очень долго…

(no subject)

Старенькое

Умейте задавать вопросы


Когда меня спрашивают, есть ли у меня машина, я удивлённо вскидываю левую бровь и смотрю на вопрошающего подобно английскому лорду, обнаружившему на своём столе таракана. Вопрошающий начинает ёжиться, осознавая свою ничтожность и глубочайшую неуместность вопроса. Дождавшись, когда уничижение его достигнет размеров статуэтки работы Зураба Церетели, я изрекаю, как бы сплёвывая сквозь зубы:
- Есть.
Вопрошающий краснеет, обильно потеет и больше вопросов не задаёт.
Впрочем, бывают непрошибаемые экземпляры, которые всё равно продолжают интересоваться:
- А какая?
В ответ я принимаю вид не просто английского лорда, а как минимум лорда-спикера, и, стряхивая пылинку с подразумеваемого смокинга, изрекаю:
- Вятка-полуавтомат. А шо?

Если бы меня спрашивали, есть ли у меня автомобиль, то и ответ был бы другой.

(no subject)

Чайник



Чайник ничего не понимал. Ничегошеньки…
Вот только не надо мне: «Мануал надо читать!» Это был не компьютерный чайник. И не автомобильный. Он был пластмассовый. С носиком. С крышечкой. Это был самый обыкновенный настоящий чайник.
Чайнику было плохо.
Его бросало в жар. Крупная дрожь сотрясала всё его округлое пластмассовое тельце. Обжигающие струи крутились у него внутри, мешая сосредоточиться. Капли испарины ползли по носику.
- Что? Что-то нужно сделать? Как это прекратить!? Ну помогите же кто-нибудь!!! Мне плохо! За что?
Старая, видавшая виды полочка, висевшая над столом, тяжело вздохнула. Этих чайников она на своём веку перевидала уже пару десятков.
- Слышишь, ты, кипящий? Вон у тебя клавиша сбоку!
- Ах, мне так плохо, так плохо… да, есть. И что?
- О-хо-хо… Нажми, идиот. И всё в порядке будет.
Кипение прекратилось. Чайник моментально пришёл в себя.
- Спасибо огромное… Но как вы догадались, что нужно сделать?
- Мануал читать надо, дурак. Всё-таки ты «чайник»!

(no subject)

   
Вы, неистово пляшущие на площади! Вам, собирающим толпы и толпы! О вас, смешных и незаметных, когда замерли вы без движения, когда не держат вас невидимые подпорки! О вас говорю я…
   Всё подвластно вам: сарабанда и полька, томное танго и с наглецой этак постукивающий степ, пламенеющая цыганочка и менуэт, протяжный, как лимузин на перекрёстке. Где учились вы и кто учил вас так плясать?
   Без улыбки веселитесь вы. Но радость ваша так искромётна и зажигательна, что неизбежно подхватывает с собой нас, стоящих вокруг. Как бы ни пытались мы хмуриться и напоминать себе о том, что мы взрослые и солидные, что костюм и галстук на нас, всё равно: мелькает мгновение – и забываем мы о себе, и уносит нас веселье ваше, и хохочем мы над вами, не особенно и вслушиваясь. Полны угловатого комизма ваши движения и причудлива траектория прыжков. Смеётся толпа искренне, кто взахлёб, кто тихонько – кто как умеет…
   Пусть никогда не увидеть слезинки на вашем лице. Но глядя на вас, страдающих, – заплачем мы, пытаясь незаметно глотать подступающий к горлу горьковатого вкуса комок, перехватывающий дыхание. Или просто, вновь забыв о себе, позволим слёзам течь по лицу. Пусть рыдает в это время мелкой моросью небо, а мы не будем открывать зонты, чтобы скрыть, спрятать слёзы свои за влажным плащом дождя…
   Не потому ли собираете вы толпы, что глядящие на вас ощущают родство с вами? Не осознавая его, не ища умных слов, а просто чувствуя, как чувствует кошка направление к дому? Такие же нити привязаны к нашим рукам,  и так же ведёт нас невидимый нам мастер. Не братья ли вы нам, вы, не проронившие в жизни ни слезинки и хохочущие с неподвижным выражением лица? О вас говорю я, маленькие, о вас, носящих один единственный образ, о вас, неистово пляшущие на площади марионетки…

(no subject)

О славе поэтической


«…остаться в памяти потомков,
свой след оставив на земле…»
Откуда-то, не помню…

«Я теперь уже не Петька,
я теперь автомобиль …»
Хармс



Итак, берём абсолютно рядового, среднестатистического Иван Иваныча Васисуалия Аполлинарьевича Махровых, временами морщащего поэтический лоб над листом бумаги и задаёмся вопросом: чего он хочет?
Collapse )